• Страница 8 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • »
Модератор форума: Sekmet  
:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » Вне игры (R (16+) /Drama/Romance)
Вне игры
No_Faith Дата: Суббота, 2014-01-04, 4:35 PM | Сообщение # 176
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
12 глава целиком :)))) Наслаждайтесь :)
______________________________________

12. Послание


Моя сила зависит от моей славы,
А моя слава от моих побед.


Наполеон Бонапарт.


Над лесом забрезжил рассвет, разбросав кружева света над армией, готовящейся к выходу. Звуки металла и голоса, слышащиеся в темноте, начали обретать форму и становились различимы: звон ложек о котелки, тяжелый стук копий, нечастые слова амазонок во время сборов.

Габриель бродила между палаток и развешенных между деревьями гамаков: улыбка здесь, слова ободрения там, пока ее лицо не начало болеть от усталости. Она была их королевой, поэтому должна была объединить их и вести вперед. На самом деле, она хотела оттянуть это насколько возможно. Ей нужно было послание от Зены со словами, что ей удалось убедить Ливию и римлян отступить. Но Зена думала, что у нее еще много времени. Она не рассчитывала на такие действия амазонок, а Габриель не могла их больше сдерживать.

Она остановилась перед складом копий. Две женщины из северного племени, одетые в традиционные одежды, украшенные бахромой, начали доставать копья. Они раздавали оружие другим амазонкам, выстроившимся в линию позади. Габриель сжала зубы, подавляя в себе желание закричать на них, чтобы они остановились и подождали. Чего она этим добьется? Склад продолжал уменьшаться. Каждая амазонка получила свое копье, подняв его перед уходом коротким движением вверх, каждое движение излучало волнение и решимость. Они подождут еще день. Габриель знала, что должна задержать их настолько, насколько это возможно, но если Совет заподозрит что-то не то, то командование передадут другой королеве.

Паника поднялась в груди легкой волной в тот момент, когда последнее копье было отдано. Габриель отчаянно пыталась ни о чем не думать. Она должна была предупредить Зену. Раньше, чем станет уже слишком поздно она должна предупредить ее. Только об отправке сообщения в римскую армию не могло идти и речи. Королевский совет решил бы, что это измена с ее стороны, не говоря уже о том, что это просто глупо. Они тогда потеряют преимущество от внезапного нападения. Она слышала их голоса, говорящие ей, что главное для нее, как для их лидера – ее народ, а не Зена. Поэтому нельзя было отправить сообщение.

Но его нужно было отправить!

Габриель внезапно замерла. Минуточку. Разве она не Джана, которую послали на земли амазонок, чтобы найти пропавшего ребенка Семры? Ребенок, которого она там не нашла бы, но это было частью их старого плана… Это должно сработать. Габриель вздохнула с облегчением и улыбнулась так, что последняя амазонка, подошедшая забрать свое копье посмотрела на нее с удивлением. Немного смутившись, Габриель отвернулась, но улыбка вернулась, когда она увидела, что к ней идет Вария и смотрит на нее с одобрением. Амазонка была одета в ту же походную одежду, что и Габриель, за ее спиной висел меч. Ее лицо было так же раскрашено; две диагональные полоски на каждой скуле и вертикальная между бровями – знаки воина. Она подошла поприветствовать Габриель, сжимая ее руку и улыбаясь. –Ты была права насчет дополнительного времени на тренировки – она кивнула на кипящую вокруг активность, -Это уже приносит свои плоды. Мы движемся быстро даже на этой местности.

-Мы. – тревога Габриель вернулась снова, улыбка сошла с ее лиц. То немногое «дополнительное время», что ей удалось выиграть быстро ускользало.
-Я думала, что ты в курсе задержки – виновато сказала Вария. –Прости, что сомневалась в тебе, Габриель.

Габриель старалась сохранять внешнее спокойствие. –Благодарю тебя. – она никогда бы не подумала, что восхищение Вари будет принять сложнее, чем недавнее недоверие. Она хотела предать эту веру, которая жила в сердцах Вари и других – веру в нее.

Или это, или предать Зену.

-Идите – сказала она Вари. –Я сейчас вернусь.
-Все в порядке.

Когда Вария ушла в направлении командной палатки, Габриель ушла чуть дальше в лес, пока звуки лагеря не остались далеко позади. Она могла написать свое сообщение здесь, если поторопится… И если бы она подумала о пергаменте и чернилах. Она выругалась и осмотрелась.

Там! Она сломала ветку и после нескольких неудачных попыток, Габриель все же удалось оторвать приличный кусок коры. Присев на корточки, она взяла острый камень и нацарапала им несколько слов на внутренней стороне коры, затем перечитала их и добавила еще несколько, прежде чем встать на ноги.

Поблизости никого не было, но тем не менее, Габриель говорила тихо. –Арес!

Ее горло пересохло, ее ладони были влажными и холодными. Она нервничала. Сворачивая и разворачивая послание, не зная. Чего она боялась больше: появления Ареса или того, что он не появится. Заставив ее теряться в догадках, услышал ли он ее вообще.

Ничего не произошло, поэтому Габриель сказала уже громче: -Арес, мне нужно с тобой поговорить!
Яркая синяя вспышка, и вот, он стоит перед ней, раздраженно глядя на нее. Габриель облегченно вздохнула. Арес скрестил руки на груди. –Похоже, нам нужно поговорить о правилах. Если ты не заметила, я не джинн из лампы.

-У нас была договоренность.

-Точно, была. В прошлом. Обязательства выполнены, сделка окончена.

-Не совсем. – смирившись с его нервозностью, Габриель посмотрела в темные глаза Ареса. –Ты должен был помочь Джане в поисках пропавшего ребенка Семры. Вот. – она протянула ему сообщение. –Джана только что нашла его и хочет сообщить Семре.

Она заметила искорки удивления на лице Ареса. Она его сделала! Габриель легко ухмыльнулась, радуясь, что ей удалось провести Бога Войны, и подтолкнула сообщение к нему.

Арес тяжело вздохнул и взял его. Скептически глядя на кору он сказал: -Я вижу, ты все еще пишешь на коре.

Габриель покраснела. –Это все, что я смогла достать. – И раньше, чем она потеряет самообладание, она задала вопрос, который мучал ее уже долгое время. –Как Зена?

Арес странно посмотрел на нее, Габриель уже было подумала, что он ответит, но он лишь сказал насмешливо: -А ты сама как думаешь, как она? – и исчез, прежде, чем Габриель успела хоть что-то сказать.

-Тьфу. – Габриель хотела пнуть в отчаяние дерево, но передумала.

Как она думает, как там Зена? Выступать за Рим, играть нелепую роль, в попытке спасти свою дочь… в одиночку. А теперь еще и это. Габриель вздрогнула от того, что чувство вины сводило желудок. Боги. Она надеялась, что это была месть Ареса за ее действия. Может ли она доверять ему? В конце концов, он же Бог Войны. Тем не менее, он не заставил ее думать о войне. Ее мысли были о Еве. В глазах Ареса был блеск того давно ушедшего времени, когда она застала его за пением совей дочери.

Габриель вздохнула. Может даже Бог Войны способен на лояльность.

* * *

Арес упал на свой трон, все еще держа кусок коры в руках, оглядывая оружие, висевшее на стенах, освещенное светом факелов по краям. Огонь освещал большую часть помещения. Красно-золотистые языки пламени неровно потрескивали, выпуская искры, которые взмывали вверх и гасли прежде, чем могли достигнуть потолка.

Арес сжал в руке сообщение. Черт бы побрал эту блондинку! Почему на всегда мешает? Бог войны не должен быть снисходительным. Поддерживать в бою только одну строну – пустая трата времени. Сражения по своей природе непредсказуемы, и даже командир, от которого меньше всего этого ждешь может показать, что у него есть потенциал. Кого волнует, на какой ты стороне, если она тое может победить? Он – не Афина, которая, несмотря на всю свою мудрость так и не смогла найти «достойного занятия», отдав почти все свое время ткачеству. Афина упустила момент. Иметь причины не выиграть войну, проиграть сражение, проявить снисхождение – означало помешать сражению. Не в его правила было так делать. Это было похоже на самообман. О, он может дать воину шанс на успех, но самому решить исход боя? Какой от этого толк?

Блондинка просто не получит этого. Зена получит; Зена не предполагала, что он вмешается. У них все было справедливо: у Габриель был шанс остановить амазонок. Вся остальная их сделка не имела ничего общего с Габриель, но будет, ее никогда ничего не останавливало. Арес нахмурился от этой мысли. Ни за что. Нет, она засунула свое сообщение ему в руки, как будто он ее личный почтальон!

Он посмотрел на массивные двери напротив. Это была главная палата Залов Войны: не замок или дворец, лабиринт огромных пещер, выдолбленный из невзрачной горы во Фракии. Толстые каменные стены были облицованы черным мрамором, с тонкими красными прожилками, как будто сочащиеся струйки крови, и даже когда горели факелы, помещение было полутемным. Факелы бросали красные отблески на статуи и оружие на стенах. Тяжелые красные шторы лениво покачивались в воздухе. Так глубоко в горе не было окон, да и двери были не более, чем бутафорией. Они вели в темный коридор, который упирался в скалу. Раньше, там был выход через узкую пещеру, скрытую между скал, уходяжую в морскую пену. Теперь, этот проход был завален упавшими камнями и Аресу не было никакого интереса до того, чтобы убрать их. Ни один смертный не найдет его здесь, да и ни один Бог не осмелится здесь появиться. Залы Войны были целиком в его стиле, в отличие от воздушно-белых залов Олимпа.

Он развернул сообщение. Кора была грубой. Не совсем понимая, зачем он это делает, он уставился на каракули. Читать это было бессмысленно; несмотря на повышенную оценку бардом собственного ума, он хорошо представлял, что можно было бы сказать. Но он все равно читал.

‘Любимая сестра-’

Арес закатил глаза. Даже командование армией, состоящей из нескольких народов не охладили любовь Габриель к слащавой прозе.

‘Любимая сестра, знай, что судьба твоей дочери решилась на совете моего народа, который един в своем гневе и хочет уничтожить ее’

Если только она не уничтожит их первой. Подумал Арес. Он бросил послание через плечо в направлении камина. Это тоже было бессмысленно, потому что еще до того, как кора ударилась о каменный пол он знал, что не сожжет его.

Беда в том, что Габриель оказалась на удивление не плохим воином. В начале, когда она приняла на себя командование амазонками, он думал, что она допустит несколько стратегических ошибок, разведет руками и оставит это профессионалам. В то время, как амазонки спорили, кто же из них лидер, Зена могла бы спокойно следовать своему плану и ничто бы не помешало ей. Но, Габриель собрала свою армию, ублажила Совет, приручила Варию и даже пошла на союз с кентаврами. С каждым днем она все больше и больше становилась настоящей королевой амазонок. Такой, кто мог бы выиграть эту войну без помощи Зены. И какую войну!

Арес почувствовал, как мурашки пробежали по телу и закрыл глаза. Амазонки против рима. Крупнейшая война века, а может и истории! Он мог почти чувствовать это: металлический блеск брони, приливы ярости; громкие гортанные крики –«заряжай!»; Выжженную землю; дикий взгляд воинов, кричащих его имя. И Зену, влетающую на поле боя на лошади, сражаясь на его стороне, неся разрушение, предлагая ему влиться с это с тем же неистовством. Он убивает, она убивает. Их союз – самый сильный союз и он, в запале битвы будет кричать только одно имя – Зена!

Или нет.

Арес запрокинул голову на подголовник трона. Выпуская кольцо дыма с изогнутой линией по центру. Неловкое подобие шакрама. Зена, Зена, Зена. Это была его проблема. В его представлениях была не Зена. Арес барабанил пальцами по резным подлокотникам. Представлять их совместный бой было хорошо, но сейчас в двух шагах от него был кусок коры, который мог положить конец этой войне. Глядя на это сообщение, он мог попрощаться и с Зеной.

Если она пойдет на это.

Арес задумчиво провел рукой перед собой. Перед его глазами заплясали голубые молнии, сначала размером с его ладонь, потом все больше и больше, когда шар из молний стал совсем большим, он превратил его в туман, который начал медленно преображаться в картинку.

Там.

Зена и Ливия ехали бок о бок, позади первой партии войск на выходе из высоких ворот Диррахия. Утренний солнечный свет отражался от щитов и шлемов, как только легионы вышли из города, в воздух взметнулся флаг, раздуваясь на ветру. Зена была в ее ужасных римских доспехах, впрочем, как и Ливия. Даже их лошади были похожи. Арес ощутил легкий дискомфорт от такого сравнения. Нет, конечно, они были прекрасны и затмевали сверкающее море стали вокруг. Но… не вместе, - даже если обе смотрели далеко на горизонт. То вместе они не были больше Зеной и Ливией. Они были командой.

Вполне осознанно, Арес сосредоточился на Зене, убрав из отображения в портале Ливию. Он придвинул изображение Зены ближе. Несколько прядей волос выбивались из под шлема. Она резко повернула голову и посмотрела прямо на него. Его сердце екнуло. Ее глаза сузились, почти скрывая из синеву. Прежде, чем он успел остановиться, Арес протянул руку и дотронулся до ее щеки. Молния прошла через портал и на удивление, Зена моргнула и отшатнулась. Лишь спустя некоторое время стало понятно, что она услышала, как ее зовет Ливия.

Арес откинулся назад, наблюдая за их разговором. Его распирало любопытство. Он делал для себя небольшие заметки: глядя на беспечность Ливии, он тщательно отрицал всякую связь с варварскими колыбельными и разбитым кувшином там, на вилле; тепло в глазах Зены, как она сказала что-то, что заставило Ливию смеяться.

Почему же она на него не смотрит именно так? Они были так близки в те редкие моменты в Диррахии, сидя рядом с их дочерью. Ее голос звучал, ее слова были адресованы только ему; Арес почувствовал болезненный укол тоски – но тогда она посмотрел на Ливию и отшатнулась от него, как будто это все было ошибкой.

Арес с раздражением вспомнил о сообщении Габриель. Воображение нарисовало ему картину более яркую. Чем была в портале: Зена берет из его рук сообщение, обменивается несколькими тихими словами с Ливией. Бросает тревожный взгляд в сторону далеких лесов амазонок… и отменяет войну, не удостоив его даже благодарности.

В конце концов, он Бог Войны! Он не почтовый голубь!

Арес вытянул руку и выпустил несколько энергетических шаров прямо сквозь портал. Ярко красная вспышка озарила комнату, ударилась о щит, отскочила от стены позади него и пролетела назад мимо его лица. Он не дрогнул, когда шар упал за его трон. Послышалось шипение и легкий треск дерева. Портал перед ним задрожал и закрылся со звуком лезвия, входящего в ножны.

Мнение Ареса изменилось. Он мог видеть армию амазонок, двигающуюся на запад, в то время, как римская армия шла на восток в столбе пыли. Он не делал этого слишком долго, подумал он, устраиваясь поудобнее. В конце концов, это его работа. Слабый запах горелой коры донесся до него. Арес раздул ноздри, поморщился и поймал себя на мысли, может ли он воссоздать послание. Наспех, он задавил эту мысль на корню. Те, кто нуждались в его помощи – не заслуживали ее. Даже Зена.

Зена знала правила.

Наступление продолжалось. Римляне двигались с твердой неизбежностью, о чем говорила стремительность их действий. К ним сквозь леса, насколько мог видеть Бог Войны, приближались волны амазонских племен. Амазонки распространялись по территории с захватывающей скоростью, они исчезали в долинах и холмах в то время, как римляне шли напролом.

Зрелище было завораживающее.

Арес смутно осознавал течение человеческого времени, дня и ночи. Как только наступила тьма, армии расположились под звездами, разведя костры, пока день снова не вступил в свои права. Прекрасно было смотреть, как две великие реки торопятся на встречу друг другу, чтобы слиться в борьбе за власть. Арес был взволнован, чувства проходили сквозь нег ои он переживал, что все закончится раньше, чем он успеет сполна насладиться.

Предвкушение самого боя стало почти невыносимым; дни больше не проходили быстро, они тянулись медленно и плавно, и все же, Бог Войны знал, что армии не прекратят наступление. Это произойдет в любом случае. Иногда неясные мысли разбавляли его наблюдения. Римский полководец не обращал внимания на нечто важное. Темноволосая женщина была красива, но всегда нахмурена и испугана. Блондинка-амазонка грызла ногти, поглядывая на горизонт. Арес смутно понимал, что они все ждали Его.

Послание. Амазонка хотела, чтобы он доставил его. Она не понимала, какой великой силой она управляет. Она была слепа, а он видел все, он взял все в свои руки и мог раздавить легким движением. Власть сделала его легкомысленным.

Послание. Уловка, чтобы отвлечь его. Он знал это. Бога Войны не так легко отвлечь. Послание должно было остановить эту войну. Как можно остановить ее? Это сила природы, он не направляет ее, не вызывает ее, он наслаждается ею. Римляне-амазонки- снова римляне и скоро, очень скоро, они столкнуться и он сможет увидеть тревогу на их лицах: Ливии, амазонки, и…
Зены?


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
No_Faith Дата: Воскресенье, 2014-01-05, 0:13 AM | Сообщение # 177
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
Ииии.. первая часть 13 главы.
П.с.: меня поражает то, что для Зены Габриель важнее всех на свете - это как-то не правильно :(
_________________________________________________________________________________

13. Предательство


Как непрочны двери у страны доверья
Для того, кто верит только в замки.
Значит неизбежно гасит нашу нежность,
Нашу нежность тяжесть чей-то руки.


Евгений Клячкин – Мокрый вальс.


Несмотря на название, Мезий Ведущий был слишком мал. Эти земли имели репутацию варварских племен, которые не ценят культуру и обладают нездоровым презрением к власти. Несколько римлян пришли сюда, предпочитая теплый климат и богатую добычу южным цивилизованным провинциям. Те немногие, кто пришел сюда – были беглецы, изгнанники, а ныне и солдаты.

-Уже темнеет – заметила Ливия после минутной тишины, или почти тишины, насколько та только возможна среди войска, идущего по грязной траве, которая устилала дороги в этих краях. Она посмотрела на Семру, едущую рядом с ней. Важно было иметь кого-то рядом, с кем можно поговорить и она должна была признать, что амазонка – более интересная компания, нежели кто-то из ее должностных лиц. Одетая в римские доспехи и верхом на белом коне – легко было забыть, что Семра – амазонка. Иногда, лишь на мгновение, Ливия позволяла себе забыть об этом.

Вокруг них были бледные бархатные камыши, которые закат начал окрашивать в яркие краски, распространяясь волнами по равнине. Земля была настолько влажной, что ни мужчины, идущие впереди, ни тысячи, идущие позади не поднимали пыли. Горизонт был чист. Вдалеке виднелись четкие очертания холмов, возвышающихся над равниной.

Семра кивнула. Указывая вперед на холмы. –Мы можем устраиваться на ночлег как только доберемся до более высокой местности и преодолеем болота. – влажность болот наполняла воздух, в котором гудели тысячи насекомых.

Ливия вздохнула, скривившись. –Если отбросить запах, то репутация Мезия вполне оправдана. Это болото Империи.

Семра усмехнулась. –Прежде чем станет лучше, должно стать еще хуже.

-Это говорит опыт или твой пессимизм?

-Просто факт. Ближе к этим холмам больше болот.

-И дай угадаю – вздохнула Ливия. –Путь к этим холмам лежит через болота?

-Естественно. Только там лес. Болотистый лес. Придется переправляться по деревьям. – глаза Семры весело сверкнули – к тому моменту, как мы достигнем лесов амазонок, мы должны также искусно лазать, как и они.

Ливия недоверчиво посмотрела на нее. –Амазонка, у нас есть лошади и телеги!

Семра самодовольно пожала плечами. –Ты знаешь, как они говорят. Когда ты территории амазонок – дерись, как амазонка.

Ливия посмотрела на нее и не смогла сдержать улыбку. Черт бы побрал эту женщину за ее шуточки! Не то, чтобы перспектива перетаскивать армию через лес была сильно веселой, но… тартар с ним! –Хорошо – наконец ответила она. –Если разведчики подтвердят твои прогнозы, мы оставим обоз в лагере. Мне уже нетерпится увидеть этот лес. – подчеркнула она, отвернувшись от Семры, пряча улыбку.

-Это звучит не очень-то по-римски. – сказала Семра неожиданно тихо. Ливия резко посмотрела на нее. Женщина смотрела в другую сторону, куда-то за море качающегося тростника. –Я никогда не видела римлян, которые любят лес.

-Я и не говорила, что люблю его – Раздраженно ответила Ливия от того, что амазонка посмела усомниться в ее праве называть себя римлянкой. –Я сказала, что мне нетерпится его увидеть и причины у меня чисто римские. Я хочу исследовать почву на всем пути через него. Пора уже построить здесь нормальную дорогу.

Семра не отрывала взгляда от идущих впереди мужчн, чьи сапоги хлюпали в грязи. –Дорогу для армии.

-Дорогу для торговли – ответила Ливия, удовлетворенная исходом разговора –Если мы победим амазонок, то они должны будут приносить пользу моей империи, я не могу ждать, пока купцы и посыльные пролезут по деревьям туда.

Семра удивленно моргнула. –Провинция?

Ливия пожала плечами –У меня нет причин уничтожать их. –Она подвела свою лошадь ближе к Семре, обходя грязь. –Просто так, они бесполезны. Но победа – символ Рима и Рим может победить всех, даже амазонок и так оно и будет. Я сделаю это.

-Ты знаешь, они будут стоять до последнего. –С сожалением в голосе сказала Семра.

-Арес сказал тоже самое. –Ливия хотела сказать это с пренебрежением, но мрачные нотки проскочили в ее голосе. –Это их выбор. Если они хотят умереть, мы дадим им то, о чем они просят. Если нет, то они примут то, что предлагает им Рим.

-Трудный выбор.

Она хмуро посмотрела на амазонку –Ты думаешь, что я буду мягкой?

Семра замерла в седле, выражение ее лица стало удивительно нежным, что не сочеталось с римским шлемом, который обрамлял лицо. –Нет, - сказала она. –Я думаю, что ты права. Совершенно права.

Дальше они ехали молча посреди многотысячной армии, в лучах заходящего солнца.

Через некоторое время, Зена взглянула на дочь. Четкий профиль Ливии смягчался вечерним светом. Зена пыталась побороть нежность, которая вдруг вспыхнула в ней вместе с печалью в сердце. Что она могла сделать? Эта война была нужна Ливии, чтобы еще больше утвердить ее место на троне, ей нужно было многое. Она не хотела начинать бессмысленную бойню, она надеялась, что амазонки примут ее предложение и подчинятся ей – каждое их племя. Справедливый выбор: мир под управлением Рима, или же уничтожение. 'Моя дочь - Рим'. Думала Зена. ‘Она не знает, что может быть иначе.’

-Умерь свой пессимизм, Семра. Даже моя лошадь его чувствует. – словно в подтверждение слов Ливии, лошадь тряхнула гривой и неодобрительно фыркнула.

-С чего ты решила, что я пессимистка?

Ливия озорно улыбнулась ей в ответ. –У меня было достаточно времени, чтобы тебя изучить. Но выяснить удалось далеко не все.

Зена вновь почувствовала тяжесть в желудке. Она так устала от Семры! С беззаботным видом она сказала: -И что же ты выяснила – просветишь меня?

-С удовольствием. Ты беспокоишься о Еве.

Губы Зены дрогнули. –Не надо быть гением, чтобы понять это.
-Это еще не все – сказала Ливия, поворачиваясь в седле, чтобы видеть реакцию Зены. –ты боишься, что Арес не сдержит свое слово.

Зена напряглась. Она старалась не думать об этос. То, что произошло на вилле в Диррахии было минутной иллюзией. Это ничего не изменило. Да и Арес не появлялся рядом с тех пор, и отчасти, она была благодарна ему за это. С другой стороны, ее мучал вопрос, почему он бездействует.

Ливия понимающе посмотрела на нее. –Ты слишком много волнуешься. – Она легко щелкнула поводьями, чтобы поторопить неспешно плетущуюся лошадь. Животное фыркнуло, но подчинилось. –Арес найдет ее задолго до того, как мы дойдем до амазонок.

-Почему ты в этом так уверена?

-Я знаю его. – Ливия немного самодовольно пожала плечами. –Он нуждается во мне. Я даю ему ту войну, о которой он мечтал много лет. Бог Войны не позволил бы какому-то ребенку встать у него на пути.

-Даже своему собственному?

-особенно своему собственному.

Тугое беспокойство, казалось бы, было постоянным спутником Зены, но сейчас оно вспыхнуло, как зубная боль. Она сказала: -Если я не получу свою дочь…

-Только не опять!

С нетерпением, Ливия жестом указала Зене ехать за ней, заставляя лошадь ускорить шаг, выходя из основной части колонны. Она проехала мимо охранников и дугих людей. Зена ехала за ней.

Когда они оказались на открытой равнине, посреди шумящего тростника, оставив позади идущую армию, Ливия притормозила и обернулась. Земля хлюпнула под копытами лошади.

-Послушай меня, - сказала Ливия. –Мы заключили сделку. Ты знаешь леса амазонок, я – знаю Ареса…! Это честная сделка. Мы не будем атаковать, пока твоя дочь не будет в безопасности, я тебе обещала. Ты вернешь ее. – она замолчала, будто обдумывая. Стоит ли говорить дальше, потом продолжила. –Я даю тебе слово, как гражданин Рима и…и как твоя подруга.

-Надеюсь, что ты права – сказала Зена. Ее сердце ликовало, поражаясь благородством Ливии. Ливия назвала ее своей подругой, но сначала, она назвала себя римлянкой. Интересно, это когда-нибудь изменится? Время течет. Габриель где-то там совсем одна. Было не понятно, сколько еще времени требуется Габриель. Мысль о том, что еще сотни километров предстоит идти через болотистый лес, прежде, чем они встретятся с армией амазонок, должна быть обнадеживающей, но Зена устала. Боги, как она хотела, чтобы Габриель была рядом…

-Смотри – Ливия ухмыльнулась. –Я же сказала, что ты пессимистка.

Зена печально улыбнулась. –Скорее, реалистка.

-Генерал!

Обе женщины развернулись в сторону приближающегося звука. Молодой всадник осадил коня с большим трудом. Тот заржал и закатил глаза. Зена узнала в этом юнце Руфуса.

-Амазонки. – переведя дыхание сказал он, пытаясь обуздать коня. –Они в одном дне езды отсюда. Разведчики вернулись.

Холодный пот покатился по телу Зены. Амазонки? Они уже ушли настолько далеко на запад?

-Хорошо – сказала Ливия. –Главное то. Когда мы столкнемся с их первым отрядом.

Руфус покачал головой. –Нет, генерал! Их тысячи, они как саранча, лес кипит ими! – он посмотрел на Зену, она была потрясена, ее лицо было искажено ненавистью.

-Мы видели лидера. –Руфус тыкал пальцем, обвиняя. –Это Джана. Ее подруга.

-Что?! – сказали одновременно Ливия и Зена. Пальцы Зены побелели, сжимая поводья. 'Габриель!'

Руфус многозначительно посмотрел на Ливию. –Это Джана.

Повисшая в воздухе пауза была тяжелее, чем запах болот. –Ерунда. – сказала Ливия с обреченной уверенностью человека, знающего, что так больше продолжаться не может. –Вы никогда не видели Джану.

-Среди разведчиков есть те, кто видел ее. Она ведет амазонок против нас; все племена объединились в единое целое.

-Все племена? – Зена спросила с сомнением.

Руфус проигнорировал ее вопрос, но она заметила, что его взгляд все время обращен в темнеющую даль впереди, как будто та наступает на него.

Тень сомнений отразилась на лице Ливии. –Итак, - сказала она обычным тоном, обращаясь к Зене. – Твоя подруга оказалась предателем. Ну что ж, мы можем обойтись и без нее.

-Командир! – ахнул Руфус в ужасе. –Эта женщина предала нас всех. Она ведет нас прямо в ловушку к амазонкам.

-Заткнись! – Зарычала Ливия так, что Руфус побледнел. –Я веду эту армию! Ясно тебе?

-да, генерал. – пробормотал он, но Зена заметила негодование в его тоне, что можно было принять за неповиновение. Заметила ли Ливия?

-Сейчас. – Ливия откинулась в седле. –Мы выходим из этих болот, ставим и укрепляем лагерь, отправляем разведчиков. Мне нужен подробный доклад сегодня вечером.

-Но что же будет с ней?

-твое дело докладывать, - сухо сказала Ливия, но ее голос был полон предупреждения. Шепотом она добавила Зене. –Сегодня вечером вы с Аресом отправитесь на поиски Евы. – Вслух она сказала: -Мы пойдем в атаку, как только будем готовы. Дураки упростили нам задачу! Все в одном месте, мы можем легко уничтожить их.

-Подожди, - сказала Зена. Она остановилась по середине дороги, не в силах продолжить путь.

Ливия покачала головой, ее губы скривились в гневном отрицании. Вопрос в ее глазах стал чуть ли не мольбой и открытой паникой. И Зена знала, что ничего не могла с этим поделать.

-У меня есть люди в запасе – сказал Руфус. –Они ждут ваших приказаний. – Для Зены он добавил. –Ничего не поделаешь, вы окружены. – Вышло немного по-мальчишески. Зена думала, что он, должно быть, таким образом хотел получить шанс подняться выше по карьерной лестнице.

По сигналу Руфуса тени сместились и предстали перед ними, в виде вооруженных людей. Вместе в первым отрядом, Зена насчитала тридцать человек, рассеянных по кругу.

-Ну? – спросила Ливия.

Зена почувствовала, что это ловушка, но не из солдат, которые окружили их. Она увидела бледное лицо своей дочери, в котором застыл вопрос, ей нужно было знать, что Семра не предавала ее, это дело рук Джаны. Ливия давала ей шанс отыграться, вопреки здравому смыслу…

Она может получить свою дочь обратно, думала Зена. Сейчас она могла сделать это в один момент.
Все, что ей нужно было сделать – предать Габриель.

-Мне очень жаль – прошептала Зена, находя взглядом потрясенный, серый взгляд своей дочери. –Я солгала тебе…

Эти слова, бесценные слова, которые она так хотела сказать, в момент стали ничем. Еще одна ложь; казалось, что между ними больше ничего не может быть, ведь все было построено на лжи и сейчас, все это рассыпалось в прах. Зене не за что было даже зацепиться и оставалось лишь беспомощно наблюдать, как ее дочь снова превратилась в Чемпионку Рима, далекую и незнакомую. Только теперь это произошло по ее вине.

Она была плохой матерью.

Ливия наклонилась и махнула рукой. –Уберите ее.

Тогда, Руфус и два его помощника вышли на дорогу. Зена думала о том, что кто-то должен остановить войско прежде, чем оно возобновит свой поход, но она услышала, низкий стук ботинок и цокот копыт, начавшийся снова.

Она не сопротивлялась, когда солдаты взяли поводья ее лошади. Животное волновалось и пыталось вырваться из незнакомых рук; Зена успокаивала его, гладя по теплой шелковистой гриве. Ее стражникам было неудобно, ведь они привыкли воспринимать ее как своего командира. В толпе, все лица воинов казались одинаковыми, отличались только выражения их лиц: какие-то злые, кто-то смотрел сочувственно, настороженно или с любопытством.

-Спускайся. – сказал один из мужчин грубо.

Зена повиновалась, вылезая из седла. Мягкий тростник хрустнул под ногами и она оказалась по щиколотку в грязи. Плохое место для начал, звучал голос в ее голове по привычке. Все равно, что ходить по патоке. Лучше драться на месте.

-Повернись.

Она ждала, пока кто-то свяжет ее руки веревками.

-Семра.

Сердце Зены подпрыгнуло. Она обернулась. Ливия смотрела на нее с высоты своего седла, ее вгляд был темным и пустым на фоне заходящего солнца. Она криво улыбнулась. –Мы с тобой похожи больше, чем я думала. Амазонка. Видишь, я тоже реалистка.


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
No_Faith Дата: Воскресенье, 2014-01-05, 2:25 AM | Сообщение # 178
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
Иии... еще кусочек :))) Там дальше интересно-интересно, но сегодня у меня больше нет сил ) Завтра выложу еще 2 части это главы, а пока - вторая часть :)
_________________________________________________

* * *
-Вы уверенны? – переспросила Габриель, чувствуя, что в палатке становится слишком тесно. Здесь было слишком много народа: разведчики, Вария и другие…

-Уверенны – подтвердил разведчик. Она была из южного племени. темноволосая, быстроногая, со сверкающими, как у птицы глазами. –Мы видели их прямо там. – Она ткнула пальцем в изображение холмов на карте. Совсем не далеко от них.

-Ставим лагерь?

-Строим укрепления.

Габриель смотрела то на Варию, то на других. Они были настроены одинаково решительно и Габриель знала, что для всех был вывод един: время пришло.

-Мы должны атаковать, пока они не рассредоточились. – Сказала Протейя. –В этом наше преимущество. – Другие согласно пробормотали.

-Спасибо, - сказала Габриель разведчику, наблюдая, как девушка выходит из палатки. Она была полна ужаса. Ситуацию хуже нельзя было и представить.

Главным фактом было то. Что римляне были здесь. Габриель пыталась как-то организовать всех. А что ей оставалось делать. Быть может, Арес и не передавал ее послания Зене. Но даже если так, то она не должна им позволить атаковать амазонок… Или, может, Зена не правильно его поняла. Чувство вины разрывало Габриель. Может, Зена, получив и прочитав его решила, что если армия способна уничтожить Рим, у нее должен быть шанс. Может, она привела римлян намеренно. Зена всегда ненавидела Рим; теперь. Когда ее дочь была рядом с ней и она могла оберегать ее, неужели она привела всех этих солдат на смерть? Неужели она настолько доверяла Габриель, что доверила ей выиграть эту войну? Конечно, отчасти она была польщена таким доверием со стороны Зены и в тоже самое время, это пугало ее.

-Стройте укрепления. – сказала Габриель, с дрожью глядя на карту. –И отправьте больше разведчиков. Мы будем атаковать как только будем готовы. Не раньше.

-Бред! – отрезала Протейя. –Мы готовы сейчас, зачем упускать такой шанс? Мы могли бы разбить их, прежде, чем они узнают, кто это сделал.

-Я сказала ждать. – Габриель немного подумала. –Это может оказаться ловушкой. Если они ставят укрепления, значит они уже знают, что мы здесь.

-Тогда почему они не атакуют?

-Может быть из-за болот, - с сомнением в голосе сказала Сайян и Вария кивнула. –Долина между нами и этими горами залита болотами, также, болота находятся на западе, а значит не хватает места, чтобы полноценно развернуться, так же, как нет места для отступления. Мы не… Мы не сможем выбить их с этого холма, даже если дойдем до них до того, как они окончательно укрепят лагерь. Мы не сможем, если не будет сухой земли. – Сайян подняла глаза от карты. –Габриель права. Мы не можем выступать. Пока у нас нет отчета разведчиков.

Благодарная за поддержку, Габриель присела на стул. –Вария, - сказала она. –Можно тебя попросить начать укреплять наш лагерь?

-Конечно.

Габриель оглянулась вокруг, убедившись, что все ее слушают. –Нам нужна будет поддержка каждой. Мы не нападем до тех пор. Пока точно не будем знать. Что происходит. Мы должны быть готовы.

Все неохотно кивнули, а Протейя нахмурилась, но никто не возражал. Так и будет сделано.

-Мы вновь соберем совет завтра на рассвете.

Все попрощались и вышли из палатки. Габриель смотрела на карту, на слабо коричневый след от пальца разведчика. –Зена, - пробормотала она. –Что ты делаешь?

-Ты знаешь. Что она делает. – Раздался знакомый голос из темноты. Габриель повернулась так резко, что стул под ней сложился и она оказалась на полу, глядя снизу на Бога Войны. Он удивленно посмотрел, кладя руку на рукоятку меча. –Нужна помощь?

-Арес! – Габриель вскочила на ноги, кровь пульсировала в ее голове. Она прошипела сквозь зубы: -Я так и знала! Что ты сделал с Зеной?

Еще до того, как она успела договорить, Габриель заметила, что он изменился. Что-то изменилось в нем с момента их последней встречи. Она невольно отшатнулась на шаг. В его лице появилась новая холодность. Обычно самоуверенная ухмылка теперь была более снисходительной, нежели ироничной. Его глаза были пусты но горели ярко, как рубины в это перчатках и мече.

Габриель вдруг почувствовала неуверенность и мягко повторила: -Что ты сделал…

-Сделал? – Его ухмылка переросла в улыбку. –Ничего, Габриель. Совсем ничего.

Габриель одолевали паника и гнев. Она выбрала гнев. –Ничего?! Тогда почему сейчас римская армия разбивает лагерь на соседнем холме?

-Я думаю, потому что даже римлянам надо спать.

-Черт возьми. Арес! – взорвалась она. –Не играй со мной! – Она вздохнула, наступая на него, пытаясь не замечать чувство страха, поселившееся в животе. –Почему армия здесь?

Эта невыносимая улыбка все еще украшала его лицо. –лучше скажи ты мне. Я думал. Что план был – спрятаться в лесах, что находятся в двухстах милях к востоку отсюда.

-Я не про свою армию. Римляне. – Габриель почувствовала, что ее голос начал дрожать. Боги, она была в порядке, она не могла сломаться. Только не сейчас, не перед Аресом…

-Твоя армия. – Он говорил почти шепотом. Глядя ей в глаза. Габриель вздохнула. Волна желания захлестнула ее, сжигая в своем пламени. С ее губ слетел неясный звук, дразнивший, мучавший. Не дающий возможности понять. Пока. Все что она знала. Что она хотела его. Хотела, чтобы это ощущение было ее целиком. Оно проникало через мышцы, учащая сердцебиение, она чувствовала себя непобедимой, юной, значимой и такой сильной.

Он исчез. Габриель почувствовала, что у нее подкашиваются ноги. Она пошатнулась и схватилась за край карты. –Что это было? – выдохнула она.

-Сила. – Сказал Арес, как ни в чем не бывало. Его голос был, как ушат холодной воды для нее; Габриель снова выпрямилась и слегка дрожала.

-Сила?

Арес посмотрел на нее снисходительно. –Это все. Маленькая девчонка. Ты хотела знать, что делают римляне? Теперь ты знаешь. Так я чувствую себя изо дня в день. Так чувствует себя сейчас Ливия. Это война.

-Война – Габриель повторила тихо.

-Да, - сказал Арес, на этот раз без тени улыбки. –Это война.

Он запрокинул голову и Габриель поняла, что он вот-вот исчезнет. В тот же момент что-то щелкнуло в ее голове. –Подожди!

Арес посмотрел на нее.

-Ты сказал, Ливия – выпалила Габриель. –Так чувствует себя Ливия. А что насчет Зены? – уверенность растаяла, как кусок льда. –Зене не удалось наладить отношения с ней? Армию все еще ведет Ливия, не Зена?

Удивление отразилось на лице Ареса и что-то еще… близкое к восхищению. Как будто он загадал ей загадку, а она разгадала ее.

-Все ли с Зеной в порядке? – дрожащим голосом спросила Габриель. –Пожалуйста… Я должна знать.

-Сейчас – да, - сказал Арес, но его взгляд не обнадеживал. Тут же, палатка опустела. Бог Войны исчез так беззвучно, что на мгновение Габриель показалось, что он все еще здесь.

Она наклонилась, чтобы медленно поднять стул и вернуть его в вертикальное положение. –Моя армия – повторила она слова Ареса. Боги… Что она наделала? А что она сделала для Зены?


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
Vasilia Дата: Воскресенье, 2014-01-05, 8:36 PM | Сообщение # 179
Зенайтик
Я: шиппер
Сообщений: 36
Статус: отсутствует
Спасибо большое, жду продолжения))))
Лагу Дата: Воскресенье, 2014-01-05, 11:53 PM | Сообщение # 180
Аресолюб
Я: Модератор
Сообщений: 1741
Статус: отсутствует
Да-да, я присоединяюсь к ждунам точнее я там походу в первых рядах =)))
No_Faith, я знаю, что ты нас балуешь, часто выкладываешь, и мы уже принаглели чуток, но все-таки - с нетерпением жду проду, тем более заинтриговала, что далее интересно-интересно!


No_Faith Дата: Воскресенье, 2014-01-05, 11:55 PM | Сообщение # 181
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
Цитата Лагу ()
а скоро прода?

Завтра ) Сегодня весь день проторчала в лесу, так что сил уже просто нет )


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
Лагу Дата: Понедельник, 2014-01-06, 0:05 AM | Сообщение # 182
Аресолюб
Я: Модератор
Сообщений: 1741
Статус: отсутствует
Цитата No_Faith ()
Все что она знала. Что она хотела его.

интересно обыграли демонстрацию силы из "Семена веры".


No_Faith Дата: Понедельник, 2014-01-06, 5:07 PM | Сообщение # 183
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
3 кусочек 13 главы:)
________________________

* * *
Воздух зазвенел и по спине Зены прошла новая жгучая волна. За ней еще одна. Кнут остановился и Зена перевела дыхание, бездумно глядя на стену палатки перед ней. Воздух был пропитан потом. Она пыталась освободить душу и сосредоточиться на словах, которые давным-давно ей говорила Лао Ма: усмири готовность, усмири желание, усмири ненависть.

Она не могла… У нее не получалось сделать это, она не могла перестать думать, а когда кнут снова начал опускаться на ее спину, мысли потеряли всякое значение. Зена прикладывала все усилия, чтобы обуздать свой гнев, который появился вместе с чувством вины, которое возрастало с каждым ударом кнута. Она стиснула зубы и зажмурилась, но это не помогло. Все перед глазами было красным от ненависти, переполняющей ее. Сейчас она не могла отличить Ареса от Цезаря, а кнут от креста. Она знала это чувство – это темная сторона ее души. Предательство. Кнут опускался на ее спину снова и снова.

Как она могла быть так слепа? Ее дочь сказала ей, что она давала Аресу то, чего он хотел – войну его мечты. Зена не могла простить себя за это. Арес знал, не мог не знать о том, что случилось с Габриель, почему она повела амазонок на эту войну. Знал и не сказал ей. Было чертовски глупо верить ему, верить в его ложь, в то, что он заботится о Еве… Достаточно было того, что он не дал ей умереть. Он пел с ней! Он сидел рядом, делая вид, что он человек, понимая, что все это время Габриель где-то там звала на помощь… И она позволила ему прикоснуться к ней. Боги, после всех этих лет, она снова разрешила ему до нее дотронуться. Она хотела, чтобы он прикоснулся к ней, хотела ощутить его теплые руки на своей коже, вкус его губ… Следующий удар, казалось, пришелся в самое сердце, и Зена не выдержала – она закричала.

Крик был громким, гортанным, вылетев из палатки он распугал стаю воронов над лагерем. Со стороны казалось, что она уже не чувствует боли. Зена чувствовала, как удары становятся реже, а затем и вовсе прекращаются.

Кнут остановился и тишина теперь нарушалась только частым дыханием. Зена снова могла разглядеть безликую кожу стен палатки. Она увидела тунику солдата, забрызганную кровью.

-Прости за это – звучал его голос издалека, искренне, но безлико. –В Риме не любят предателей.

Зена повернула голову, не поднимая головы. Она не могла говорить, опасаясь, что ярость вырвется наружу. Она не хотела обидеть этого солдата. Только не его.

Это длилось недолго.

Знакомая пульсация охватила ее тела, вызывая жжение на поврежденной коже. Прежде, чем это закончилось, Зена поднялась, неловко поправила повязки на теле, пересекающие бедра и грудь, стоя со связанными руками и ногами. Она не могла встретить его на коленях.

Арес появился тихо, так, как не появлялся уже долгие годы; Сила, которую излучал он – не нуждалась в вспышке света, чтобы дать о себе знать. Он появился перед ней полупризраком, а потом стал совсем реальным. Металлические шипы на его жилете блестели в полумраке. Его глаза блестели, а поза была уверенной. Также он появился много лет назад, когда ее обвинили в убийстве. Тогда он хотел, чтобы она вернулась к нему. Высокомерие было частью него, частью его божественности, которая давала понять, что ни один смертный не может противиться его воле.

Зена подняла глаза. В нем не было видно и следа человека, чья рука гладила ее по плечу так искренне, что она почти поверила ему тогда. Это было мимолетным мгновением. Теперь перед ней стоял Бог Войны – такой, какой он есть на самом деле. Он протянул руку.

-Пойдем со мной.

Зена почувствовала, как веревки соскользнули с ее запястий и лодыжек, освобождая ее. Ее губы растянулись в насмешливой улыбке. –Я и так уже слишком далеко зашла с тобой, Арес. Давай покончим с этим здесь.

-Ты точно этого хочешь? – он снисходительно улыбнулся, как будто знал, что она ответит именно так. –Мне кажется, Габриель будет против.

Зена почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. –Габриель?

-Да. Видишь ли, для нее все только начинается. Скажи мне, Зена, ты когда-нибудь видела, как проходит совет амазонок?

-Только когда… - Зена сказала это прежде, чем успела остановиться. Сейчас было не время для игр! Она хотела кричать, но что-то остановило ее – блеск власти в глазах Ареса. –когда я убила их. – резко сказала она, поправляя повязку. –Всех старейшин северных племен. Я убила их всех.

-Эти реки крови текут и сейчас. Ты послала Габриель к новому совету и… - Арес невозмутимо пожал плечами. –Давай просто признаем, что ваша идея с отступлением была не самой лучшей, так что теперь они здесь и все, что Габриель может делать – подыгрывать им. Ведь именно ты превратила ее в довольно неплохого воина – не так ли?

Зена ничего не ответила.

-И что теперь? Ты можешь продолжать строить из себя мученика в этой тюрьме, римляне будут рады, но сделав это ты оставишь Габриель на растерзание Ливии. Ты ведь не думаешь, что Габриель может выиграть эту битву? – он сделал паузу, гамма эмоций отразилась на его лице и коснулась его глаз. –это моя плата нашей дочери.

Его слова ранили Зену сильнее, чем удар кнута. Габриель, ее Габриель… Ливия хочет воевать с ней. Арес был прав; Габриель попала в беду! А она была здесь и не могла ничем помочь. Как она допустила это? Габриель пошла к разрозненным племенам, а вместо этого обнаружила сплоченный воинственный народ.

Воинственный народ. На секунду Зена нахмурилась, не зная, почему ей были знакомы эти слова. Потом она вспомнила и у нее перехватило дыхание: 'Какая трогательная забота о воинствующем народе' Арес! Он сказал это, когда Габриель попросила перенести ее на их земли.

Амазонки были едины, Арес знал это, но ничего не сказал ей, спокойно отправляя туда Габриель. И она еще и поблагодарила его за это.

На какое-то время она потеряла дар речи.

Арес снова протянул руку. –Пойдем со мной, я отведу тебя в лагерь амазонок. Пора сделать Габриель приятный сюрприз.

Зена подняла лицо. Женщина, которая ответила ему была Разрушителем Наций. Оставившим своего бога.

-Нет.

-Нет?

-Я остаюсь здесь.

Глаза Ареса ожили и заблестели недоверием, а затем гневом. Аура власти распространилась по всей палатке. –Ты с ума сошла? О чем ты думаешь? Что ты делаешь? Ты думаешь, я позволю им бить тебя? Тебе нравится роль раба?

-Что? А что я могу Арес? Помочь своей дочери победить Габриель и амазонок? Или сейчас пойти с тобой и выступить против своего ребенка?

-Ты могла бы просто быть со мной, тогда ничего этого не случилось бы! – Его глаза сияли безумным блеском. –Я предложил тебе это еще в Риме, у тебя могло быть все – и Ева и амазонки, но ты отказалась. Ты хотела сделать все по-своему. Ну, добро пожаловать в конец пути.

-Ты сделал это – прошипела Зена, задыхаясь от ярости. –Габриель не могла объединить амазонок, сукин ты сын, на это ушли бы месяцы, а то и годы. Но ей не пришлось ждать, потому что они уже были едины? Даже Ливия не знала этого, это разрушило бы идеальность твоей войны, испортило бы сюрприз. Все, что тебе было нужно – заманить Габриель, чтобы война состоялась: Ева против Габриель, единственные два человека, которые мне не безразличны. Это то, чего бы хотел.

-Зена…

-Нет! – она схватила его за края жилета, чувствуя, как заныли рубцы на спине, словно выворачивая ее наизнанку, пока она не почувствует вкус крови. –Ты думаешь, я так глупа, Арес? Снял с меня веревки точно так же, как это было в прошлый раз – чтобы я снова оказалась в ловушке? Убьешь Еву и Габриель, чтобы я снова стала твоей – таков был твой план?

Арес оскалился и отшатнулся. –Ты не веришь мне, но я говорю искренне. Мы могли бы избежать всего этого: ты, я и наша дочь. Но ты захотела предупредить амазонок.

-И это бы сработало, если бы ты потрудился сообщить мне о том, насколько они сильны! Нет, ты же хотел, чтобы война состоялась любой ценой.

-Но не с блондинкой в качестве их королевы! – Он помрачнел. –Ты не поверишь, но это не входило в мои планы; Я не помогал твоей драгоценной Габриель, она сама собрала армию. Спорим, ты не думала. Что она на это способна? Впрочем, я тоже не думал.

Зена напряглась, дышать стало тяжело. –Габриель собрала армию? – тут должно было что-то быть, Габриель не могла сделать это в одиночку… Но даже если так, Зена вспомнила совет амазонок и поняла, что они просто не оставили ей выбора. Быть амазонкой – означало быть воином; вести за собой армию против своей воли и против друга… Что она наделала? Зачем отпустила Габриель?

И Еву, чья армия вот-вот столкнется с армией Габриель.

-Ты мог бы остановить это. – Арес смотрел прямо на нее, казалось, что его глаза были везде и негде было укрыться от его взгляда. –У тебя был шанс, то ты отвергла его. Теперь Ева думает, что ты – предатель… И она пойдет на все, ради того, чтобы отомстить. Она уничтожит все, начиная с Габриель. Рим ненавидит предателей, Зена. Ева ненавидит тебя.

Казалось, что Зена онемела, не в состоянии даже возразить ему. Тогда Арес встряхнул ее за плечи так, что боль нова вернулась с такой силой, что палатка покачнулась и она еле устояла на ногах. Он не обращал на это никакого внимания, его глаза горели диким огнем, глядя на нее. –Каково это – знать, что человек, которого ты любишь презирает тебя? Ты пытаешься стать ближе к нему, но знаешь, что в итоге останется лишь один из вас.

Зена почувствовала странное спокойствие. –Слышать то, как ты говоришь о любви… - Произнесла она, поднеся свои губы к его уху. –Этим, ты причиняешь боль моей душе.

Он резко оттолкнул ее, как будто ее кожа обжигала. Зена, с трудом поймав равновесие, стояла и смотрела на него. На мгновение воцарилась тишина; все, что она могла слышать – это затрудненное дыхание Ареса, как будто он кричал что есть мочи, хотя он едва ли повысил голос. Как тогда, так и сейчас – его слова были словно точеная сталь, разрезающая мягкую плоть.

-Ева и Габриель обречены, потому что я сделал тебе больно. – Его скулы напряглись в попытке выдавить подобие улыбки. –Хорошо, - сказал он, -Но. Если мои слова всего-лишь ранили твою душу, то эта война убьет ее.

Когда он ушел, Зена потеряла себя. Она забыла про боль, про все, что имело хоть какое-то значение, о том, что она предала себя, потеряв Еву и Габриель. После ухода Ареса она упала на колени. Веревки снова были на ней и затянуты сильнее, чем раньше.


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)

Сообщение отредактировал No_Faith - Понедельник, 2014-01-06, 5:09 PM
zolla Дата: Понедельник, 2014-01-06, 5:30 PM | Сообщение # 184
Зенайтик
Я: шиппер
Сообщений: 32
Статус: отсутствует
ууууух ты,это просто великолепно ПРОДУУУУУ)))
No_Faith Дата: Понедельник, 2014-01-06, 6:07 PM | Сообщение # 185
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
Цитата zolla ()
ПРОДУУУУУ)))

Может выложу ночью, но скорее всего - завтра :)

У меня есть хорошая новость для ненасытных читателей фанфиков :) До конца этого фика осталось не так много - еще 5 глав, но... Я нашла новый интересный фик, перевода которого еще нет на этом форуме, в нем 31 глава ) (вообще, на сайте, где хранятся оригиналы - 2800 фанфиков, так что скучать нам не придется :) Мне нравится переводить - это отвлекает от повседневных проблем, поэтому, думаю, что следующий фик начнем чуть ли не сразу после этого - никто не против? :) Я еще посмотрю повнимательнее, какой будет поинтереснее )))


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
zolla Дата: Понедельник, 2014-01-06, 6:44 PM | Сообщение # 186
Зенайтик
Я: шиппер
Сообщений: 32
Статус: отсутствует
Цитата No_Faith ()
никто не против?

как тут можно быть против?конечно же,мы будем только радыыы)))))))
Vasilia Дата: Понедельник, 2014-01-06, 6:49 PM | Сообщение # 187
Зенайтик
Я: шиппер
Сообщений: 36
Статус: отсутствует
Цитата No_Faith ()
хорошая новость для ненасытных читателей фанфиков

это просто волшебная новость!!)))
Цитата No_Faith ()
Мне нравится переводить

ну а лично мне нравится читать твои переводы, ты умница) Продолжай в том же духе)))

Спасибо за переводы) Ждём продолжения и нового фанфика)))
Лагу Дата: Понедельник, 2014-01-06, 7:29 PM | Сообщение # 188
Аресолюб
Я: Модератор
Сообщений: 1741
Статус: отсутствует
No_Faith, офигенная часть! Безумно нравится как автор обыгрывает моменты из сериала и, конечно же, обалденный перевод!
Я требую продолжения банкета

Цитата No_Faith
У меня есть хорошая новость для ненасытных читателей фанфиков :) До конца этого фика осталось не так много - еще 5 глав, но... Я нашла новый интересный фик, перевода которого еще нет на этом форуме, в нем 31 глава )

Осталось так мало?
Но все всегда имеет свой конец...
И ура! Да, я только за - всеми конечностями, за переводы новых фиков и больших и желательно для взрослых и чтобы были интересные и шипперские... ну вы поняли


Pan_Stanisław Дата: Вторник, 2014-01-07, 12:38 PM | Сообщение # 189
Великий зенайт
Я: Зенайт
Сообщений: 622
Статус: отсутствует
Очень трудное произведение, скорее даже не от количества глав...
По крайней мере, так субъективно мое мнение.
Но от этого разумеется тем больше благодарность переводчику. Скорость просто удивительна и непостижима.
Итак, спасибо за эту проделанную работу, и в повествовании ничего не вызывает сомнение а если и есть какие то детали, то это лишь авторский взгляд...


The lightning strikes cracking the night
I'm not the same anymore
Thunder and spark in the Heart of the Dark
I feel a Rising Force
No_Faith Дата: Вторник, 2014-01-07, 3:50 PM | Сообщение # 190
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
Последние 2 части 13 главы, по мне - так чуть ли не самые сильные из всего фанфика, ну по крайней мере одни из самых сильных.
Спасибо вам за комментарии. действительно, не самое легкое произведение для перевода, но в этом есть своя прелесть ) Когда переводить легко - это не так интересно :)
_____________________________________________

* * *

Ливия вышла из своей палатки на небольшой пригорок, она осматривала окрестности в то время, как ее разум не хотел воспринимать никакую информацию. Ночь была прохладной, а темное небо было усеяно бесчисленными звездами. Лагерь пропах кострами и жженой кашей, знакомыми запахами, ставшими чужими среди болот. Повсюду мерцали костры, выпуская в воздух красные, теплые искры. Солдаты, собравшись в круг чинили оружие и доспехи, или же облизывали от каши жирные пальцы, откусывая огромные куски хлеба. Люди вели приглушенный разговор без непристойного смеха и криков, как шорох толпы перед казнью. ‘Больше похоже на самоубийство’ печально усмехнулась Ливия про себя.

Она запахнула плащ, обматывая его вокруг плеч и вышла на широкую поляну. Охранник вопросительно посмотрел на нее, но она коротко покачала головой. Сопровождение – последнее. В чем она нуждалась. Ей нужно было побыть одной, она не доверяла никому, кроме себя, впрочем, как всегда. Семре она доверяла всем сердцем. Подумала она. Ее сердце тоже было предателем. Три дорожки привели ее к палатке, в которой находилась амазонка. Направо, налево, затем еще раз направо. Немного времени на беседу – это она могла себе позволить.

Она сделала вид, что не замечает, как ее люди толкают друг друга в плечо, и прошла мимо, чувствуя лишь украдкие взгляды в свою сторону. Она знала, о чем они думают, их мысли повисли в воздухе, словно напряжение. Предательство Семры говорило о том, что удача их генерала закончилась.

Удача покинула свою Чемпионку.

Ливия шагала спокойно, мысленно соблюдая ритм. 'Удача покинула ее’ Эта мысль приводила в ужас. Все то, чего она добилась, дураки – приклоняющиеся перед своей мифической богиней. Но так должно было быть. Как еще она – фракийский подкидыш, могла стать командиром римской армии, или грозой народа? Они любили ее, потому что думали, что удача всегда сопутствует ей. Удача была лишь плодом их фантазии, но пока это было так, Ливия понимала, что ей ничего не стоит добиться их лояльности и благоговения. Больше ничего не имело значения, кроме сердца, которое поверило в ложь Семры, усыпив все подозрения, но Арес – он должен был знать об обмане с самого начала. Ливия пообещала себе, что позже подумает над тем, как это произошло. Сейчас, она должна была вернуть доверие армии, их готовность жить или умереть лишь по одному ее приказу.

Неожиданно. Они стали бояться грозных амазонок. Это было видно по сгорбленным плечам и мрачным лицам. Несколько раз Ливия слышала рассказы о диких женских племенах, которые рассказывали люди, пытаясь заставить других бояться. Если она не восстановит их доверие сейчас – она проиграет войну. Если она проиграет войну – она потеряет Рим.

Ливия скрестила руки за спиной и пошла дальше; генерал осматривал свои войска. Ее хладнокровный взгляд встретился со взглядом молодого воина, который грел кашу на костре. Видно было, что он испугался и поспешил опустить глаза. Ливия вдруг задумалась о том, что заставило его сделать это – страх, унижение или позор от того, что он служит ей. Это не имело значения. Он не сможет в ней сомневаться после того, как она отомстит Семре.

Тюремная палатка показалась в поле зрения после того, как Ливия завернула за угол. Это была небольшая палатка – в пять шагов длиной с каждой стороны. Вокруг нее злобно торчал ряд кольев, развернутый по направлению к палатке. Два вооруженных охранника закрывали вход, оба переминались в нетерпении, но старались держать себя настолько, насколько может это делать римский солдат. Ливия могла подумать, что они переживают из-за предстоящей битвы с амазонками, но нет – это был страх того, что удача покинула их.

'Черт бы побрал Ареса и его чертовы игры!' Аресу нужна была эта война и он руководил каждой стороной. Она должна была догадаться, что одного ее обещания победить амазонок ему будет мало. Богу Войны нужна была великая битва. При других обстоятельствах – она была бы только рада дать ему то, что он хочет, но теперь – он не оставил ей выбора и это раздражало. Черт возьми, она – Чемпионка Рима, а он относится к ней, как к рядовому командиру, который всегда готов выслужиться.

И Семра. Что у него с ней? Разве он не доверяет Ливии в том, что она сможет начать великую битву без всех этих сказок про сосланных амазонок и пропавших детей?

Ливия хмуро посмотрела на охранников. Что-то было не так. Более того, желание Ареса начать эту войну проснулось вместе с появлением Семры, и то, как Арес врал ради нее… За все те годы, что она знала Ареса, она никогда не видела его таким. Она не понимала, что больше пугало ее. Если эта игра, правил которой она не знала, то она в ней не больше пешки, которую выкинут, как только она станет ненужной.

Нет! Ливия задавила эти мысли на корню. Она не может быть пешкой. Это все Семра. Семру арестовали и Арес не вмешался. Может, в этом и состоит загдка, а Семра подскажет ей, как разгадать ее. Она должна была узнать всю правду у Семры о ней, амазонках и Аресе… Если Семра все еще в той палатке, со страхом подумала Ливия.

Важно было оценить укрепления, колья, количество охранников, стоящих по стойке смирно. Но ничто не остановило бы Ареса от спасения Семры, если бы он этого захотел. Ее инстинкты подсказывали, что она права, он не стал бы помогать, ведь любой, кто нуждался в его помощи – не заслуживал ее. Но что, если она ошиблась и даже сейчас Семра докладывает амазонкам все, что знает о римской армии?

Тогда, игра будет проиграна и им придется отступить сегодня же вечером, ей придется заплатить воинам из своего кармана и они вернутся на свои фермы, а она… Кем станет она? Эта мысль внезапно вспыхнула в голове Ливии на подходе к тюремной палатке, она не знала, что приготовила ей судьба.

Двое мужчин, стоявших у входа распахнули кожаные полы палатки, как только она подошла. Ливия не увидела ничего в темноте, отражая страх на ее лице в бледном лунном свете.

-Лепид – она поприветствовала одного из них. Несмотря на грациозность имени, он был маленьким, с толстой шеей и лицом, которое было румяным даже при слабом свете.

-Чемпионка Рима – поприветствовал он ее серьезно. За его уважением пряталось издевательство, но Ливия не заметила этого.

-Все под контролем? – спросила она деловито, надеясь, что это придаст ее виду серьезности.

-Все как вы приказывали, никаких происшествий.

-Никаких? – с нажимом спросила Ливия. –не было таинственных вспышек света? – она заметила смущенные переглядки охранников и добавила. –Ни одна женщина, или птица не вылетала?

Охранники неуверенно засмеялись: -Нет, генерал. – сказал второй коренастый парень с глубоко посаженными глазами –Ни вспышек, ни птиц.

Ливия почувствовала внезапное облегчение. Она была права! Семра ничего не значила для Ареса. У них ничего не было и она не имела никакого отношения к войне… Она настолько задумалась, что вздрогнула от голоса охранника.

-Я считаю, что Лепид здесь постарался и немного подрезал ей крылья. – он улыбнулся своему напарнику и похлопал по хлысту, висящему на поясе. –А она крикливая.

С яростью. Ливия поднесла свой меч к подбородку Лепида –Я не приказывала бить ее!

-Н-нет, - Лепид заикался под гнетом меча, его лицо стало ярко красным. –Но ведь она предатель Рима – хуже, чем те трое в Диррахии.

Ливия хотела вонзить меч в толстую шею охранника. Наконец. Она убрала его. –Я вас поставила здесь, чтобы охранять. Если я посчитаю, что вы бесполезны в этой кампании… - угроза повисла в воздухе не оконченной.

Ливия могла видеть вздувшиеся вены на толстой шее охранника. –Нет, генерал. Это было не во вред, клянусь.

Запах поразил ее первым: кислый пот, моча и кровь. От него начали слезиться глаза, затем она заметила Семру в тонком луче света. Чувство отвращения усилилось и почти превратилось в тошноту. Амазонка действительно была здесь, но ее было не узнать. Она сидела неподвижно у дальней стены, глядя на горевший перед ней фонарь, ноги были сложены под ней, руки связаны за спиной. Ее некогда глянцевые волосы свисали грязными нитями, падая на ее лицо и плечи. Ее доспехи и туника пропали, вместо этого – лишь грубый лен, которым было замотано тело женщины в некоторых местах. Куски ткани торчали неровными краями. Кровь. Со своего места Ливия не могла видеть спину женщины, да и не хотела. Она знала, что она там увидит.

С ужасом, Ливия почувствовала дежавю. Непрошенные воспоминания одолели ее. Ее собственный кнут опускается на спину человека в то время, как мертвый Маркус лежит на красном бархатном диване… И что еще хуже, она не может сочувствовать Семре, она чувствует себя как ребенок, который не может ничего изменить.

Главное не показывать этого сейчас. Она быстро подошла к Семре, которая ютилась в углу. Жалости в ее взгляде не было. Семра подняла голову, слыша шум шагов и Ливия с облегчением поняла, что она в сознании. Хорошо. Это позволит ей совершить ее месть.

-Амазонка. –Ливия пнула фонарь в сторону и присела перед ней, оказываясь на одном уровне с ней. –Ты знаешь, почему ты здесь.

Выражение лица Семры не изменилось, но в уголках глаз застыли слезы, которые оставляли влажные следы на щеках. Ливии почему-то хотелось вытереть их. Вместо этого, она схватила Семру за подбородок, заставляя ее смотреть в глаза. Черт бы побрал эту женщину, превращающую все в Афинскую трагедию!

-Не заставляй меня презирать тебя еще больше, этим ты ничего не изменишь, понимаешь меня?

Семра слегка склонила голову. Ливия решила, что делать дальше. Она отпустила ее подбородок: -Теперь, ты расскажешь мне все, что я хочу знать, всю правду. – Она легко улыбнулась. –Кто знает, может эта правда даст тебе свободу.

-Что ты хочешь знать? – Голос Семры был шокирующее хриплым, будто она пила годами, а не провела несколько часов в тюрьме.
-Для начала скажи мне, что ты сделала для того, чтобы Арес был на твоей стороне.

Тревога появилась во взгляде Семры и Ливия поняла, что женщина хочет ему отомстить. Было так странно видеть в глазах Семры ту же ненависть, которая кипела и в ней самой.

-Он не на моей стороне.

-Уже нет, это очевидно. – Ливия разорвала зрительный контакт. –Если бы он все еще был на твоей стороне, он бы уже помог тебе.

-Арес никому не помогает по собственной воле! – Боль отразилась на лице Семры. Затем оно смягчилось и она посмотрела на Ливию. –Ливия, послушай меня. Ты сказала, что об этой войне он мечтал много лет. Разве ты не видишь, что Арес использует тебя? Он не заботится о тебе, ему просто нужна эта война. По той же причине ему нужна была и я…

-Хватит! – Рука Ливии замахнулась, чтобы отвесить Семре пощечину, но вв последний момент какой-то инстинкт остановил ее. Рука зависла рядом с лицом женщины, пока Ливия не обрела контроль над собой. Она вздохнула и опустила руку.

-Конечно, я нужна Аресу ради этой войны, но он не нуждается в тебе. Зачем ему ты, когда есть Джана? – Она обвела Семру взглядом. –Похоже, Арес наконец-то нашел достойного соперника для Чемпионки Рима. Надо будет поблагодарить его.

В глазах Семры отразилась жгучая боль и Ливия торжествующе улыбнулась. –Чувствуешь себя брошенной? Ты исчерпала себя, Семра. Арес больше не нуждается в тебе, да и честно говоря, - она вздохнула с притворной жалостью. –Я тоже.

К удивлению Ливии. Боль тут же отхлынула от лица Семры, она только кивнула, как командир, который выслушал доклад разведчика о том, что противник значительно превосходит их. –В таком случае, зачем оставлять меня в живых?

Ливия подавила вспышку восхищения. Она еще не встречала ни одной женщины, которая была бы настоящим воином. Она знала, как умереть с достоинством.
-Считай это любопытством. Я хочу знать, что в тебе нашел Арес.

-Я же уже говорила, что он не…

-Лжец! – Слово эхом разлетелось по палатке. Ливия покраснела, злясь на себя за потерю контроля. Потом сказала тихо: -Ты не сказала мне ничего. Я хочу знать…

Она замолчала, затем вспомнила о том, о чем запрещала себе думать долгое время. Память пронзило стрелой унижения. Императорский дворец в Риме, пульсирующая музыка; Арес и Семра так близко друг к другу, их приглушенные, решительные голоса. Затем руки Ареса, обвивающие талию Семры, поднимающие ее лицо к себе… Как насмешка над Ливией – их поцелуй.

Она посмотрела на Семру, пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Это было невозможно, она слышала нотки ненависти и боли в голосе, как только начала говорить: -А что вы делали на вакханалии? Я видела тебя и Ареса и ваши нежности.

-Это… - Понимание отразилось на лице Семры, она подняла брови, выражая сожаление и вину. –Это было не то… - Она покачала головой, отмахиваясь от оправданий. –Мне очень жаль.

Это было признание, и Ливия чувствовала внутри тяжелый вывод: Семра должна умереть. До этого момента она надеялась, что у Семры есть хоть какое-то объяснение, которое спасет ее. Теперь, это не имело значения. Женщина видела ее слабой и бессильной, она не могла оставить свидетеля своих слабостей в живых. Семра должна умереть, но не раньше, чем Ливия узнает то, что ей надо.

-Так он трахал тебя. Ты думаешь, я не знаю? Не извиняйся, это меня не волнует. Кроме того, ты не плохо выглядишь, по крайней мере лучше, чем должна. – Ливия пропустила сквозь пальцы прядь волос Семры, перепачканную кровью, потом отбросила ее с отвращением и стиснула зубы. –Он врал тебе, врал мне, я должна была быть его Королевой Воинов, но он даже не прикоснулся ко мне…! А потом, он помог тебе предать меня. Ты знаешь, что происходит, так расскажи мне, черт возьми, почему! Почему Бог Войны отверг Чемпионку Рима?

Семра зажмурилась ненадолго, готовясь произнести ответ на вопрос, затем ее потухший взгляд вернулся к Ливии и как будто просил прощения. –Поскольку Чемпионка Рима его дочь.

Необъяснимый страх пронзил грудь Ливии. Останавливаясь в сердце. –Что?

-Это правда. Губы Семры изогнулись в горькой ухмылке, в которой Ливия узнала свое же выражение лица –Спроси его.

-Арес мой отец?... ты сошла с ума!

Семра ничего не ответила.

Ливия истерично засмеялась. –Откуда ты знаешь?

-Я знаю. –Губы Семры побледнели, но темные пятна придавали ей лихорадочный вид. –Я знаю – повторила она с внезапной ясностью в голосе. –Я знаю твою первую улыбку, твой первый вздох, твои слезы… Я твоя мама.

-Ты… моя мама. – Слова прозвучали, как шелест дождя, а топа мурашек пробежала по телу Ливии. Безумие; Женщина либо сошла с ума, либо бредит от полученных ран – так почему же какая-то часть ее сердца хочет поверить в это? Семра не могла быть ее матерью, она была слишком молода с одной стороны… Может быть она сама была безумна и это была игра ее разума? – Но нет, это не могло быть правдой. Не сейчас, когда она так близка к достижению своей цели, она не могла потерять все, не сейчас…

-Ты – моя дочь. – С мольбой в голосе произнесла Семра. –Тебя зовут Ева.

-Заткнись! – Крикнула она на Семру и Семра согнулась пополам, закрывая рот и складывая руки на животе. Израненная кожа на спине затрещала с тошнотворным звуком и пятна на ее одежде стали вдвое ярче.

Ливия наклонилась, чтобы схватить волосы женщины и резко дернула их назад, вырывая короткий вздох из груди женщины. –У меня есть мать, ее зовут Рим. – Она попыталась произнести это с насмешкой, но вышло не очень. –Это был хороший план – найти мои слабые места, чтобы уничтожить меня и может. Это даже сработало бы – если бы это было похоже на правду!

Голубые глаза Семры были огромными; Ливия поняла, что это страх. Это был второй раз, когла она видела. Чтобы Семра боялась. Первый раз был, когда ее арестовали. Хорошо, она наконец добилась этого! Она жестоко обернула кровавые, спутанные волосы Семры вокруг запястья, затем отпустила и с отвращением вытерла руки о тунику.

-Ева – произнесла умоляюще женщина. –Я знаю, это звучит невероятно…

-Не более невероятно, чем любая другая твоя ложь, но я слушаю тебя. Я так и не узнала того, что хотела. – ливия провела ногтем вдоль раны на щеке Семры. Раздражало то, что женщина не показывала чувства боли. Ноготь оставил на щеке белый след, который затем стал темно-розовым, а потом красным. Семра не издала ни звука.

-Мне бы очень хотелось остаться и поболтать еще, но боюсь, мне нужно разобраться с твоей подружкой Джаной. – она подняла руку в останавливающем жесте. –Только не говори мне, что она тоже твоя дочь, а может быть моя? Мама, ты можешь посвятить меня во все детали своей смерти.

* * *
Габриель подняла голову и с удивлением увидела Варию, которая вернулась слишком быстро после окончания совета. Она нахмурилась, стоя в дверях. –Поговорим об укреплениях?

Вария вошла внутрь пятиугольной палатки, гремя бусами, висевшими при входе и замерла нерешительно. Ее взгляд блуждал между Габриель и картой, развернутой перед ней. –Это не… - сказала она наконец. Кивая на карту. –Не об этом.

-Разведчики? – Они не могли вернуться так быстро…

-Нет. – В голосе Вари слышалось опасение, которого Габриель никогда ранее не замечала. Волнение охватило ее, присоединяясь к панике, которая возрастала внутри; ее голова кружилась, она понимала, что с еще одной катастрофой она не справится, она еле сдерживала себя. Понимая, что может сломаться в любой момент.

Она поднялась и сделала несколько шагов по тростнику, устилающему пол навстречу Вари. Амазонка вздрогнула от ее горящего взгляда. –Что случилось, Вария?

Вария по прежнему не смотрела на нее. –Ты получала новости от Зены?

Этот вопрос задел ее. Габриель покачала головой. –Нет. – Признать это было трудно, страх сковал ее сердце. Ее мысли постоянно возвращались к словам Ареса о том, что римляне остались верны Ливии. Он сказал, что Зена в порядке 'пока что'. Но как долго будет длиться это «пока что»? И что могло угрожать ей? –Я жду послания, или…

-Вот почему, ты не начинаешь атаку. – сказала Вария –Ты беспокоишься за Зену. Тебе не кажется. Что она может постоять за себя в бою?

Габриель почувствовала укол обиды. –Не просто за Зену! Я беспокоюсь о том, что это могло бы значить. Мы понятия не имеем, что происходит там. Может Зене не хватило времени, чтобы остановить их? А может у нее не получилось.. может она ранена?

Или она смеется вместе с Ливией и Аресом над тем, как они строят планы по истреблению армии? Нет, подумала Габриель, Зена изменилась. А что если она сама изменилась тоже? Она должна была бороться, отправить послание раньше, удостовериться. Что Зена получила его. Так или иначе найти способ остановить все это прежде, чем оно вышло из под контроля! По того, как она встала во главе амазонок. Что бы подумала Зена, увидев ее сейчас? Габриель почувствовала, как ее лицо вспыхнуло от стыда. Желание защитить амазонок казалось таким благородным, таким правильным. Всего одно обещание. Было ли это тем, что они начали с Зеной?

Она протяжно вздохнула и почувствовала, как последние силы покидают ее. –Я хочу свободы для амазонок, Вария – настолько, насколько это возможно. Я буду бороться, мне только нужно знать, что я… что мы поступаем правильно. – Даже ее слова звучали бессильно.

-Габриель… - мягкость в голосе Вари испугала ее, только тогда она поняла, как непривычно тихо вела себя амазонка.

-Да?

Вария опустила глаза на мгновение, потом вновь посмотрела на Габриель с решимостью. –То, что ты должна


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
No_Faith Дата: Вторник, 2014-01-07, 4:54 PM | Сообщение # 191
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
начало 14 главы.
________________________

14. Наша плоть и кровь


Две руки, легко опущенные
На младенческую голову!
Были — по одной на каждую —
Две головки мне дарованы.

Но обеими — зажатыми —
Яростными — как могла! —
Старшую у тьмы выхватывая —
Младшей не уберегла.


Марина Цветаева – Две руки.


Ливия вышла из тюремной палатки не оглядываясь. Ее собственная палатка была едва различима вдалеке, в окружении тяжелых трепещущих знамен. Она направилась к ней, ее голова была слегка приподнята. Руки по бокам сжимали в кулаках ткань плаща. В этот раз за ней никто не наблюдал. Весь лагерь спал. Каждый удар сапог о землю отдавался пульсацией внизу живота, вызывая сухость во рту, ее голова звенела, словно колокол. Она была будто пьяна, но не могла вспомнить, когда в последний раз делала хоть глоток вина. Может быть, в этом была вся проблема. Она потянулась к бурдюку на поясе, потом передумала, решив дождаться, пока окажется в своей палатке, подальше от диких глаз Семры и ее невероятных историй. Женщина была лгуньей, предательницей – ничего нового, она знала это с самого начала!

Тем не менее, была одна веешь, о которой Семра не врала, но только одна и Ливия удивлялась, почему не заметила этого раньше. Она должна была догадаться давным-давно; в тот момент, когда Арес отказался от ее прикосновений и его взгляд был прикован к женщине, которая шла к нему сквозь дым вакханалии.

Ливия, Чемпионка Рима была дочерью Бога Войны.

Арес был ее отцом..
-Итак, теперь ты знаешь.

Ливия повернулась и оказалась лицом к лицу с ним. Голова Ареса склонилась с самодовольством, как будто перед ним стояло домашнее животное. Слабый синий свет, обрамляющий его исчез в ночи. Ливии хотелось достать меч и прикончить его.

-Я же говорил тебе, что ты моя. – Он попытался поднять руку к ее щеке, но Ливия остановила ее ударом кулака, настолько сильным, что костяшки пальцев онемели.

-Ух ты! – покачнулся Арес, отступив на полшага. –Тише, девочка. Я здесь, чтобы предложить тебе свою моральную поддержку.

-Ливия высвободила руку. –Окажи моральную поддержку Семре, папа. Она нуждается в ней.

-Все-таки она не сказала тебе.
Ливия неохотно отступила назад, глядя на него с подозрением. –Не сказала чего?

-О том, кто она.

Земля закачалась под ногами Ливии, как палуба груженого судна. Она открыла рот, потом раздраженно покачала головой. –Она говорит, что она – моя мать.

Арес откинул голову назад и посмотрел на нее, его глаза были скрыты во тьме. –И ты веришь ей?

Ливия фыркнула. –Конечно, нет! Но если ты действительно…
-А должна, потому что это правда.

Она смотрела на него с недоверием.

Арес искренне развел руками. –Я думал, что вы уже все выяснили и теперь ты знаешь. – его губы изогнулись в кривой ухмылке. –У тебя же есть глаза.

Глаза Ливии невольно закрылись. Потом, она увидела его. Снова вакханалия, голубые глаза Семры над вуалью, дым, ее рука тянется… Ее рука. Там было оружие – изогнутое лезвие. Ливия продолжала вспоминать. Рука Семры прижалась к металлу и струйка крови побежала по нему. Рубиновые капли скатывались по стальному краю.

-шакрам. – прошептала Ливия, открыв глаза. Арес загадочно смотрел на нее сквозь тьму. Ливия почувствовала, как мурашки пробежали по ее коже, а волосы встали дыбом. –На вакханалии. Я видела его в руках Семры. Легендарное оружие Зены.

Арес слегка кивнул. –Да, оружие Зены.

Ливия поняла, что не способна больше удивляться. –ты хочешь сказать, что Семра – это Зена, твоя Королева Воинов. Та, которая умерла больше двадцати лет назад. – она думала, что Арес вздрогнет, но это сложно было понять в темноте.

-Нет. – сказал он. –Та, которой удалось обмануть смерть, которая забыла посветить меня в свой план. Теперь она вернулась, не постарев ни на день и… - он остановился, чтобы перевести дыхание. –теперь она хочет получить назад свою дочь.

Ливия покачала головой. –Меня?

-Да, тебя. – с сочувствием сказал он. –Ты слышала рассказы о том, что Зена сделала со своим сыном. Она унесла его с поля боя и отдала кентаврам, чтобы он вырос…

-…Чтобы он мог узнать мир – завершила Ливия старую историю. Неожиданно она почувствовала, как внутри нее разлилось тепло. –Она вернулась ради меня. – с удивлением сказала она. –Но мне говорили, что моя мать была метрва…

-Она вернулась, чтобы уничтожить тебя! – голос Ареса разорвал тишину, нарушая хрупкую иллюзию.

Ливия попыталась отвернуться, но Арес схватил ее за плечи. –Подумай об этом. Если Зена не хотела, чтобы ее сын вырос воином, то как ты думаешь, желала ли она этого для тебя? Хотела бы она, чтобы ты сражалась за Рим?

Ливия нахмурилась, но должна была признать: -Зена ненавидела Рим. Она уничтожила Цезаря и Помпея, когда они пошли войной на амазонок.

-Верно. - Арес наконец отпустил ее. Он чувствовал, что ее плечи были влажными в том месте, где были его ладони, но он не мог вспотеть. Ливия пыталась разглядеть выражение его лица. –Она уничтожит и тебя тоже. Она заберет все, чего ты достигла – империю, мечты. Даже твое имя.

Ливия забыла про неуверенность. Если даже половина из этого было правдой… Ее глаза вспыхнули: -Я не позволю ей!

-Вот это моя девочка! – Арес одобрительно кивнул. –Зена не может принять этого, но ее время прошло. Мир ждет нового правителя. Тебя. Выиграй эту войну, Ливия и больше ничего не будет стоять у тебя на пути. Или можешь дать Зене то, чего она от тебя хочет и оставить ей амазонок и ее подругу – Габриель.

-Сказительница? – изумленно спросила Ливия. Все встало на свои места. –Ты хочешь сказать, что Джана – Габриель? Миролюбивая подружка Зены? – она начала смеяться. –Габриель!

-Эй, эй, эй, - Арес поднял руку, чтобы остановить ее смех. –не стоит недооценивать ее. Не забывай, она была рядом с Зеной на протяжении многих лет, она та, кто привел армию амазонок к твоему порогу.

Ливия усмехнулась. –И я благодарна ей. Она избавила меня от необходимости проделать долгий путь через болота в поисках ее маленьких племен!

Почему-то Арес не смеялся вместе с ней. –Я предупреждаю тебя, Ливия. Не стоит недооценивать Зену и ее подругу. Зена уже успела потрясти доверие твоих солдат.

Ливия нахмурилась. –Благодаря тебе. Я бы никогда не поверила в ее ложь, если бы ты не поддерживал ее. Почему ты помог ей?

-Я знал, что ты можешь убить ее – поежился Арес.

-Но ты помог ей совсем не поэтому. –губы Ливии изогнулись в кривой ухмылке. –тебе никогда не нравилось, что Рим возомнил меня богиней и последовал за мной, ты помог Зене сделать так, чтобы удача отвернулась от меня. Но я не против. Удача мне больше не нужна, когда я знаю, что мой отец – Бог Войны.

-Я здесь – ответил Арес с коротким смешком –Это все ради удачи.

-Завтра, Арес. Когда я соберу войска, я хочу, чтобы ты присоединился к нам. Тогда они больше не смогут усомниться во мне.

Взгляд Ареса стал мягче под вызывающим взглядом Ливии. –Я с нетерпением жду этой битвы, Ливия. С тобой во главе римской армии он будет великолепен.

-так оно и будет. – Ливия почувствовала, как его слова наполнили ее ощущением власти, которое пробежало током сквозь ее тело. Она схватила бурдюк и сделала большой глоток, затем улыбнулась Аресу. –Но что, если я убью Сем… Зену? В пылу битвы всякое бывает, тебе ли не знать… Ты защищал ее с самого начала этой кампании. Надеюсь, это не испортит мне все.

Сарказм подпортили брызги вина, когда Арес выхватил бурдюк из ее рук.

-Поосторожней с этим. Из-за него ты теряешь бдительность. – он посмотрел на бурдюк с отвращением прежде, чем выкинуть его в сторону; дешевое вино растеклось, словно кровь в лунном свете. Прежде, чем Ливия озвучила свое раздражение, Арес взял ее за плечи и посмотрел в глаза. –Зена не имеет значения. Измени свою судьбу, Ливия. Борись за Рим.

Он ушел прежде, чем она успела ответить.

Ливия смотрела, как пыльный бурдюк мерцает от яркой вспышки. Зена. Зена была ее матерью. Семра-предатель была Зеной. Ее мать… было ли это правдой, или это один из трюков Ареса? Ее отец… он отмел все сомнения. В одном Арес был прав. Она теряла бдительность. Эта война была важнее всего, что было раньше. Она могла завоевать свою империю и весь мир. После того, как она это сделает все ее сомнения уйдут. Чемпионке Рима не нужна мать. Да и отец тоже.

Ливия едва ли прошла пятьдесят шагов, как услышала голос одного из охранников, охраняющих Семру. –Генерал!

Она медленно повернулась и посмотрела на его блестящие доспехи. Его борода и нос искажались тенью от факела в руке. –Что такое, Лепид?

-Амазонка – он кивнул в сторону палатки. –Она говорит, что у нее есть то, что принадлежит вам.

Ливия притворно зевнула. –Скажи ей, чтобы оставила это себе, я не нуждаюсь в ее подачках.

Лепид удивился. –Но генерал, она не может его использовать, она говорит, что это… - он пожал плечами. –Она говорит, что это ваше право слова среди амазонок. Она говорит, что вы – их королева.

Ливия замерла. –Их королева.

-Так она говорит.

-Действительно. – Без предупреждения, она выхватила факел из рук охранника. Тот коротко вскрикнул, боясь, что она собирается сжечь его. Она толкнула кожаные полы и вернулась в тень тюремной палатки.


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
No_Faith Дата: Вторник, 2014-01-07, 7:28 PM | Сообщение # 192
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
еще 2 части 14 главы :):)
__________________________

* * *
-Получается, все это время – это была война Ареса. Он хотел воевать с Ливией?

Вария обвела рукой шатер, в поисках непонятно чего, стараясь привлечь взгляд Габриель. Кожаные стены были в тени, завешанные серой бахромой. Единственным ярко освещенным местом была карта. Габриель казалось, что этот свет был словно предупреждением.

-Арес никогда не говорил мне о Ливии, Чемпионке Рима. – сказала Вария наконец. –Мне казалось, что он был прав; что эта война поможет нам стать сильнее, как в старые времена. Марге не нравилась эта идея, но я думала, что если смогу убедить совет в том, что возникла угроза… - Она замолчала.

-Они бы сделали тебя королевой вместо Марги – закончила за нее Габриель.

Вария кивнула. –Да. Но было одно условие. Арес хотел, чтобы я достала амброзию для него. Ту, что мы хранили для жертвоприношений.

Глаза Габриель расширились. –Ты этого не сделала…

-Я сделала. – Вария коротко усмехнулась. –Это оказалось не так сложно при наличии определенной поддержки.

Габриель замолчала. Соглашаясь с мыслями, которые крутились у нее в голове. Кто она такая, чтобы критиковать Варию за кражу после того, как сама украла кастовый амулет у Маркуса? –разве ты не задавалась вопросом, зачем богу нужна амброзия?

-Конечно задавалась. Я думала оставить ее себе, но затем появился Арес. Он просто взял ее… и исчез. Больше я его никогда не видела. – Страх отразился в глазах Вари. –Как ты думаешь. Он дал ее Ливии? Что, если она теперь бессмертна?

-Это не так. – Габриель знала, что ее ответ прозвучал слишком быстро и неубедительно. Она постаралась улыбнуться. –Если бы Ливия была бессмертна, нас бы уже здесь не было. Скорее всего, он хотел дать ее Зене, но она бы никогда не взяла ее.

Она увидела, как лицо Вари стало спокойным. Жаль, что она не могла рассказать ей всего. Вместо этого она покачала головой и сказала –Ливия может быть и смертная, но она все еще… - она чуть не сказала «дочь Бога Войны», но вовремя остановила себя, -она все еще серьезный соперник.

-Так и есть – задумчиво согласилась Вария. –Если даже Зена за такое время не смогла справиться с ней.

Габриель поняла, что не хочет говорить об этом. Ей нужно было подумать. –Вария – сказала она спокойно –Спасибо, что рассказала мне. Это было смело с твоей стороны.

Вария пожала плечами. –Это было глупо с моей стороны. Я не была готова вести амазонок против Рима, теперь я это поняла. – Она неожиданно серьезно посмотрела на Габриель. –Спасибо. – Затем она развернулась и вышла из палатки. Бусы на входе покачнулись и звякнули ей вслед. Габриель стояла и смотрела ей вслед какое-то время. Потом, когда она убедилась. Что Вария ушла. Она задула лампу и вышла на улицу.

Один из пяти углов палатки поддерживался гладкой корой самого высокого в лагере дерева. Габриель посмотрела вверх, темные кроны скрывали луну. Она надеялась, что это будет идеальным местом. Она схватилась за нижнюю ветку, немного раскачалась и поднялась выше, хватаясь ногами за ветку. Ветка качнулась под ней. Она подтянулась и села на соседнюю ветку. Позволяя ногам свободно болтаться в воздухе. Она была права: со всех сторон обдувал легкий ветерок и замкнутость палатки уступила место ночному простору. Габриель обхватила руками ствол и прижалась щекой к прохладной коре.

Некоторое время она просто сидела, глядя на шелестящую листву, пытаясь привести мысли в порядок. Первый же спуск от лагеря упирался в стену укреплений, затем продолжался в болоте, которые занимали всю территорию между ними и Римом – и между ней и Зеной. Габриель вздохнула. С этой точки долина выглядела спокойной, болота были различимы только по легкому туману, который кружился в лунном свете, как будто его перемешивала невидимая рука великана. Чуть в стороне туман исчезал и черная земля сливалась с небом на горизонте.

В последнее время, все казалось таким же черным, как эта земля; кружащийся туман словно открывал какую-то правду, а потом скрывал ее снова, оставляя за собой тяжелый груз вопросов. Габриель попыталась представить Зену в пугающих римских доспехах. Возможно, она сейчас так же смотрела на этот туман с другой стороны, интересно, почему ее лучшей подруге снова больно. Почему она повела амазонок на запад. Вместо того, чтобы увести их на восток. Почему, она не дала Зене времени, чтобы сблизиться с Ливией и найти свою дочь внутри Чемпионки Рима.

Почему она выбрала амазонок, а не Еву.

Это был не ее выбор, подумала Габриель в отчаянии. Если Вария говорит правду о том, что была фавориткой Ареса – то, почему ей не признаться в измене, которую она не совершала? Тогда, это все было делом рук Ареса: все, с момента объединения амазонок до того, как они с Зеной проснулись в той пещере. Габриель почувствовала, как ее щеки начинают пылать. Даже ее неудачи не заставили амазонок отступить и это тоже было виной Ареса.

Он знал, что ее попытка установить мир обречена, что амазонки хотят войны. Наверное, поэтому он так бесцеремонно бросил Варию: он хотел обернуть сделку с Зеной в свою пользу, используя Габриель как пешку, заставив амазонок бороться в то время, как он вернет себе Зену.

Черт бы его побрал! Подумала Габриель злобно. Черт бы побрал его за то, что он разлучил их с Зеной и за то, что настроил свою дочь против амазонок. За то, что хотел сделать Зену бессмертной и забрать ее в то время, как Габриель пришлось бы бороться за амазонок в кровопролитной битве…

Кроме того, это было лишено всякого смысла.

Габриель резко села на ветке, ее голова закружилась, но не от высоты. Она находилась в недоумении: Аресу нужна была амброзия амазонок, на рассвете после последнего полнолуния… Перед тем, как Зена раскрыла планы Ливии по захвату амазонок! До того, как она попросила его о помощи.

Арес фактически отказался от этой войны, ну или отложил ее на время, чтобы достать амброзию для Зены.

Габриель медленно потерла руки о кору. Мысль о том, что Арес может отказаться от войны, тем более войны такого масштаба казалась еще более безумной, чем мысль о том, что он заманил ее в свою ловушку. Это было безумием. Она вдруг поняла, что сама хотела этого. Проще было думать, что Габриель – королева амазонок была всего лишь пешкой в глупой игре Ареса, чем обвинить Зену в обиде и предательстве, которые она сама испытала после рождения Надежды. И если Зена могла взять всю вину на себя, то она могла обвинить и Ареса. Это было легче легкого. В конце концов. Он был Богом Войны, это, вероятно польстит ему. Только это не было виной Ареса. Это было ее виной и от правды не скрыться. Бог Войны, возможно, не сделал ничего, чтобы остановить эту войну, но не Арес повел амазонок против своей дочери и Зены. Это была она – Габриель из Потейдии.

Понимание этого принесло облегчение. Габриель удалось выдавить из себя печальную полуулыбку. Они принимала не правильные решения, но это были ее решения. И если она сама ввязалась в это, она могла и выпутаться из этого всего.

Она была маленькой девочкой из Потейдии, которая верила, что все люди добрые, даже те, которые держали нож у горла. Конечно, это было до того, как к ее горлу приставили нож… Но она была той маленькой девочкой, которая однажды остановила войну, когда орда терроризировала Афины. Ухаживая за заключенными, она поняла, что варвары, умирая на поле боя просили воды, и она ползла в грязи и крови, чтобы дать им попить. Тогда-то и было объявлено перемирие. Зена тогда была другого мнения, но Габриель стояла на своем и она остановила войну. Тогда, Королева Амазонок извлекла несколько хороших уроков.

Впервые с тех пор, как она услышала доклад о римской армии от разведчиков, Габриель почувствовала, что снова может все взять под контроль. Еще не все было потеряно. Она просто должна была поговорить с Зеной, с Ливией, с Римом. И если Арес готов отказаться от этой войны прежде чем…

Габриель вскочила на ноги, легко балансируя на ветке и крикнула –Арес!

Она понимала, что уже привыкла ходить в доспехах и лазить по деревьям, но она не хотела думать об этом и повторила: -Арес, я должна у тебя кое-что спросить. – Когда ответа не последовало, она сбавила тон –Пожалуйста.

Она напряглась, прислушиваясь к звукам ночи. К стрекоту насекомых в траве. К шелесту листьев вокруг нее. Она даже не была уверенна в том, что она слышит, ведь Зена делала это иначе, но она не могла так и не могла почувствовать присутствия Ареса. Это не имеет значения. Решила она. Ей не обязательно было его видеть, она просто надеялась, что он услышал ее.

-Арес, - тихо позвала она. –Я знаю о Вари. И о народе амазонок. И я знаю, что ты хотел натравить амазонок на Рим до того, как отказался от этой затеи ради Зены.

-О, действительно.

Габриель была готова к его появлению. Она медленно повернулась, пытаясь скрыть искорки надежды, стараясь выглядеть спокойно и невозмутимо. Арес стоял на узком конце той же ветки, в двух шагах от нее. Он подпрыгнул и она легко согнулась под его весом. Он выглядел… странно. Он не был похож на бога с горящими глазами, которые всегда смотрели на нее с издевкой. Он больше был похож на уставшего. Измученного видениями человека, разъяренного тем, что не может показать свой страх. Габриель посмотрела ему в глаза, его лицо выражало скучный скептицизм.

Может быть, ты еще не слышала: не в моих правилах сдаваться без боя – он сделал жест в сторону римского лагеря. –И вот, когда вы сойдетесь. Я буду наслаждаться этой битвой.

-Я так не думаю.

Арес уставился на нее. Габриель почувствовала неуверенность. Но сейчас, он был скорее ошеломлен ее смелостью. Может, Зена его никогда не воспринимала, как Бога Войны. А скорее, как человека с дурными привычками, который вечно втягивал в неприятности. Но в нем были проблески порядочности. По крайней мере. Он сказал ей. Что Зена «пока что» в порядке….

Габриель сглотнула. –Я хотела, хм… спасибо. За то, что ты сделал. За то, что рассказал мне о Зене. – она сделала паузу, собираясь с мыслями. –Почему ты сделал это?

Арес окинул ее изучающим взглядом. –Я не сказал тебе ничего и не собираюсь делать этого, так что если это все, что ты хотела мне сказать… - он отступил, готовясь исчезнуть.

-не все – остановила его Габриель с чувством самодовольства. Она смогла сделать это. –Арес, насчет этой войны…

-теперь, все в твоих руках, блондиночка – нахмурился он. –Уже слишком поздно, чтобы отступать.

Габриель почувствовала. Что начинает злиться. –Слишком поздно для кого? Для Зены и вашей дочери? Арес. Если ты позволишь этому случиться, тогда будет поздно для всех.

Рот Ареса раздраженно скривился. –Избавь меня от излишнего драматизма, габриель. За тобой стоит пятидесятитысячная армия, ждущая твоих приказов. Большинство из твоих воинов сейчас согласились бы со советом бога Войны. Если ты не одна из них. То не трать мое время.

Габриель приложила не мало усилий, чтобы промолчать, глядя в темное лицо Ареса.

-Что? – рявкнул он и Габриель поняла, что она попала в яблочко. Всплеск оптимизма захватил ее. Возможно, еще есть шанс…

-Ты трус. – Сказала она с ледяным спокойствием. Как будто она спрашивала, откуда он пришел чисто из любопытства, чувствуя. как угрызения совести отступают прочь. –Ты боишься меня.

Арес недоверчиво засмеялся. –Скажи пожалуйста, что это шутка.

-Ты. Ты так боишься правды, что не можешь смотреть мне в глаза. –Арес резко посмотрел на нее, но Габриель не остановилась. –Я знаю, Арес. Ты готов был отказаться от этой войны. Ты даже перенес меня сюда, зная, что я хотела попытаться остановить это, только все пошло не так, а тебе не хватило смелости сказать об этом Зене… - потому что тогда, тебе бы пришлось рассказать ей о Варии, о своем плане столкнуть амазонок и Ливию. Зена бы тогда во всем обвинила бы тебя и была бы в ярости из-за Евы…

-Сначала, ты говоришь, что я боюсь «правды», теперь – это все Зена?

Хорошо – Габриель с прищуром посмотрела на него; Арес хотел было скрестить руки, но посмотрев на Габриель передумал. –Скажи мне, что я ошибаюсь, что ты не боишься. Скажи мне, что ты передал мое послание Зене.

Он скрестил руки на груди. Он выглядел, как маленький ребенок. Подумала Габриель и почти засмеялась от нелепости его вида; рядом с ним она должна была чувствовать себя ребенком. Она ждала. Она молча вздохнула, потом продолжила.

-Арес… Ты не должен делать этого. Ты хотел остановить эту войну однажды, так что же изменилось сейчас? Зена должна знать о том, что племена объединены. Даже если она злится на тебя. Это твой шанс. – она напряженно улыбнулась, но его лицо осталось неизменным. –отведи меня к ней. Я расскажу Зене правду; она поймет, что ты в этом не виновен. Пойдем. – Она немного поколебалась и протянула руку. Касаясь его руки. Его кожа была удивительно теплой. –Пожалуйста. Позволь мне поговорить с ней.

Арес с силой схватил ее за руку и отшвырнул ее в сторону. –Глупая девчонка.

Его голос был низким и беззвучным, как звучание басовой струны. Слова Габриель яростью встали поперек горла, которая тут же отразилась на его лице. Вся смелость Габриель ушла; она отступила к стволу дерева, интересно, он ее просто пугает или убьет ее прямо здесь.

-Ты хоть знаешь. Почему боги делают те или иные вещи? Позволь просветить тебя, Габриель. – он сделал шаг вперед –Я создал эту войну, я управлял твоей никчемной жизнью и всех вокруг тебя, и Ливии, Зены – потому что я – Бог Войны, и я не подчиняюсь воле смертных! А теперь, вы сойдетесь на поле боя, подарив мне величайшую войну всех времен. – Его голос стал громче. –Я чувствую это. Сражение пульсирует в моих жилах: кровь, слава, смерть…Оо, какая мощь!

Габриель с трудом прислонилась к дереву, ее ноги уперлись в кору позади нее, а сердце бешено стучало. Арес наклонился к ней и улыбнулся злобно. –Ты ничто, Габриель, ты не можешь ничего изменить! Не ты, не кто-либо из вас.- его взгляд поднялся вверх, путаясь к кроне деревьев и в этот момент Габриель спросила, не сошел ли он с ума?!... Тогда его взгляд снова вернулся к ней – яростный, темный, -для меня ничего не существует, только эта война, и тысячи других воин, на протяжении веков, тысячелетий, вечности! Ты думаешь, что можешь остановить это? Ты не можешь остановить это. Не ты, не Ливия, не даже Зена.

-Я не верю тебе! – Габриель, услышав собственный голос не поверила. Что она сказала это. Видимо, не одна она, потому что Арес застыл на месте.

-Ты лжешь! – повторила Габриель с ужасом. –не ты начал эту войну, но тебе хотелось бы верить,что ты можешь управлять нами, как игрушками в своей игре, как будто мы жуки. Которых ты используешь ради собственного развлечения. Как сказала однажды Зена – помнишь?

Лицо Ареса не изменилось, но Габриель осмелела и оторвалась от дерева. –Тогда я не понимала ее, Арес, но поняла позже. Знаешь когда? Когда увидела, как живых людей согнали, словно скот, ради того, чтобы искупать в их крови Дахокка. И ты был его приспешником, всего-лишь никчемным рабом.

Скулы Ареса напряглись и Габриель знала, что это знак. Она продолжила почти шепотом. –Тебе тогда было хорошо, да, Бог Войны? Когда ты не мог принадлежать сам себе и зависел от воли Дахокка, когда ты был марионеткой. Или собакой на поводке! Так почему же тебе не продолжить это? – Принеси в жертву амазонок, римлян, Еву, Зену… Продолжай. Может тогда ты будешь чувствовать себя хорошо. Может, это того стоит. – Она чувствовала. Как силы покидают ее и тихо закончила. –Может, ты станешь Дахокком.

А потом она отвернулась, потому что ее сердце разрывалось от боли и ей хотелось плакать, но она не хотела, чтобы Арес это видел. Кора была такой гладкой и холодной, а ее щека слишком горячей. Габриель не обратила внимания на синюю вспышку, она была поглощена воспоминаниями. Эйфория от рождения Надежды, хотя она знала, что что-то уродливое и сильное, не поддающееся пониманию использовало ее, а она была не в состоянии остановить это.

Она вдруг почувствовала себя крайне глупой. Так бессмысленно было кричать на бога, все равно, что проклинать ветер. Она должна была помнить это.

Габриель резким движением вытерла слезы. Затем осторожно слезла с дерева.

• * *

Арес прижался спиной к серебряному щиту на стене. Ледяной металл холодил его кожу даже через толстый жилет. Залы войны, казалось, звенели от шума, который бесконечным эхом отскакивал от решеток, стен и мечей. Как будто сотня бардов говорила, перекрикивая друг друга. 'Может это того стоит… Может ты станешь Дахокком.' – словно шелест листьев в темноте. ‘Дахокком-Дахокком-Дахокком…’

-Заткнись! – Закричал Арес яростно. –Заткнись!

Он бросился бежать, слова все еще задевали его разум. Он остановился, чтобы перевести дыхание, его грудь быстро поднималась и опускалась. Он не должен был мириться с этим. Он даже не знал, почему говорил с блондинкой, почему позволил ей говорить все эти вещи. Он не должен был оставлять Варию в живых, он должен был догадаться, что она проболтается. Он не знал. как Габриель догадалась, что он хотел отказаться от этой войны раньше, теперь было все равно. Это уже не имело значения. Не теперь, когда он вернулся к делу, когда Зена уже была не нужна ему. Зена думала, что он начал эту войну. Но кто такая эта блондинка, чтобы допрашивать его? Никто. Напомнил себе Арес. Они все были никто. А он – Бог Войны.

Он решительно прошел в дальнюю часть зала, где на многоуровневом помосте возвышался его трон. Он поднялся на первую ступень и с отвращением остановился. Этот зал. Долгие годы он почти не вспоминал про него. Но речи барда всколыхнули воспоминания. Кокон Надежды. Его слизистая полупрозрачная оболочка отвратительно шевелится на его троне; голос Дахокка, обжигающий разум своими требованиями… 'Ты тогда хорошо себя чувствовал. Не правда ли, Бог Войны. Когда ты не мог принадлежать сам себе и зависел от воли Дахокка, как марионетка, или собака на поводке!.. И настойчивые руки Надежды. Извивающиеся вокруг его тела, ее холодные прикосновения, как насмешка Дахокка, чтобы унизить его.

Ловушка. То, что он тогда чувствовал и стыд такой. Что до сих пор кидало в жар. Даже спустя столько времени. Им манипулировали, как пешкой в игре. Полностью контролируя его. Неужели так чувствуют себя смертные?

Арес стряхнул воспоминания. Он поднялся выше и сел на кожаный трон. Он откинулся назад; эхо исчезло; черные мраморные колонны возвышались по всему залу, как это было всегда. Он принимал все слишком близко к сердцу. Дахокк ушел и его зло тоже, а он не имел с ним ничего общего. Все это было в прошлом. Он как раз хотел поздравить себя с тем. Что вновь взял все под контроль, как молниеносная мысль из обвинений Габриель вернулась к нему. ‘Может. Ты станешь Дахокком’

Это не может быть правдой. Он не был похож на Дахокка! Дахокк был чем-то сверх. Даже не божеством, но чем-то материальным.

И теперь, самые потаенные уголки его разума насмехались над ним, над его слабостями. О которых он не подозревал. Арес нервно ерзал на троне. Он не мог позволить всему этому случиться. Он был сам виноват в том, что Зена отказалась от его помощи! Он поступал не правильно, утверждая. Что его дочь выполняет свою миссию – это была его миссия. Но если Зена хотела сидеть избитой в грязной римской палатке – это было ее право, тут он был не виновен…

'Ты - трус'. Настойчиво звучал голос Габриель, к которому присоединился его собственный внутренний голос, насмехаясь над ним. ‘Ты-никто, Арес.’


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
Vasilia Дата: Среда, 2014-01-08, 5:41 AM | Сообщение # 193
Зенайтик
Я: шиппер
Сообщений: 36
Статус: отсутствует
Как всё накаляется... Восхитительно)) Продууу
No_Faith Дата: Среда, 2014-01-08, 3:13 PM | Сообщение # 194
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
Последняя часть 14 главы :)
________________________

* * *
Зена села на грязный пол, ее тело дрожало под одеялом, которое наконец кинули ей. Она понимала, что это была лихорадка. На самом деле, было не так холодно, но онемение распространялось от ран, нанесенных плетью. Она чувствовала, что раны были инфицированы, она стучала зубами, создавая шум. Она знала, что должна была двигаться, хотя ее ноги и руки натирали веревки, и каждое движение причиняло боль. Она хотела пить.

Ее мучил один вопрос с тех пор, как Ливия вышла из палатки, сжимая кулон, который передал ей охранник. Это был ее последний шанс. Зена собрала последние силы и попросила охранника передать кулон. Вопрос был в том, выполнит ли он просьбу заключенного. Ее уверенность в голосе была блефом, трюком, которому она научилась от Цезаря. Возможно, сейчас было важно признать влияние Цезаря. Скорее всего, просто жажда затмила ее разум.

Она смотрела на полоску лунного света, проникающего сквозь дверной проем, считая минуты до новой встречи с дочерью, когда у нее появится еще один шанс рассказать ей все. На этот раз все. Семры больше нет. Наконец, дверь распахнулась, впуская Ливию, полностью вооруженную и с факелом в руках. Сердце Зены гулко забилось. Любопытство привело Ливию назад, других причин для ее возврата просто не было. Ливия воткнула факел в землю так, чтобы палатка наполнилась оранжевым светом и запахом горящей смолы. Зена закашлялась. Мгновение спустя Ливия раскачивала перед ее лицом кулон, дающий ей право касты.

-Значит теперь я – королева амазонок – насмешка в голосе не могла скрыть любопытства.

-Пока нет. – Зена смотрела сквозь кулон, пытаясь разглядеть глаза дочери, но не могла сказать, что таилось в них.

-Что это значит?
-Это долгая история.
-Ты сказала Лепиду, что эта вещь – Ливия легко подбросила кулон, поймав его спустя мгновение. –может сделать меня королевой амазонок. Меня не интересуют истории. Просто ответь.
-Самый простой ответ будет длинной историей.

Зена неловко подняла голову. Что-то новое появилось в лице ее дочери с момента их последней встречи. Новая уверенность, как будто она уже выиграла. Тогда Зена поняла, что она опоздала. Арес уже успел поговорить с их дочерью.

-Что он сказал тебе? – мягко спросила она.
-Все, чего не сказала мне ты. Твое имя. Габриель.

Последние слова прозвучали, как удар. Зена отвернулась, чтобы скрыть боль. –Я вижу.

-Кулон? – тонкие пальцы Ливии властно играли с ним.
-Садись – сказала Зена, но не Ливии, а своей дочери. –Я расскажу все остальное. Я обещаю. – она попыталась поймать ее взгляд и добавила: -В том числе и про Маркуса.

Рука Ливии сжала кулон.

Долгое время тишина нарушалась только шипением и треском факела. Огонь отражался от блестящих доспехов Ливии, а горячий воздух развевал ее плащ. Ливия села.

-Все в порядке. – слабый запах вина перемешался с тяжелой вонью дегтя от факела. Она завернулась в свой плащ. –Я хочу знать.

Зена повернулась к дочери в полоборота. –Я расскажу тебе всю правду. – предупредила она.

Ливия кивнула. –Я хочу знать. – она откинулась, опуская руки на колени и Зене показалась, что они снова в той спальне в Диррахии, только на этот раз ее ничего не держит.

Сначала она говорила запинаясь, потом слова зазвучали увереннее и рассказ пошел быстрее. Она начала со своего имени, потому что она хотела, чтобы Ливия знала, чья она дочь. Потом, она рассказала о Габриель, как она рисковала жизнью, пытаясь спасти принцессу амазонок и как сама дала Ливии тот самый кулон, который она держит в руках. Она рассказала дочери о том, как она родилась и как счастлива была сама Зена, о том, как ее посвящали в племени Габриель. Наконец, она рассказала о тиране, пришедшем на земли Цинь и укравшем много лет жизни у нее и у ее ребенка, чья жизнь была для нее дороже собственной.

-На тебе был этот кулон, когда Маркус нашел тебя на пляже – закончила Зена. –Те слова, что он сказал Габриель, он хотел вернуть его тебе.

-Значит, я-амазонка – без каких-либо эмоций произнесла Ливия.
-Да. Ты можешь быть полноправным участником их совета. Можешь провести переговоры, не пролив и капли крови. Ты можешь выиграть, Ева.

-Ливия – сказал она. – Зена была поражена той болью, которая отражалась в ее глазах. –И ты права. Я могу выиграть. Я сделаю это.

Сердце Зены гулко забилось. –Если ты начнешь войну. То единственным, кто победит будет Арес. У тебя в руках есть лучшее решение! Действуй. Ты слишком умна, чтобы позволить управлять собой.

Ливия медленно покачала головой, глядя в глаза Зены, потом прокричала через плечо. –Охрана!

Лепид оказался внутри в одно мгновение с кинжалом в руках. Зена попыталась встать, но Ливия толкнула ее обратно. Она вытащила факел из земли и махнула им в сторону Лепида. –Проследите, чтобы ей дали одеяло и что-нибудь поесть.

-Да, генерал – он остался стоять на месте. –Это все?

-Нет.

Зена смотрела, как ее дочь стоит с тяжелым факелом в руках, бросающим тени на ее лицо. Ливия размышляла о чем-то, Зена видела это по плавности ее движений, когда она повернулась к охраннику. Ливия забросила край плаща на плечо, но Зена уловила, что ее рука мелко дрожит.

-Немедленно найди Руфуса и скажи ему, чтобы разведчики передали сообщение амазонкам. И еще…

Зена даже перестала дышать от напряжения.

-Скажи ему, чтобы не было никакого оружия – сказала наконец Ливия. –Я хочу провести переговоры.

Счастье затопило Зену. Свет факела теперь был больше похож на золотой занавес перед глазами, так, что трудно было разглядеть что-либо вокруг. Она моргнула несколько раз, но к тому времени ее дочь уже вышла из палатки и она снова осталась одна. Она не могла не улыбнуться сквозь слезы и боль, пронзающую ее тело. Переговоры. Ее дочь хочет пойти на переговоры с амазонками. Зена хорошо знала, сколько мужества надо, чтобы стоять перед армией и говорить о мире. Она надеялась, что ее дочь тоже поймет это.

С того момента, казалось, прошло уже много времени. Трудно было сказать, насколько глубокая ночь была сейчас, кроме того, время от времени Зене казалось, что она слышит щебетание птиц снаружи, зная, что рассвет совсем скоро. Она закуталась в одеяло, проклиная свое тело за сжигающую лихорадку. Она была так близко. Очень близко, что теперь не смела думать о том, что происходит снаружи – о разведчиках, которые наверное уже дошли до амазонок, о Габриель… Все было настолько хрупким, что казалось, рассыпится вмиг, стоит только об этом подумать.

-Предатель, ты не спишь?

Зена подняла голову. Высокий охранник Лепид стоял в дверном проеме. Он выхватил меч и держал его наготове, Зена заметила блеск веселья в его глазах. Она спросила, правда ли он думает, что она может сражаться в таком состоянии или оружие было просто для придания более грозного вида. В другой его руке она заметила ведро. Она с трудом ворочала опухшим языком: -Лучше…воды.

-Здесь – он поставил ведро у ее ног. Часть воды плеснулась ей на колени, заставляя ее вздрогнуть. –Черт, повезло тебе. Генерал сказала, что ты нужна ей живой.

-Тогда… Я счастливее, чем большинство из вас – Зене было интересно, насколько он осведомлен. –По крайней мере, мне не придется… воевать с амазонками.

Лепид горько посмотрел на нее. –А ты и правда умная. Но ты выбрала не того человека для своих интриг, я не расскажу тебе о планах генерала. Только не я.

Зена пожала плечами, пытаясь скрыть разочарование. Она надеялась, что еще долго лихорадка не сможет одолеть ее. Чтобы она смогла узнать, что все нормально, что Габриель в безопасности, а Ева заключила договор…

-Ты будешь пить или нет? – он немного подтолкнул ведро носком сапога, проливая еще немного воды на колени Зены. Ее горло совсем пересохло.

-Как только ты развяжешь мне руки – повела она плечами, зная, что это безнадежно. Лепид фыркнул.

-Ага, и покажу тебе, где выход. Пей так. – затем он повернулся и вышел на улицу, закрывая за собой дверной проем.

Зена застонала и поползла на коленях к ведру, игнорируя спазмы, сковывающие ее тело. Она уронила лицо в прохладную воду и стала жадно пить, словно животное, не обращая ни на что внимания, пока блаженная прохлада текла по ее губам, по ее горлу, по ее горячей коже. Она закрыла глаза, оставляя лицо в воде, словно поплавок, стараясь не дышать и ни о чем не думать. Потом она откинулась, жадно вдыхая воздух. Ее мокрые волосы прилипли к лицу, словно водоросли. Она думала, что сможет ощутить запах моря, соленый воздух внутри закрученной морской раковины. Габриель приносила ей такую однажды, давала послушать. Море билось внутри нее, Зена слышала это тогда. Сейчас, шум стоял в ее ушах. Лихорадка не отступит так быстро, не все сразу. Глупая, нужно было что-то делать, а она думала о волнах, бьющихся о берег. Теперь она сможет заснуть…

А потом, она лежала в море на спине, волны размывали песок, Габриель была рядом. Она знала, что они только что сбежали из мира Иллюзий и все было в порядке. И будет в порядке, они лежали и смеялись.


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
Лагу Дата: Среда, 2014-01-08, 4:47 PM | Сообщение # 195
Аресолюб
Я: Модератор
Сообщений: 1741
Статус: отсутствует
No_Faith, очень здорово! Интересные диалоги, действия, повороты сюжета.
"Мысли" персонажей нравятся как описаны - Габ, Ареса, Зены...
Не уж то Ливия и правда вняла словам матери... как-то с трудом верится =))) узнаем в продолжении.


No_Faith Дата: Среда, 2014-01-08, 9:51 PM | Сообщение # 196
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
Иии... 15 глава целиком (мои глаза завязались в узел)
________________________________________

15. То, что я делаю.


Но ночь подняла над башней черный свой стяг
Свой истинный крест, свой подлинный флаг
Три армии собрались на расправу в ночь
Три черных начала, три дьявольских сна
Три черных начала адских трех рек
Что мог с ними сделать один человек ?
Сойдемся на месте, где был его дом
Где трава высока над древесным углем
И зароем нашу радость в этом черном угле
Там, где умер последний человек на Земле


Наутилус Помпилиус – Последний человек на Земле.


-Габриель, Габриель проснись!

-Перестаньте меня трясти… - Габриель закрыла лицо руками, пытаясь еще немного поспать. Она хотела видеть теплые, добрые сны, где они с Зеной вместе, где лес окружает их и деревья задумчиво качают головами. Она рассказывает историю, а Зена слушает с нежной иронией на лице, которая ей так шла. Мечты отступили, игнорируя сопротивление Габриель, вынуждая ее окончательно проснуться.

-Я не сплю – сказала она и открыла глаза. Ее голова болела. Должно быть, она уснула на карте после того, как вернулась после перепалки с Аресом; взглянув на бледную полоску света в дверном проеме она поняла, что наступил рассвет очередного пасмурного, дождливого дня. Шквал ветра ворвался в палатку, заставив кожу скрипеть. Габриель села, каждый мускул ее трясся от негодования. Она моргнула и потерла глаза –Вария?

Вария положила руку на плечо. Она выглядела взъерошенной, как будто ее резко разбудили. Ее волосы были зачесаны назад, собраны в свободную косу, а под глазами залегли темные круги. Она крепко сжимала в руке кусок пергамента.

-Сообщение от римлян – сухо сказала она. -с печатью Ливии.

Габриель сразу проснулась, забывая о снах. Она выхватила пергамент, срывая с него ленту, перевязывающую его.

-Когда оно пришло? – спросила она, потом посмотрела нахмурившись. –Печать разбита. – воск разломился на две половинки в ее руке.

Вария выглядела вызывающе недовольной. –Я читала его. Посланцы все еще здесь и ждут ответа. – она ткнула пальцем в свиток в руках Габриель –Читай.

Габриель развернула пергамент и начала читать. Чем дальше она читала, тем медленнее. Кровь прилила к ее лицу, пульсируя в висках словно страх.

Она посмотрела на Варию закусив губу. –Ливия просит вступить в переговоры. Может… она хочет мира. – она была встревожена неопределенностью.
-Конечно – с издевкой сказала Вария. –она пришла сюда с четырьмя легионами, ищущими мира?
-Вполне вероятно, что она передумала. Ведь рядом с ней все это время была Зена. Зена может быть очень убедительной, может Ливия изменилась, кто знает.

Вария запнулась на мгновение. –ты не веришь сама в то, что ты говоришь. Ты знаешь, что она лжет, также, как знаем это мы. Она не хочет мира, она хочет битвы.

Габриель покраснела и отвернулась. –Не важно, что я думаю. Сейчас мы можем поговорить с ее посланниками.

-Согласна. Нам лучше выяснить, какую игру затеяла Ливия.

Габриель уже не доверяла даже себе. Казалось бы, вот он шанс поговорить с противником, но тогда почему она не чувствует счастья?

Она подняла сообщение. –Кто еще видел его? Совет?

-Они сейчас с римлянами, нам лучше поторопиться.

Габриель налила воду из кувшина на руки и плеснула в лицо, оставшуюся воду выпила длинными глотками. Вода была чуть теплой, но Габриель чувствовала дрожь в руках. Она встала и взяла амулет, сделанный из серебра, который давал ей право быть членом совета, и надела его через голову, жестом указывая Вари проводить ее. –Где они?

-У центральной сторожевой башни на западе.

Вария уже стояла в дверях. Габриель поспешила за ней и двое вышли в пробуждающийся лагерь. Проходя мимо ряда засыпанных углями костров. Несколько женщин вышли из своих палаток, вооружаясь на ходу. Габриель поймала их недоуменные взгляды, когда они с Варией проходили мимо. Она прекрасно понимала, что командиру армии не следует бежать через лагерь, как ребенку во дворе, но сейчас свиток, который она сжимала в руке был важнее всего. Видела ли его Зена? Может быть это была правда о том, что Ливия знала, что является наследницей амазонок и хотела поговорить? Может. Зене удалось? Это казалось возможным, но в это было трудно поверить… Габриель крепче сжала пергамент, как будто это была рука Зены. Она споткнулась и еле восстановила равновесие, стараясь больше не думать о Зене. Лишь бы было все в порядке. Но прежде, чем она смогла убедить себя в этом, они дошли до башни.

Сторожевая башня возвышалась над стеной, поддерживаемая толстыми балками у основания, которые также служили в качестве ворот. По обе стороны от нее была стена в два раза выше Габриель. Снаружи был широкий ров, который тянулся вдоль стены. Сейчас через него был перекинут импровизированный мост. Охраняемый четырьмя вооруженными амазонками.

Другой отряд стоял в пятидесяти шагах от ворот, образовав круг, направив копья в центр. Вокруг них было пусто, но не стоило забывать о лучниках, смотрящих с высоты сторожевой башни.

-Там – указала Вария, они пересекли поляну и подошли к амазонкам –посланники Ливии.

Двое охранников убрали копья, чтобы Вария и Габриель могли войти в центр круга. Римляне стояли в центре. Трое из них были пехотинцами – слишком большая группа. Все трое были одеты в полную броню с перьями на шлемах. Но их ножны были пусты, не было даже кинжалов на поясе. Габриель узнала в одном из римлян молодого паренька Руфуса, который расспрашивал ее об амазонках. Ей было интересно, узнал ли он ее в наряде амазонки. Если и так, то он не подал вида.

Протейя, Сайян и еще несколько членов совета уже были здесь и стояли полукругом вокруг римлян. Каждая королева на своем привычном месте. Габриель была удивлена, увидев Маргу среди них, на ней был надет амулет в виде полумесяца – знак бывшей королевы, вместо полного круга, который теперь украшал шею Габриель. Так она показывала свое право говорить на совете. Габриель кивнула ей.

В полукруге было два пустых места. –Сестры – поприветствовала она остальных, занимая свое место. Слева от нее заняла место Вария.

-Что происходит, Габриель – спросила Протейя, отметая формальности. Она нетерпеливо заправила за ухо красный локон. –Почему у Ливии есть право слова?

-Потому что сама королева дала ей его. Видишь!

Все обернулись на голос Руфуса. Нельзя было не заметить кулон, который свисал с его руки, играя в утреннем ветре. Он поднял руку высоко в воздух. –Вот!

Габриель почувствовала себя словно тигр, готовящийся к прыжку.

-Она украла его! – вмешалась Вария, выйдя вперед и встав напротив Протейи, натянуто улыбнувшись Габриель. –Это ничего не значит. Эта безделушка была дана без соответствующего обряда амазонок, вы все знаете это!

-Если она украла его, то это так.

Спокойный голос Марги прозвучал в ответ Габриель. Ее темные широко поставленные глаза изучали Габриель. –Эта подвеска была дана дочери Зены, когда она была в нашем племени, чтобы она могла перенять твои права. Ты нам говорила, что она мертва, Габриель.

В ее голосе слышались одновременно и вопрос и обвинение. Габриель знала, что Марга давала ей шанс все объяснить. Почему она не рассказала им?

Напряжение росло в ожидании ответа. Габриель думала о том, что она должно быть. Выглядит. Как взъерошенный ребенок, ошеломленный ранним пробуждением. Она сосредоточилась только на одной мысли: был только один человек, который мог сказать Ливии о том, что значит этот кулон –Зена. И Зена не сделала бы этого, если бы не была уверенна в своей дочери. ‘Ливия хочет мира’. Сказала себе твердо Габриель.’Ливия может измениться.’ Ливия уже изменилась. Она должна была поверить в это.

Сайян нахмурилась, глядя на римлян. –Может, кто-то снял кулон с тела Евы? Может, Ливия купила его…

-Нет – резко отрезала Габриель. Она не отводила взгляд. Пришло время раскрыть все карты. –Ливия и есть Ева.

Долгое молчание переросло в перепалку. Амазонки кричали друг на друга, вытесняя ее. Габриель пыталась отбиться от них, но не могла найти сил, чтобы заставить их замолчать. Марга сделала это за нее, жестом показывая охранникам, чтобы увели римлян. Руфус и остальные неохотно последовали за охранниками. Останавливаясь на достаточном расстоянии от совета.

-Как такое может быть? – хмуро спросила Марга у Габриель. –Ты сказала, что Еву похоронили на горе вместе с вами, что она погибла в результате падения…

-Она выжила. Римляне нашли ее.

Крики начались снова; Габриель поймала ошеломленный взгляд Вари, но не могла сейчас предложить лучшего объяснения.

-когда ты собиралась сказать нам об этом, сестра? – голос Протейи прорвался сквозь шум и крики прекратились. –Какие еще секреты есть у тебя от нас?

-Мне очень жаль – к удивлению Габриель, ее голос не казался беспомощным, она даже могла контролировать его. –Это единственная моя ложь. Правда, я не… - она сделала паузу. –Я не думаю, что Ливия может измениться. Но Зена может. Поэтому она осталась рядом с ней, чтобы попытаться… дать ей понять.

-Так Ливия – дочь Зены. – сказала наконец одна из южных королев, стараясь смириться с этой мыслью. Кто-то вздыхал с недоверием. Остальные качали головами.

-Она – Габриель подняла глаза и увидела, что Марга приказала привести обратно римлян и сейчас они бодро шли назад, к вооруженным амазонкам.

-Вот почему Зена не могла остановить ее? – спросила Сайян. –Потому что Ливия – ее дочь?

Габриель видела, что Сайян не злится, она просто задает вопрос. Она сделала глубокий вдох. Зена доверила Ливии кулон. А она доверяла Зене.

-Зена остановила ее – сказала она. –Она дала дочери кулон не просто так. Это ее право слова, Ева может вести с нами переговоры, не потеряв статус в лице своей армии. Мы можем заключить мир с Римом во благо всем нам, не убивая друг друга в бою.

-Стать союзником Рима? – Вария выдавила из себя, остальные молчали. –Это безумие!

Габриель почувствовала, как кровь приливает к ее лицу. Слова Вари звучали хуже. Чем обвинения Протейи, ведь она привыкла полагаться на поддержку Вари.

-Это настолько плохая идея? – заговорил один из римлян.

Габриель узнала этот голос. Во рту пересохло –Ливия?

Ливия сняла шлем и встряхнула темными кудрями, явно наслаждаясь тем, что шокировала амазонок. Руфус и второй мужчина почтительно отступили. Напряженность в кругу возрастала. Ливия протянула руки, чтобы показать. Что при ней нет оружия и что она имеет право носить свой кулон. Она надела его на шею.

-Ваша королева говорит разумно. –Ее голос был вежлив и звонок. –Я приехала к вам сама в знак доверия. Было бы жалко растрачивать жизни народа, когда мы можем работать вместе.

-Не жалко тратить твою! – выкрикнула одна из амазонок и Протейя согласилась: -Мы можем убить тебя прямо на этом месте, римляне. Лучники в этой башне никогда не дремлют.

Ливия снисходительно посмотрела на нее. –Можете, я стою безоружная в вашем лагере – Легко.

Габриель почувствовала, как ее щеки краснеют. Когда она увидела такую же реакцию у других амазонок: смущение от беспочвенных угроз и сдержанное восхищение храбростью Ливии. Так она была воспитана, как поняла Габриель Это была дочь Зены, которая выросла Чемпионкой Рима: ее действия и слова говорили, что она не достойна меньшего.

Ливия посмотрела на нее. На мгновение, Габриель забыла как дышать. На нее смотрели глаза Зены, проникая прямо в душу, но не принося ни тепла ни прощения. Казалось, они говорили, что она больше не нужна Зене. Ее дочь была здесь, чтобы вести мирные переговоры не из-за Габриель, но глядя на нее. Габриель уняла дрожь. Когда она решила, что Ливия такая же, как надежда? Почему она решила, что Ливия не может измениться?

-королева Габриель, - обратилась к ней Ливия. –Кажется, мы уже встречались.

Габриель спокойно кивнула. –Так и есть.

-Только тогда ты была шпионом в моей армии.

-Я не была шпионом! – запротестовала Габриель и только потом поняла, как глупо это звучало. Кем же еще могла быть Джана? –Я была другом твоей матери – закончила она неубедительно.

-Конечно – легко согласилась Ливия, потом посмотрела на остальных членов совета. –Я ценю, что вы приняли моих посланников, но я бы хотела поговорить с вами честно, как одна из вас, как амазонка.

-Ты хочешь получить место в совете? – недоверчиво спросила Марга. –Но это невозможно. Габриель – королева твоего племени.

-Да. Так и есть – сказала Ливия. –Пока.

Габриель казалось, что ноги едва держат ее. Ливия продолжила, -По закону амазонок я могу занять ее место, если… - она посмотрела на Габриель. –Я вызываю ее.

Казалось. Мир перевернулся. Габриель видела, как Ливия торжествующе смотрит на нее, остальные амазонки молчали. Она боялась атаки со стороны римлян, но Ливия нашла более легкий способ уничтожить амазонок, от которого они не могли отказаться, не отказавшись от своих законов.

Нет, королева не могла отказать в вызове. У Ливии было право касты и она могла оспорить его.

Марга повернулась к Габриель с яростью и печалью на лице, Габриель вдруг захотелось поблагодарить ее за это.

-Она имеет на это право – сказала Марга с сожалением. –У нее есть право касты. Если ты откажешься… Если ты откажешься, рим победит.

Казалось, это изменило все; Габриель поняла, что амазонки увидели смысл в вызове Ливии. Ливия пришла в их лагерь без оружия. Теперь, она хотела знать, насколько смелой была королева амазонок, была ли она достойным противником. Переговоры с равным. Все равно что битва с равным. Они рассчитывали, что их королева отстоит их честь.

Они рассчитывали, что она победит ребенка Зены.

Габриель не могла произнести ни слова; она стояла неподвижно, пока не наступила полная тишина и все смотрели на нее. Глаза Ливии оставались холодными и спокойными, как зеркала, в которых отражался страх Габриель.

-Я теряю терпение. Королева Амазонок. Так каким будет твой ответ?

-Я не хочу драться с тобой, Ева. –После первых слов Габриель уже не могла остановиться. Она чувствовала, как на глаза наворачивались слезы и защипало нос. Она вспомнила, как еще маленькой держала эту девочку на руках, как ее лицо становилось малиновым от крика. –Я держала тебя на руках, когда ты родилась. – Слезы потекли по щекам и она не могла ничего с этим сделать. –Ты дочь Зены! Ты также моя дочь и всех амазонок. Тебе не нужно воевать с нами, Ева. Ты одна из нас.

Габриель увидела, как что-то изменилось в лице Ливии, нарушая маску уверенности. Она сделала осторожный шаг вперед, Ливия посмотрела на нее, но ничего не сказала. Тогда Габриель сделала еще несколько шагов, пока не оказалась на достаточном расстоянии, чтобы понять, что вся уверенность Ливии – просто блеф, ее руки дрожали, а дыхание было частым, как у ребенка.

-Дочь Зены – торжественно начала Габриель –ты можешь установить мир между нами и Римом. Сделай это. Ева. Возвращайся домой.

Лицо Ливии исказилось от ярости. –Забудь об этом!

Она посмотрела на Габриель и остальных участниц совета, ожидающих в напряженной тишине. –Кто Зена для тебя? – спросила она. Ее сердитый взгляд метался от одной женщины к другой. –Никто из вас не помнит, что она сделала? Хорошо, тогда напомню я. Моя мать – словно подчеркнула она –хладнокровно убила амазонок!

Она скривилась от отвращения, как будто эта история причиняла ей боль.

-Зена, которую так лелеет ваша королева вторглась на священные земли и убила всех старейшин северных племен. Весь совет исчез. Просто так. – Взгляд Ливии остановился на Сайян, признавая в ней северную амазонку. –разве это не так?

-Это правда – признала Сайян, ловя извиняющийся взгляд Габриель.

-Так это правда! –повернулась Ливия с торжествующей улыбкой. –Видите.

-Подожди – запротестовала Сайян. –Мы не отрицаем ее вины, но также, Зена была той, кто вернулся, чтобы спасти нас и снова сделать сильными…

Но было уже слишком поздно, никто не слушал. Цель Ливии была идеальна, Габриель умоляюще посмотрела на других, но их глаза были пусты, а слова продолжали звучать из уст Ливии: -Я не говорю, что поступлю как Зена, я не пойду по ее пути никогда! Ваши законы – мои законы и я буду подчиняться им, слушаться совета амазонок!

Амазонки выкрикивали слова одобрения, объединенные единой ненавистью, взаимной целью, будучи мощной нацией. Которую с легкостью объединила Ливия. Габриель почувствовала, что у нее кружится голова и земля уходит из под ног… Они верили ей. Они верили Ливии, они увидели в ней огонь, они сделали то, чего никто никогда не ожидал – приняли ее, доверились ей, посчитали, что она поняла их. Ливия с легкостью вытеснила Габриель.

-Она завоевала их.

Габриель повернулась на слова Сайян, сказанные печально среди общего шума.

-Тебе придется сражаться с ней – сказала Сайян серьезно. –Если этого не сделать, то она превратит их в рабов Рима и перестанет замечать.

Габриель оглянулась на амазонок, которые окружили Ливию, увидела пылающее лицо Вари, которой передался огонь слов Ливии. Заинтересованный взгляд Марги, пылающие на ветру волосы Протейи, словно знамя войны. Тогда их взгляды с Ливией встретились над толпой. Пораженная, Габриель заметила, что ее лицо пытает, а язык онемел от страха. В глазах Ливии читался до неприличия знакомый триумф. Зена. Зена улыбалась так, когда в ее руках был меч. За секунду до того, как перерезать горло человеку.

Чья-то рука нежно легла на плечо Габриель. –Я могу сразиться с ней за тебя – послышался голос Сайян. –Я знаю, что она… Что Зена… Что они значат для тебя.

Габриель покачала головой, не отрывая взгляд от Ливии. –Нет – она представила себе эту битву, как Сайян падает от меча Ливии и ее огромные глаза медленно закрываются, голова с глухим треском ударяется о землю и она мертва. Нет, все было наоборот, это была Ева, той, кто медленно падает, пока Габриель стоит и смотрит. –Нет – она повернулась и быстро сжала руку Сайян. –Это не твоя битва. – Тогда, в ней проснулся черный юмор и она сказала. Не зная, к кому она обращается – к Сайян или к Богам или ни к кому. –Конечно. Почему бы нет. Я же убила дочь.

Она проигнорировала тоскливый вздох Сайян и шагнула вперед. Громким голосом королевы амазонок она сказала: -Ливия! Я принимаю твой вызов.

Наступило молчание. Габриель смотрела в холодные глаза Ливии, ее голова была поднята, плечи расправлены. Тогда раздался голос Вари –Габриель! – и это начали скандировать все вокруг нее и Ливии в то время, как они смотрели друг на друга. –Габ-ри-ель! Габ-ри-ель! –только Габриель не слышала этого. Все казалось размытым вокруг Ливии, вокруг этих голубых глаз, которые принадлежали Зене. Это было все, думала Габриель, все, что досталось ей от Зены. Она собиралась убить ставшего ей родным ребенка, или умереть от ее руки, это не имело значения. В любом случае, все было кончено.

‘Прощай, мой друг’, молча сказала она, а вслух произнесла –Я люблю тебя, Зена.

Ливия улыбнулась.

• * *

Борьба началась. Арес оказался в тюремной палатке и ходил от одного ее угла к другому. Черт, черт, черт! Его кулак задевал стены, когда он шел, а край его кольца оставлял бледные следы на темной жирной коже. Он смотрел на эти линии и не хотел поворачиваться, чтобы увидеть тело на полу. Он совершив ошибку, посмотрев туда раньше, а теперь не мог выкинуть этот образ из головы. Это была не Зена. Это не могла быть Зена. Она не имела права так выглядеть!

Арес остановился и обернулся. Смутный человеческий облик был еще там: клубок голых конечностей в грязи, бледное лицо, которое пересекали неестественно прямые линии. Фиолетовые. Красные на фоне бежевой кожи, они выглядели не правдоподобно. Одна рука медленно поднялась, обнимая ведро и притягивая его ближе. Это была не Зена. Арес видел ее в яростной битве, врывающуюся в толпу людей с победным кличем…

Но она не была непобедимой. Она была человеком, которому было больно. Арес стоял в тени, наблюдая. Ему показалось, что ее пальцы слегка зашевелились.

-Зена? – он не узнал собственный голос.

Она издала непонятный звук – выдох со стоном боли. А затем повернула лицо. Теперь он мог видеть ее лицо. Казалось, что где-то далеко на улице застучали барабаны, барабаны амазонок, Ливия. Арес чувствовал, что его мысли натянуты, словно струны, призывая его уйти отсюда и посмотреть, как его дочь сражается и наконец, становится чемпионкой. Он не двигался. Что-то в груди мешало ему дышать. На щеках Зены были большие красные пятна от лихорадки; вокруг них кожа была настолько бледной, что казалось. Будто она светится в темноте. Почему она лежала? Почему не вставала и не пыталась что-то сделать? Он хотел прикоснуться к ней. Он не мог этого сделать. Он был уверен, что когда дотронется до нее, то почувствует, что ее кожа холодная и хрупкая, словно лед. Его грудь по прежнему сжимало, пока воздух комом не встал у него в горле. Он хотел поцеловать ее.

Зена открыла глаза.

Арес инстинктивно отступил в тень, но потом снова вышел к ней. Бой барабанов становился громче. Как будто стучали прямо по палатке; ему понадобилось время, чтобы понять, что пошел дождь.

-Ева бросила вызов Габриель – выпалил он. Он чувствовал, как беспокойство о том, что уже слишком поздно душит его, хотя он не мог знать этого наверняка.

-Ева? – Зена села, даже не поморщившись, потом встала. Капли дождя просачивались через крышу, ударяясь о пол. –там больше нет Евы, Арес. Уже нет. – теперь она смотрела ему прямо в глаза, даже без толики гнева. –Ее зовут Ливия.

Арес вытянул руку, сосредоточившись на одной мысли. Короткая вспышка света; когла она прошла, он держал шакрам Зены. Ее доспехи и кожаная туника лежали на полу. Он увидел, как ее глаза быстро расширяются. –Что ты делаешь?

-Возьми его. – Когда Зена не двинулась, Арес сунул ей шакрам прямо в руку. –Возьми!

Он должен был уйти отсюда. Он не мог смотреть в глаза Зены и чувствовать эту нежность, переполняющую его. Слышать, как барабанит дождь и знать, что он был так близко к осуществлению своего плана 0 Рим, амазонки, война, великая Чемпионка – и все, что его волновало – страх, что он может больше не увидеть Зену.

Снова вспышка и Зена осталась одна, держа в руках шакрам.

Ее ребенок был мерты, но ее подруга нет, пока еще нет.

Было шумно, дождь и свет проникли в палатку через дырку в стене. Проделанную тонкой гранью клинка. Зена почувствовала, как заслезились глаза и прикрыла их рукой. Отступив к куче одежды на полу, она снова разрезала стенку и выбежала. Она чувствовала, что ее тело наполняла невероятная сила, которой она не могла управлять; пробежка через римский лагерь казалась не больше, чем скачок через театр, полный искусственных палаток, в то время, как она была словно острие ножа.
Она не чувствовала боли. Она видела лица солдат, наполненные ужасом, кто-то пытался остановить ее наперевес с фальшивыми копьями, фальшивыми словами, другие стояли ошеломленно. Возможно, сейчас они смотрели на нее, как на богиню ярости, Зене это было на руку, они даже открыли ворота, так что не пришлось убивать охранника. – Как его звали? Она не будет об этом думать. Не сейчас.

Дождь лил сильнее, ревя словно армия в открытых болотах, добавляя воды в болотистую почву и превращая ее в патоку, через которую она шла, спотыкалась, продолжала бежать, как в кошмаре, в котором всегда опаздываешь. Дождь спрятал лагерь амазонок от ее глаз, но он укрыл и ее от римлян, если им хватило ума пойти за ней. Издалека раздавались звуки боя. Искаженные дождем. Зена остановилась, схватившись для равновесия за тростник и прислушалась. Крик, непонятные звуки, звук стали. Вода бежала по лицу нескончаемым потоком, а холод поднимался от ее онемевших ног.

Она услышала новый звук – высокий, так могла делать только Габриель; Зена знала ее как себя, как прикосновение дождя к коже. Габриель! На мгновение, мысли застали ее врасплох, она не готова была жить без Габриель. Когда крик раздался снова, все мысли ушли из головы и она побежала на звук туда, где ее звала подруга, сквозь дождь и болото.

‘Габриель!’

-Стой!

Зена подошла ближе, поднимая голову к дождю, чтобы она могла видеть сторожевую башню. Грязная стена была высокой, ров был наполнен мутной водой и острыми кольями; башня была настолько высокой, что казалось, дождь шел из ее крыши. Две амазонки направили на нее свои луки. Зена не повышала голос –Откройте ворота.

Лучники смотрели на нее поверх своих луков.

Зена крикнула –Откройте ворота!

Двое лучниц сразу нацелились на нее, она бросила шакрам в одну сторону, поймала с другой. Она подняла его вверх, показывая стрелкам. Она видела, что они замешкались.

-Пожалуйста, - сказала она, не решаясь убить их. –У Габриель не так уж много времени.

Охранники спустились со стены, открывая половину ворот, через ров сразу перекинулась планка. Зена побежала внуть. Почти сбивая амазонок, а когда она оказалось внутри все изменилось.

Она видела Габриель.

В тот момент, когда все замерли, она видела четко каждое движение. Землю запачканную грязью, кольцо копий вокруг ринга; кричащую топу амазонок с двумя римлянами среди них и стальной меч, поднятый высоко над головой Ливии – и белое лицо Габриель под ним.

-Ливия!

Зена увидела. Как движение меча остановилось, поворачиваясь к ней и услышала неожиданный вскрик Габриель.

-О, хорошо – прокричала Ливия, заглушая толпу. –И мама здесь! – И лезвие скользнуло к кричащей Габриель.

Зена выпустила шакрам. За доли секунды, что он летел она встретилась взглядом с уставшими, зелеными от дождя, глазами Габриель, ее глаза горели неизбежностью смерти. Зена почувствовала. Как злость начала душить ее. Почему Габриель? Почему снова она, после всех страданий, что она пережила! Это было не для Габриель, которая помогла Ливии появиться на свет. Это была не ее битва! Она хотела броситься к ней, крепко обнять ее, стоя на коленях и просить прощения – но как она могла заслужить это прощение, когда в воздухе звенел ее шакрам. И она не могла смотреть на Ливию, командующую Рима, это не Ева, не Ева, не Ева…

Копье упало на землю, две амазонки отошли в последний момент, шакрам пролетел мимо них.

Он ударился о меч Ливии.

Зена почувствовала облегчение. Она увидела, как Габриель облегченно выдохнула, зная, что она в безопасности, увидела, как шакрам, отскочив от меча Ливии, начал набирать обороты, улетая высоко в воздух.

Тут было что-то не так.

Она почувствовала, как голова закружилась: шакрам! Ливия умело отбила его быстрым ударом клинка, как будто ждала этого, когда шакрам полетел к ней снова, она поймала его.

-Хорошая попытка, мама. Ты никогда не давала мне раньше эту игрушку.

Она подняла оружие. Дразня им Зену, как будто держала в руке ее душу. Внезапно, Зена поняла, ее взгляд устремился к Габриель, находящейся на другой стороне круга. Пытающейся встать… Крик Ливии пронзил толпу, дождь, она взлетела в воздух. Крутя в руках шакрам, разламывая его на две части.

-Габриель, беги!

Но было уже слишком поздно. Кто-то в толпе закричал, сквозь неясные движения послышался безошибочный звук рвущейся плоти и двух полукруглых лезвий, торчащих из груди Габриель, которые Ливия все еще держала в руках, создавая впечатление, что это были ужасные когти, с помощью которых она держала Габриель.

Зена прорывалась сквозь толпу охраны в сторону Габриель, отказываясь верить в то, что видела.

Она подбежала к Габриель: маленькой, хрупкой, грязной. С амазонской боевой раскраской. В ее глазах застыли слезы. Слезы в красивых глазах Габриель, они были теплее, чем дождь. На мгновение, Зене показалось, что это она истекает кровью, умирая в наряде амазонки, что ее кожа белеет с каждой секундой. Тем не менее. Упала не она, а Габриель. Тело Габриель сложилось, сгибаясь к ногам, грациозно падая на землю. Стальные «когти» Ливии выскользнули из ее тела, как только она упала. Зена поймала ее, но казалось, что не могла удержать, она уже не могла спасти Габриель, в ее груди были слишком глубокие раны. Рот Габриель был приоткрыт. Теперь все было кончено. Габриель не произнесла ни слова. Все кончено.

Она была мертва.

Зена смотрела, не замечая онемения амазонок, не замечая, что больше не идет дождь.

Ливия соединила шакрам, две половинки металла, покрытые кровью Габриель. Ее лицо не выражало никаких эмоций. Зена встала. Что-то сорвалось внутри и теперь там была пустота. Она чувствовала себя спокойно. Каждая капля крови на оружии Ливии четко выделялась, но это был не шакрам. Зена видела свой собственный меч много лет назад, поднятый на ребенка Габриель. Шакрам приблизился как-то неестественно, как будто Ливия предлагала его как жертву, как нового ребенка. Она сказала: -Я убила его. Маркуса. Твою Габриель. Я убила их.

-Ты убила ее.

-Я думала, ты умрешь, если она… если она умрет. Тогда, я бы освободилась от тебя, но… - Ливия выглядела озадаченно, ее темные брови сошлись на переносице. –Я никогда ничего не боялась до… До того, как ты появилась во мне, Семра. Я думаю. Я здесь. –она указала на свою грудь руками, двумя половинками шакрама. Кровь Габриель на краях была ярко-красного цвета, как перья на римских шлемах в толпе. –Ты называла меня Евой, когда пришла, чтобы найти меня в римском храме. Я вспомнила только сейчас. В Диррахии тоже. – она соединила со щелчком шакрам, Зена взяла его. –Я помню – повторила почти неслышно Ливия –Ты называла меня Евой.

-Ева мертва – сказала Зена и подняла шакрам к горлу дочери. –Я здесь, чтобы отомстить за нее.

Ливия сначала слабо кивнула, потом сделала рывок головой вверх. –Тогда сделай это. – Она откинула голову, изгибая шею навстречу лезвию. –Ева мертва.

Зена держала шакрам. Она уже была готова сделать это, ее тело было словно армия, ждущая приказа командира. Но ей пришлось отступить.

Все вокруг пришло в движение; Зена увидела яркие перья на римских шлемах и темные доспехи амазонок. Воздух наполнился криками, она слышала безумный крик Руфуса «Командир, сюда!» и ответ трехэтажным матом на греческом и латинском языках. Что-то остановило их всех.

Зена поняла, что Ливия подняла руку в сторону, ее шея все также прикасалась к лезвию шакрама. Это движение было командой держаться подальше.

Толпа отступила. Даже Руфус молчал. Рука Ливии опустилась в полной тишине. Страх, Зене казалось, что страх пропитал воздух. Никто не понимал эту римлянку, подставившую шею смерти. Страх неизвестности. Страх безумия, сумасшествие в клочке окровавленной кожи, ее дикие глаза, темные волосы, ее рука, приставленная прямо к горлу римлянки.

Просто отступить.

Кожа на шее Ливии была бледной, почти прозрачной; прекрасно было видно синюю линию вены, которая выглядела, будто река. Шакрам с легкостью перерезал бы ее. Зена провела им по шее Ливии вверх к ее лицу и остановилась. Под углом, ее лицо казалось круглее, меньше, глаза закрыты. Украшены темными длинными ресницами. Лицо ребенка, ее ребенка. Воспоминания нахлынули на Зену, как вода: тепло тело, уткнувшееся носиком ей в грудь, мягкий пух детских волос, розовый ротик, удивленно приоткрывавшийся, когда она или Габриель подбрасывали ее в воздухе. Арес, берущий ее осторожно на руки, она казалась такой маленькой в его руках. Мучительная боль при ее рождении. Умиротворение.

Ее ребенок.

Кровь Габриель на шакраме жгла ей руку; Зена выронила его и он плашмя упал вниз. Ударившись о землю, он лежал, перепачканный грязью и кровью.

Голова Ливии дернулась. Зена почувствовала, будто она призрак, чье время давно прошло и она исчезает сейчас. Толпа отступила. Силы покинули ее, как кровь покинула тело Габриель. Руки Ливии подхватили ее, они казались мягкими, как руки ребенка, а небо было все ближе – такое бесцветное и бледное, как кожа. Она поняла, что падает и что та, которая убила ее душу теперь держит ее. Это были те самые руки, от которых погибла Габриель. Те же руки когда-то доверчиво тянулись к ней. Она прижималась лицом к влажной щеке, к лицу убийцы. Лицо ее ребенка. Ее собственное лицо, лицо Ареса, Габриель.

-Ева – сказала она, -Ева…

Жаль, что она может видеть ее.

Через некоторое время Ливия опустила бесчувственное тело матери на землю. Она была нежной такой, какой она не была никогда. Ее мать… О другом она не могла сейчас думать, она думала только об одном: о ее матери. Она стояла спокойно, повернувшись плавно к своим двум разведчикам. Ее движение никогда не были так совершенны, как сейчас. Она никогда не знала. Что может быть так тяжело.

-Руфус, мне нужны документы для подписания договора.

Молодой человек выглядел смущенным. Его веснушки делали его моложе. –Бумаги? – беспомощно повторил он. –Но бой. Вы же выиграли его…

Ливия слегка покачала головой. –Я проиграла.

-Но она мертва! – отрезал другой разведчик, глупый и злой. Ливия была рада, что она не знала, как его зовут.

Амазонки задвигались, спокойно подойдя к двум римлянам, наблюдая, как меняется выражение из глаз. Настоящие амазонки, думала Ливия, чувствуя сейчас себя глупой.

-Есть много видов потери – сказала Марга разведчикам спокойно, на мгновение останавливая свой взгляд на Ливии. Потом она кивнула жестом друим. –Сестры, Рим призывает нас к миру. Подготовьте палатку для совета, Ливия присоединится к нам там.

Несколько амазонок отделились от толпы, указывая разведчикам на то, что они должны следовать за ними.

-Вария! – окликнула Марга.

Ливия проследила за взглядом амазонки и увидела темноволосую девушку, сидящую рядом с телом Габриель, но не прикасающуюся к нему. На ее лице были две яркие полоски, нарисованные охрой, а глаза были красными. Марга слегка склонила голову. –Возьми ее тело и отнеси к палатке очищения. Мы похороним ее со всеми почестями. Этот поступок Габриель позволил нам обрести мир. – Марга вздохнула и пошла прось. –Исполни свой долг, Вария. После того, как договор будет подписан. Мы разведем костер.

Ливия молча смотрела за тем, как Вария подняла голову. -А что делать с ней? – кивнула она на Зену. Избегая взгляда Ливии.

Марга покачала головой. –Я присмотрю за Зеной.

У амазонок было не мало дел. Дух смерти сменился на движения. Ливия стояла рядом с Маргоц и неподвижной Зеной. –Договор. – напомнила ей Марна.

Ливия кивнула, а потом поняла, что ей нужно было одобрение этой старой женщины. Это нервировало ее. Как будто чувствуя состояние Ливии, Марга повернулась к ней с неожиданной яростью. –Не смей! Не смей драться сейчас. Твоя мать жива, скажи за это спасибо. Габриель умерла, чтобы мы смогли обрести мир. Откажись от этого сейчас и я клянусь, я убью Зену.

Ливия смотрела на нее немного шокировано –Что?

-Ты слышала меня. Зена заслужила прощения ее преступлений, но мы не забываем. Что Зена привела тебя в этот мир и в нашу жизнь. Если ты откажешься от договора, она умрет.

Лицо Ливии исказилось от ярости, но она смогла себя контролировать. –Твои угрозы бессмысленны, сестра. Мы подпишем договор.

Марга посмотрела на нее долгим взглядом, затем легкая улыбка коснулась ее. –Ах да – сказала она мягче, чем когда-либо прежде. –Ты ее дочь. Я верю тебе, Ева.

Она отвернулась, чтобы помочь двум другим амазонкам поднять Зену на импровизированных носилках. Ливия смотрела им вслед, чувствуя, что ее благословили, благословили незаслуженно, чувство страха переполняло ее. Потом она увидела кровь на земле, кровь на своих руках и вспомнила тихий плач своей матери и шепот –Ева, Ева… - Как гул морских птиц. Зена заслужила прощение, сказала Марга.

Ливия перевела дыхание и посмотрела в ту сторону, где ставили палатку для Совета Амазонок. Ей не нужно было прощение. Те, кто могли ей его дать были мертвы. Она не знала, чего она хотела сейчас кроме этого мира. А может. В один прекрасный день, ее мама сможет назвать ее Евой.


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
Лагу Дата: Среда, 2014-01-08, 11:11 PM | Сообщение # 197
Аресолюб
Я: Модератор
Сообщений: 1741
Статус: отсутствует
Ого... вот это нежданчик и правда! Я тут в легком шоке. Ливия Габ прирезала
Арес я так понимаю все это исправит... вот это неожиданный поворот сюжета! Теперь не засну =(
No_Faith, спасибо тебе за перевод! И как всегда =)


No_Faith Дата: Четверг, 2014-01-09, 9:26 PM | Сообщение # 198
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
Начало 16 главы. Так как халява, в виде праздников, закончилась, буду выкладывать проды чууть-чуть пореже, всвязи с тем, что надо взять себя в руки и закрыть семестр :)

__________________________________________________________________________

16. Траур.


And I'd give up forever to touch you
Cause I know that you feel me somehow
You're the closest to heaven that I'll ever be
And I don't want to go home right now

And all I can taste is this moment
And all I can breathe is your life
Cause sooner or later it's over
I just don't want to miss you tonight

And I don't want the world to see me
Cause I don't think that they'd understand
When everything's made to be broken
I just want you to know who I am...


Iris – Goo-goo girls


За Маргой закрылась дверь. Зена смотрела, как медленно угасает дневной свет и хижина наполняется тенями, которые окружили кровать. Она спустила ноги и села на край, ступая босыми ногами на деревянный пол. Одна думала о том, что Габриель мертва.

Накинув одеяло на плечи, словно плащ Зена встала и подошла к окну. Она наклонилась к шумящим деревьям и закрыла глаза. Все болело. Ее раны, полученные у амазонок почти зажили; осталась лишь тупая боль от римского кнута. Эти раны напоминали о себе. Но даже сейчас она не могла позволить себе расслабиться и пожалеть себя. Раны не нарывали, а значит, они заживают. И Габриель больше нет.

В какой момент, думала Зена, она ошиблась с выбором. Как так получилось, что она потеряла так много… Душу нещадно мучили мысли о дочери, она закрывала глаза и думала, что если бы она смогла снова увидеть своего ребенка. Пусть даже в этой взрослой девушке-воине, то все остальное было бы уже не так важно. ‘Зена, я боюсь.’ Это были слова Габриель перед тем, как она ушла на земли амазонок. Ее бледное лицо в темноте палатки, ее белые губы, она была напугана. Теперь казалось не правильным то, что она так легко отпустила Габриель. ‘Я боюсь.’

Но сейчас, ей нужно было достучаться до своей дочери. Зена горько рассмеялась, но звук казался громким в тишине хижины. Она отошла от окна и встала посреди комнаты. Пальцы, сжимающие одеяло у горла побелели. Габриель умерла ради того, чтобы Ева смогла найти себя. Значит, Зена получила свою дочь. Разве она не счастлива теперь? Разве все не замечательно?!

Она сделала выбор, не позволив Аресу решать за нее. ‘Я отведу тебя к Габриель’. Она могла бы довериться ему. Она могла спасти Габриель. Сейчас Зена представляла себя в лагере амазонок на месте Габриель, стоящую против Евы. ‘Ты обижена на меня’ Глаза ребенка; гнев, боль, смерть. И красное лезвие, выскальзывающее из тела ее дочери.

Одеяло упало на пол. Зена разорвала на мелкие кусочки мягкую кожу одежды, которую дала ей Марга. Небрежно разбрасывая их и снимая юбку. Ее лицо было пустым, как лица богов в римских храмах, с бессмысленно вытаращенными глазами. Она открыла крышку сундука, стоящего возле кровати, достала знакомую кожаную вещицу, являющуюся ее собственными доспехами, привезенными из римского лагеря, и начала одеваться. Ее руки уже не дрожали. Она была прекрасна.

Одевшись, она опустила руки в умывальник возле кровати и плеснула немного воды в лицо. Вода пошла рябью, искажая ее отражение. Зена смотрела в воду коротко и равнодушно. Куда теперь? Марга пришла. Чтобы попросить ее спеть траурную песню для Габриель, это было большой честью. Церемония скоро начнется. Запах факелов уже чувствовался даже в хижине. Это был запах костра, напоминающий о Габриель, сидящей рядом с ней и пишущей что-то, глядя на огонь, как боги смотрят в порталы. Она улыбалась Зене. Предлагая ей лучшее место у огня.

Зена смахнула таз с водой, он рухнул на пол, заливая все водой, все мысли тут же ушли. Доски на полу потемнели и стали влажными. Она должна была выйти. Это означало, что бросив дочь, Габриель искупила это кровью. Уже у двери Зена замешкалась. Хотела ли этого Габриель? Но мысль о том, что она сейчас увидит Ливию, нет, Еву, увидит Еву была невыносима. Марга сказала, что Ева подписала договор. Это было хорошо. Значит между Римом и амазонками воцарится мир. Ее работа здесь была выполнена.

Зена в последний раз окинула взглядом хижину, которую предоставили ей амазонки. Снаружи уже был готов костер. Зена почувствовала запах ладана, дым и траурные песнопения. Казалось, что все это было слишком быстро. Почему она не чувствовала горя, а только пустоту? Как будто на сердце надели цепи. В своей душе она могла разглядеть только небольшой огонек любви к своей дочери. Это не правильно, любить того, кто убил Габриель, и все же. Теперь Зена была уверена, что эта любовь стала ее агонией. Она надеялась, что Ева найдет в себе силы похоронить Ливию. Возможно. Это станет знаком для Габриель, что ее смерть не была напрасной. По крайней мере, теперь наступит мир между Римом и амазонками…

На самом деле, ей было все равно, что были спасены жизни тысяч людей, главное, что среди них не было Габриель.

Она поняла, что все еще стоит у двери, как будто в ожидании чего-то. Это был один из тех моментов, когда, казалось, что время замерло, а потом обычно в голубой вспышке света появлялся Бог Войны. Только, ничего не произошло, в комнате по прежнему было пусто: темная лужа на полу, разбросанная одежда, кровать, сундук, запах дыма. Ареса не было. Зена вспомнила его лицо еще в римской тюремной палатке, в его глазах застыл страх, когда он сунул ей в руки шакрам, давая ей возможность сбежать, понимая, что его помощь она не примет.

Он вручил ей оружие, чтобы остановить войну.

Что-то всколыхнулось в душе, что-то, отдаленно напоминающее тоску. Это было более сентиментальным, чем следовало бы. В конце концов, Арес был честен с ней. Он хотел помочь, может в первый раз в жизни. Это имеет значение, думала Зена, вот только какое? Почему именно сейчас из ее глаз текут слезы. Которые не пролились ни в память о Габриель, ни ради дочери? Почему она плачет из-за Ареса?

Нет, она должна была выйти и провести траурный обряд. Дым заполонил уже всю ее хижину. На ощупь, Зена нашла кольцо на двери и резко дернула. Дневной свет на мгновение ослепил ее.

Настолько ярким день был впервые – Зена затаила дыхание.


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
No_Faith Дата: Четверг, 2014-01-09, 10:10 PM | Сообщение # 199
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 130
Статус: отсутствует
2 часть
_________

* * *

Итак, Залы Войны. Тяжелые двери медленно распахнулись от легкого прикосновения Афины, не открывая перед ней ничего, кроме бесконечной темноты.

-Арес! – громко позвала она и направилась вперед.

Ответа не последовало, только эхо ее голоса и шагов отражалось от мрамора. Она беспокоилась. Она слышала о дуэли в лагере амазонок, которая судя по всему, переросла в нечто более серьезное, она боялась. Она должна была найти его прежде, чем он натворит глупостей. Она не любила вмешиваться в его личное пространство, но у нее не оставалось выбора. Она шагнула вглубь зала. Направляя руку на факелы. Тут же заиграло пламя, зал залило светом.

Афина видела, что рядом с тяжелым резным троном сидел ее брат. Она могла видеть его профиль, он сидел на полу, прислонившись к трону. Его голова была откинута назад, как будто он смотрел в потолок, но его глаза были закрыты.

-Уходи. – сказал он, не открывая глаз.

Афина замешкалась, но потом желание поддержать его пересилило и она подошла к трону. Садясь рядом с ним на пол. Он повернул голову и посмотрел на нее тяжелым взглядом. –У меня нет настроения для выслушивания нотаций.

-В этом мы похожи – тихо произнесла Афина.

Арес снова отвернулся, а Афина думала о том. Как это странно, что они оба сидят на полу бок о бок. Брат и сестра. Она и забыла, каково это, в последний раз такое было, когда они были детьми. Раньше он был меньше нее. Она хотела взять его за руку, но остановилась на полпути. Вместо этого она начала говорить, тщательно подбирая слова.

-Ты мог закончить этот бой и забрать их.

Арес пожал плечами. –Мог. - Это звучало, как утверждение, которое не изменило бы ничего. –Он бы закончился в любом случае.

-Зена жива.

-Я знаю. – Арес постучал себе в грудь, как бы показывая, что ему больно. Он резко повернулся и Афина была шокирована силой гнева в его глазах, если это был гнев. –Чего ты от меня хочешь? – крикнул он. –Ты хочешь услышать, что ты предупреждала меня, что нужно было сказать Ливии об ответственность и что я рисковал всем, если бы навредил Зене; Ты была права, но знаешь что. Сестренка? – он мрачно ухмыльнулся –Мне не наплевать на то. Что подружка Зены мертва; Ева и амазонки собираются сжечь ее дотла, распевая песни в ее честь, танцуя, радуясь подписанию договора, а Зена будет просто смотреть. – Его голос стал ниже и он пожал плечами. –Потом, она наверное соберет ее пепел и понесет его туда, где он обретет свое место. Конец истории.

Афина была ошеломлена его словами. Арес смотрел на нее, сжав кулаки и уперев их по бокам. Она ожидала жалости к себе, гнева, или и того и другого, но никак не этого. Она думала. Что у него траур по войне, хорошей войне. Но он переживал из-за женщины.

Зена.

-А как насчет вашей дочери? – спросила Афина, чтобы нарушить молчание.

Арес разжал руки и озадаченно почмотрел на них. –Я не знаю – признался он, наконец. –она слишком похожа на мать. Мне никогда не узнать ее.

Афина никогда бы не подумала, что она может чувствовать почти также, как смертные, это было странно, похоже на жадность или зависть. Она знала только одно. Что ей будет не хватать брата. И что может быть значило, что она любит его так, как умеет.

Она сказала: -Вот – и протянула руку. Арес резко отшатнулся от яркой вспышки света в ее ладони, но она исчезла в тоже мгновение, а в ее руке появился серебряный кувшин, поблескивающий в свете факелов.

-Амброзия – совершенно спокойно сказала Афина – более, чем достаточно.

Арес продолжал смотреть на кувшин с кривой крышкой, из под которой вырывался красный свет, освещая запястье Афины.

-Давай – сказала она. Немного злясь на него. Он смотрел на нее с недоверием, что раздражало еще больше. Она встала и уронила банку на колени. Он, конечно, поймал ее.

-Ты не шутишь?

-Не будь дураком, Арес. У тебя есть достаточно времени, чтобы… - ей трудно было говорить про измену – достаточно долгое, во всяком случае. Я буду сдерживать остальных как только смогу.

-Папочка убьет тебя.

Афина язвительно посмотрела на него, она знала, что он не сможет устоять –Бог Войны боится за свою старшую сестренку?

Арес встал и теперь возвышался над ней. Затем. Он неожиданно схватил ее за руку и поднял.

-Проваливай – сказала она, но зал был уже пуст. Вспышка погасла.

Афина стояла, потирая руку. Она была богиней мудрости и она только что совершила откровенную глупость. Она никогда не пошла бы на это раньше. Но Судьбы считали, что так будет правильно. Так будет… хорошо…


Нет света без тьмы и тьмы без света, ибо только во тьме мы видим звезды... (с)
Pan_Stanisław Дата: Четверг, 2014-01-09, 11:14 PM | Сообщение # 200
Великий зенайт
Я: Зенайт
Сообщений: 622
Статус: отсутствует
А вот такой вопрос: эпиграфы. Откуда они? Просто некоторые переведены, а некоторые нет. И там есть цитаты. Как то необычно все это выглядит.

The lightning strikes cracking the night
I'm not the same anymore
Thunder and spark in the Heart of the Dark
I feel a Rising Force
:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » Вне игры (R (16+) /Drama/Romance)
  • Страница 8 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • »
Поиск:



Copyright MyCorp © 2006 Сайт управляется системой uCoz

Copyright © 2006-2019 www.xenawp.ru
Копирование и распространение материалов с форума возможно только с согласия автора и администрации форума, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.


Ðåéòèíã@Mail.ru ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ