• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Sekmet  
:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » То, что ты любишь
То, что ты любишь
Natty Дата: Вторник, 2006-05-30, 5:54 PM | Сообщение # 1
Я: Удаленные





То, что ты любишь

Автор: Carly
Перевод: Natty

Я знал, что ей придется убить.
Я знал бы это, даже если бы никогда не слышал о правилах Судеб. Когда я следил за ней, странной Зеной, в непривычной тусклой крестьянской одежде, набирающей воду в колодце - я знал, что ей придется убить.
Как только она ушла, я захотел ее вернуть; я всегда хотел ее вернуть. Судьбы сказали мне, что она ничего не вспомнит. Я хотел, чтобы она вспомнила всё.
Я избавился от Мезентия, военачальника, разбившего лагерь под Амфиполисом, и занял его место в глазах его солдат. Ей придется покинуть деревню, рассуждал я: ей нужны кровь и меч. И я стал тем, кто мог ей все это дать. Я прошел в свою палатку как Мезентий, ругаясь и смеясь, пнул маленькую рабыню-блондинку, полууснувшую за столом; и затем остановился.
Так-так-так. Мне пришлось мгновенно отвернуться, чтобы скрыть улыбку. Оказывается, в этой жизни маленькая болтушка не особо преуспела. Я взял ее за волосы и поднял ее голову: она была грязной, и ее лицо было сморщено и изранено. Это была Габриель - и все же не она.
Я спросил себя, что мне с ней сделать - и сразу же понял. Если я избавлюсь от одной крестьянки, то легко получу другую. Мой кинжал был у меня на поясе; я взял его и приготовился перерезать горло девчонки.
Она не издала ни крика. Выражение ее лица не изменилось. Я убрал кинжал, зная, что Зена все равно об этом узнает, с ее обычной хитростью, и, если она узнает, меня не ждет ничего хорошего. “Откуда ты?” - спросил я.
“Из Потейдии”. Она говорила безжизненно, словно во сне. Я подозвал командующего отрядом и приказал ему отвести ее назад в город, и не дать ей снова вернуться. Она не сказала ни слова благодарности, не бросила никакого прощального взгляда. По-моему, она только слегка поморгала.

~ * ~ * ~

“Мне нужен новый раб”, - сказал я капитану стражи. Так что мы выехали в Амфиполис, где капитан сказал людям о наших требованиях: нам нужны запасы провизии, и я хотел раба. Я оглядывал крестьянок в их грубых длинных одеяниях, а затем увидел ее: брат сильно схватил ее за руку. Она вырывалась. Он яростно говорил что-то; я видел ее лицо, перекошенное болью, но знал, что она не станет слушать. Она направилась ко мне.
Я схватил ее за руку и поднял к себе на лошадь, затем посмотрел на ее брата. Он не боялся. Не умереть, не убить меня прямо здесь - ничего подобного. Но я не убил бы его; я пришпорил лошадь и уехал прочь, уверенный, что парень не сможет отправиться за нами. Позже я отправил ему весть, что благополучие Зены зависит от его поведения.
Я не мог видеть ее лицо. Она была в плаще, а теперь она сидела передо мной в седле. Я видел, что ее спина была прямой, подбородок высоко вздернут. Мне стало интересно, не прятала ли она под плащом кинжал - и эта мысль возбудила меня. Я представил ее, обернувшуюся ко мне, с яростью в глазах.
Когда мы достигли лагеря, было уже темно. Я снял ее с лошади и бросил в мою палатку. Я стоял над ней, и в своем грубо сотканном крестьянском платье она казалась лишь узлом товаров, выброшенным из мешка. Она не двигалась. Тогда я заколебался - и оставил ее, пошел к своей кровати. Иногда мне нравилось спать.

~ * ~ *

Когда я проснулся, она металась по палатке, и она сняла плащ. Я смотрел на нее. Ее волосы были убраны назад, сильно сплетены на затылке. Длинные юбки со свистом носились за ногами, рукава развевались. Однажды я поймал льва, в большой яме в лесу - он так же метался.
“Эта одежда не годится”, - сказал я, заставив ее вздрогнуть. Она резко обернулась, и ее подбородок все еще был вздернут.
“Другой у меня нет”, - сказала она. Я оскорбил ее крестьянское платье - вероятно, она сама соткала его. Я засмеялся, и затем поднялся с кровати. Она не вздрогнула и не отошла. Возбуждение снова нарастало во мне, и затем я вышел из палатки.
У нее не было кинжала, иначе я бы проснулся с ним, торчащим у меня из груди. Мне нужно было дать ей оружие, и нужно было разозлить ее. Я отправился в лес, чтобы создать то, что мне требовалось. Я не хотел, чтобы она стала преклоняться предо мной - я хотел, чтобы она разозлилась.
Когда я вернулся, она жевала твердую краюху хлеба, сидя на полу. Она не поднялась. Я бросил вещи ей в ноги и велел переодеться. Ее глаза с вызовом взметнулись, но я знал, что она подчинится. Одежда, которую я выбрал для нее, ей понравится. Я знал, как с ней обращаться.
Все утро я муштровал солдат, и уже после полудня вернулся в палатку. Невзрачного платья больше не было. Она стояла там, казавшаяся выше в сапогах, ее ноги были голыми ниже короткой кожаной юбки, руки свободны.
“Распусти волосы, - сказал я, - и затем мы пойдем”. Я повернулся к ней спиной, и она бросила кинжал, который я дал ей вместе с одеждой. Я поймал его на лету, и ее глаза распахнулись.
“Научи меня, как это делать”. В ее голосе звучали низкие сдерживаемые нотки, которые я хорошо знал. Я усмехнулся и перевернул кинжал, бросил ей назад. Она поймала его, и я снова усмехнулся. “Видишь, ты знала”, - сказал я. Она попыталась не показать рану на ладони, я сделал вид, что не заметил.

~ * ~ * ~

На следующий день я занялся ее обучением и дал ей меч. Одним-единственным быстрым движением она выхватила его у меня и, прокрутив, замахнулась на меня. Я отпрыгнул: моя быстрая реакция спасла меня от преждевременного разоблачения.
Я направил на нее свой меч, я серьезно сражался. Она знала основные приемы, и действовала быстро, она злилась. “Я училась с моим братом”, - сказала она. Мой брат. Я наклонил голову. “Зачем? - спросил я. - Твоя деревня рада встретить любого военачальника или разбойника, который придет. Стоило мне попросить, и ты сама бы пришла ко мне”.
Мне нравилось наблюдать ее растущий гнев. Из ее горла даже вырвалось рычание, когда она прыгнула вперед, в какой-то странной защите чести. “Почему тогда ты не защищала свою деревню, - спросил я, - если умеешь пользоваться мечом?”
Она внимательно посмотрела мне в глаза, но ответила, как если бы знала, что она могла сказать что угодно. “Я хотела, - сказала она, - но люди из деревни испугались и запретили”. Затем она снова прыгнула и сбила меня с ног, прижала меч мне к горлу. “Я могла бы убить их всех”, - сказала она.
Я отбросил ее, и перепрыгнул через нее, оказался у нее за спиной, мое лезвие холодило ей шею. Она не вздрогнула. “Научи меня, - сказала она, и обернулась ко мне. - Я хочу уметь так двигаться”.
Я ее научил.

Natty Дата: Вторник, 2006-05-30, 5:54 PM | Сообщение # 2
Я: Удаленные





~ * ~ * ~

Каждое утро я муштровал солдат, днем учил ее - и она становилась все умелей. Иногда я забывал, кто она; вспоминал наши сражения, и она в замешательстве хмурилась. Тогда я вспоминал, что должен учить ее убивать.
Как-то я заверил ее, что приказал своим людям не трогать ее. Она одарила меня странным взглядом, словно я идиот, если думал, будто она их боится. И когда я смотрел на нее, то видел, что она была права: это они боялись ее.
Однажды я сказал ей поймать мою пустельгу, вырвавшуюся на волю; она бегала весь день, но нашла птицу, и когда она вернулась, она пылала, и птица сидела у нее на запястье.
“Он слушался только меня”, - сказал я, изображая недовольство; но она просто кивнула, как если бы приняла комплимент. Тогда я сказал, все еще сердитым голосом: "Так ты и на моей лошади поедешь".
Тогда она сжала мою руку, и мое сердце на миг забилось сильней. Я не мог понять, почему. Но на следующий день я выехал с ней на моем черном жеребце в большую равнину с другой стороны леса. Затем я спрыгнул на землю.
“Езжай”, - сказал я ей. Она посмотрела на меня со странным выражением, но потом взглянула на холмы. Она ударила коня в бока и помчалась по равнине.
Я смотрел, как она скачет, пока ее фигура не исчезла в тени. И затем, спустя мгновение, я услышал ее крик.
При звуке ее дикого голоса мое сердце прыгнуло. Я перестал дышать; я слышал, как пульс стучит в ушах. Моя голова дернулась, я увидел ее, возвращающуюся ко мне. Она встретила мой взгляд.
Ее глаза горели в моих за мили до того, как она подъехала. Потом я сидел позади нее, моя рука на ее. Мы быстро неслись по равнине, пока бока коня не стали скользкими от пота. Я развернул животное к дому, и затем спешился.
“Возвращайся в лагерь”, - сказал я.

~ * ~ * ~

Было уже темно, когда я вернулся в палатку. Она придвинулась ко мне, но я толкнул ее на пол. “Можешь уходить, - сказал я. - Мы уходим отсюда, так что заложница мне больше не нужна”.
Она не ответила; была тишина. Я снял свои латные рукавицы. “Возвращайся в свою деревню, к своему брату, - сказал я ей. - Оставь меня”.
Она ничего не сказала. Она выпрямилась на полу, и, когда я дотронулся до нее, чтобы оттолкнуть, я узнал ее силу. Она ударила меня ногой, молча, непреклонная на полу моей палатки. Она сопротивлялась мне, и когда я схватил ее руку, она толкнула меня на пол. Ее глаза - это все, что я мог видеть.
“Думаешь, что можешь просто выбросить меня? - сказала она. - Думаешь, я могу просто вернуться после всего этого? Если ты хотел рассматривать меня как рабыню, тебе нужно было это сделать с самого начала, но я тебе не рабыня. Ты позволял мен говорить, ты не смеялся над моими словами. Ты позволил мне ехать на своем коне, ты позволил мне бежать. Ты сражался со мной в полную силу. Ты не считал меня ниже себя из-за того, что я женщина”.
Я знал, что сделал ужасную ошибку: я предложил ей то, что не знал, мог ли дать ей.
Ее голос был хриплым, она схватила мое запястье как загнанное в ловушку животное. Я лежал на спине на земляном полу.
“Ты открыл мне глаза; неужели ты можешь так легко закрыть их? - спросила она. - Ты показал мне целый мир, а теперь загоняешь меня обратно в клетку”.
Она сказала это - и я снова увидел ее на лошади, снова услышал ее крик свободы. Теперь ее напряженное тело дрожало, я смотрел на нее. Ее рука ослабила захват, но я не мог потерять этот едва ощутимый контакт, и я поднял свою руку, так что кончики наших пальцев соприкоснулись. Наши руки дрожали. И затем, внезапно, они были сжаты вместе словно самой крепкой цепью, и наши глаза встретились, и наши губы.
Самое странное чувство накрыло меня, это было нечто вроде радости. Мой рот пожирал ее, с такой жадностью, я хотел поглотить каждую частицу ее. Я целовал ее, пока мне хватало воздуха, и затем я целовал ее лицо…шею... Мягкий звук, который она издала, заставил мое сердце биться как барабан, и это напугало меня.
Тогда я поднял ее и положил на зеленое покрывало моей кровати, срывал ее одежду, пока она не стала белой против остальной темноты. Ее волосы рассыпались. Я спрятал лицо в ее волосах; мы лежали там, и я слышал стук ее сердца, бившегося, словно маленькая птичка.
Тогда ее черты смягчились, и она подняла лицо к моему. Ее язык, теплый и нежный, в моем рту. Моя рука скользила по изгибам ее тела, мягкой коже груди, мышцам живота. Когда мои пальцы коснулись внутренней части ее бедра, она издала внезапный низкий звук, который наполнил мое собственное тело желанием.
Я забыл про все на свете, что планировал или решал. Это было то, что должно было случиться, то, что предназначалось быть. Я был тем, кем должен был быть - ее возлюбленным; это было мгновением, для которого и был создан мир, для которого я был рожден. Я целовал ее грудь, пробовал теплую кожу, пока она не выкрикнула; и когда, наконец, она просила меня соединиться с ней, я сделал это, забыв, что в этом мире она никогда не знала мужчину.
Я лежал на ней, безмолвно, после ее первого приглушенного протеста. Я снова посмотрел в ее глаза и видел в синих глубинах такое доверие, как никогда. Я жил в ее взгляде целую вечность; затем ее тело поднялось подо мной, и я выкрикнул ее имя, громко, в ночь.
Ее бедра поднялись ко мне, и мы двигались вместе, ее голова склонилась к моему плечу, ее руки напряглись вокруг моих. И я увидел ее глаза, в них была вспышка страха, и потом она выкрикнула, отбросила голову назад и выкрикнула снова.
Я знал тот страх; и она тоже видела его в моих глазах.

~ * ~ * ~

Я проснулся, обнимая её. Она лежала на мне, голова покоилась на моей груди. Я чувствовал легкость и что-то еще, странное - и затем я понял, что счастлив.
Проснувшись, она подняла голову и улыбнулась мне. Затем она выпрыгнула из кровати, и потащила меня, энергия била из нее.
“Давай сражаться”, - сказала она, и повернулась взять новую одежду, поскольку вчера вся была разорвана. “Я хочу сражаться”, - сказала она, убирая волосы с лица, и натягивая свои латные рукавицы.
Я смотрел на нее, наклонив голову, поражаясь, способу, которым она двигалась. Смотреть на нее было наслаждением. Это было все, о чем я мог думать. Я думал о ней; ее ловкие пальцы шнуровали корсаж, она вытянула ноги, обувая сапоги.
Я все еще был голым. Я оставался в кровати; сидел и смотрел, как она одевается. Она остановилась, и посмотрела на меня, со странной улыбкой на лице. Затем подошла, почти скромно, встала между моими ногами и затем подняла мое лицо и поцеловала меня.
Мое сердце тяжело стучало при ее нежных поцелуях. Она целовала меня, потом остановилась, взглянула в мои глаза и снова поцеловала. Я выдохнул в ее сладкий рот. Желание поднималось во мне, моя рука скользнула под ее тунику, и сжала грудь, я слышал, как на мгновение она перестала дышать.
Она скатилась по моему телу, и я задвигался с ней. Я стащил ее тунику через голову, отшвырнул прочь. Потом сильно сжал ее бедра, наклонил голову и наконец испробовал ее. Ее руки были на моих, вцепившись, как если бы она падала. Мой язык грубо скользил по ней, и она вдохнула, так глубоко, я чувствовал ее дыхание. Тогда я подтянул ее выше, содрогающуюся подо мной, и она чувствовала себя на моих губах, и приглушала мои крики своими поцелуями.
Я был скользкий от пота. Она смеялась, и я чувствовал, что мое сердце перевернулось. “Давай, сражайся со мной”, - сказала она снова. И я довел обучение до конца.

~ * ~ * ~

Мы схватили наши мечи и начали биться, громко, безумно смеясь, прыгая, двигаясь по кругу, быстрей и быстрей. “Видишь, я помню, чему ты учил меня”, - сказала она и подскочила ко мне, держа лезвие у моего горла и сбивая меня с ног. Она упала со мной и затем мягко провела пальцами по моим волосам.
Тогда мы поднялись, снова свели мечи, скача друг вокруг друга, в некотором радостном танце, столь же чувственном, как наши любовные ласки. Наши глаза встречались при каждом ударе.
Я смотрел на нее, удивляясь: ее ловким смелым движениям, ее волосам, свободно разлетающимся, ее губам, в полуусмешке, когда она наслаждалась, потягивая мышцы, наслаждалась вызовом игры. Она была почти так же хороша как я; будь я смертным, она могла убить меня.
Сзади раздался некий шум.
Тогда она вскрикнула. Я остановился и обернулся, я увидел позади себя капитана. Я снова взглянул на нее. Его меч был в ее боку; ее был в нем. Затем они вместе упали.
На ее губах была кровь. Ее лицо было таким бледным, глаза такими большими. Я вытащил из нее меч, и она снова вскрикнула.
Ее кровь была на земле, перемешавшись с его кровью. Я знал, что их раны смертельны, но убивать будут медленно. Я должен был смотреть, как моя Зена умирает в агонии, прежде чем изменится кровью капитана.
Поэтому я поднял ее на руки и отнес к Судьбам.

~ * ~ * ~

Они говорят, что Зена не получила настоящей награды, потому что я вмешался. И она заслуживает другой шанс. На этот раз они рискнут: она будет помнить свою прошлую жизнь.
Они говорят, что, когда Зена проснется к новой жизни, я тоже проснусь, и вся память, которая у меня есть о нашем времени, исчезнет. Я не верю этому. Я не забуду.
Я буду помнить, что я любил ее. Буду. Я знаю, что я не забуду ее. Я всегда буду помнить...

Конец

Liaria Дата: Суббота, 2006-06-03, 2:03 PM | Сообщение # 3
Зенайт со стажем
Я: шиппер
Сообщений: 207
Статус: отсутствует
Спасибо, мне понравилось. Хотя характер Зены я себе несколько по-иному представляю, но финал мне понравился: грустный, но с надеждой. smile

У меня нет мании величия. Великие ею не страдают.
Sisilia Дата: Четверг, 2007-05-03, 11:28 AM | Сообщение # 4
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 2031
Статус: отсутствует
Ваучики! На что я тут наткнулась smile Прелесть какая, и конец такой... миленький.
Это мне урок, давно надо было все "творчество" пересмотреть.


- Самая большая ошибка в твоей жизни?
- В сочинении по русскому не выделил деепричастный оборот запятыми. До сих пор просыпаюсь в холодном поту по ночам, а когда напиваюсь — звоню училке по русскому и дышу в трубку. (ц)
Xenasuperclass Дата: Четверг, 2013-11-28, 8:25 AM | Сообщение # 5
Зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 165
Статус: отсутствует
Со смыслом...)
Продолжайте писать дальше, у вас правда есть способности)


Любой может рисковать своей жизнью. И только герой рискует своим сердцем...
:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » То, что ты любишь
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:



Copyright MyCorp © 2006 Сайт управляется системой uCoz

Copyright © 2006-2019 www.xenawp.ru
Копирование и распространение материалов с форума возможно только с согласия автора и администрации форума, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.


Ðåéòèíã@Mail.ru ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ