• Страница 1 из 15
  • 1
  • 2
  • 3
  • 14
  • 15
  • »
Модератор форума: Sekmet  
:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » Загадки судеб (если бы Ева была дочерью Ареса...)
Загадки судеб
mariam Дата: Среда, 2010-09-01, 3:33 AM | Сообщение # 1
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Название: Загадки судеб
Время действия: 5 сезон, после пробуждения в ледяной пещере
Пейринг: шиптекст
Рейтинг: PG 13
Категория: Альтернатива
От автора: сюжет навеян предположением – если бы Ева была дочерью Ареса…
Правовая оговорка: права на персонажей принадлежат исключительно MCA/Universal и Ренессанс

Загадки Судеб

Автор: Mariam

Глава 1

Уже темнело, когда Зена вышла из таверны Джоксера и Мэг и направилась к небольшому озеру. Здесь веяло прохладой, кричали птицы и она наконец-то могла хорошенько подумать о том, что произошло и что будет дальше… Габриэль осталась в таверне – Джоксер и Мэг не переставали удивляться, как она и Зена могли проспать 25 лет в ледяной пещере и вернуться к жизни, причем такими же, как они были раньше. Их друзья успели состариться, дети вырасти, а они были такими же… Габриэль рассказывала о произошедшем уже в который раз перед восхищенным и завороженным взглядом своих слушателей, и поэтому никто не заметил, что Зена неслышно поднялась из-за стола и исчезла за дверями.
- И что вы собираетесь делать теперь? - спросил Джоксер.
- Конечно же найти Еву, - не раздумывая ответила Габриэль, -это было первой мыслью Зены, как только она пришла в себя. Я могу только представить, как она мучается, не представляя, что сейчас происходит с ее дочерью!
- Я бы тоже с удовольствием повидал малютку Еву! – воскликнул Джоксер, а Мэг рассмеялась:
- Девочка давным-давно не малютка! Прошло ведь 25 лет, и она выходит ровесница нашего Вирджила.
- Это волнует меня больше всего, – задумчиво пробормотала Габриэль. – Кем она стала? Что с ней?
- А ведь еще есть пророчество! – добавил Джоксер. – Я надеюсь, боги не знают о ней, и соответственно Ева жива и здорова.
- Если с Евой что-то случилось. Зена не переживет этого! – воскликнула Габриэль и осмотрелась – Зена? Она кажется ушла…Надо найти ее.
Обнаружив Зену на берегу озера, Габриэль опустилась на траву рядом с подругой:
- Я знаю, о чем ты думаешь – о Еве! Верь мне, с ней все хорошо…
Зена кивнула:
- Я верю, Габриэль! Хотя… Хотя мне так тяжело осознавать, что последний раз я видела мою дочку младенцем, а теперь…
- Она такая же замечательная, как и ее мама, - улыбнулась сказительница, – такая же красивая, умная и сильная. Ну, на кого ей быть еще похожей?!
Зена ничего не ответила, провожая взглядом солнце, которое медленно опускалось за горизонт. Габриэль продолжала:
- Все это время Ева жила неузнанная богами, ведь они уверены что она мертва… Поэтому ты не должна даже допускать мысли, что с ней что-то случилось. И даже если боги узнают о ней, мы сможем защитить ее, не правда ли?
Наконец на лице Зены появилась улыбка:
- Ты права, Габриэль, не будем загадывать на будущее, завтра же мы отправляемся в Рим к Октавиану. К моей маленькой Еве!
- Мэг говорит, что Ева отнюдь не малютка, - рассмеялась Габриэль, - и, кажется, она права. Как-никак прошло 25 лет, знаешь, даже не верится!
Темнело довольно быстро, и ночь вступала в свои права – шорохи и крики ночных птиц, стрекотание цикад. Какой-то шорох показался Габриэль подозрительным, и она резко обернулось – поблизости никого не было. Сказительница поднялась:
- Зена, пошли обратно, перед дорогой нам надо хорошо выспаться.
- Иди, Габриэль, я еще останусь.
Но сказительница не собиралась оставлять подругу в одиночестве:
- Зена, не мучай себя! С Евой все будет в порядке! Да, олимпийцы бояться наступления Сумерек и поэтому готовы уничтожить твою дочь – я знаю это, как и ты. Но твоя дочь подарена тебе самим Светом – и я верю, что этого просто не допустят, чтобы Ева погибла.
Зена неожиданно встала и в упор посмотрела на подругу:
- Габриэль, присядь, я должна тебе кое-что рассказать.
Сказительница снова опустилась на траву, слегка вздрогнув – не от вечерней прохлады, но от предчувствия того, что ей собиралась рассказать Зена.
- То, что Ева подарена мне Светом, не соответствует правде, она не имеет никакого отношения ни к учению Элая, ни к Свету, ни к Каллисто… все это было не более чем слова, мои слова…
Габриэль смотрела на Зену широко открытыми от изумления глазами, не в силах поверить, что подруга скрывала от нее правду. Но любопытство оказалось сильнее чувства возмущения:
- Так кто же ее отец, Зена?
Зена ответила не сразу, но выждав паузу, поняла, что настало время быть до конца откровенной:
- Ее отец – Арес, Ева – его дочь. Об этом никто не знает: ты первая, кому я открыла истину.
- Что?!- Габриэль понимала, что было очень удачно, что она сидела на траве и падать ей было просто некуда. Где-то минуту она молчала, лишь качая головой, а потом сказала каким-то необыкновенно равнодушным голосом:
- И когда вы только успели?
Зена хмыкнула:
- Это было тогда, когда ко мне еще не вернулась память, тогда, когда ты вбежала в ванну, помнишь?
Габриэль усмехнулась – конечно, забудешь такое! Особенно как Арес на нее тогда смотрел – ведь она ему помешала, хотя, оказывается, и не помешала.
- Я, видимо, немного опоздала, - процедила Габриэль, - хотя мне казалось, что между вами еще ничего не произошло…
Зена пожала плечами:
- Габриэль, не будь такой наивной: то, что ты видела, было уже после…
Габриэль лишь фыркнула, не находя слов.
Но Зене было не до обиженных чувств подруги, и она продолжала:
- Ты, конечно, понимаешь, почему я не сказала об этом Аресу: я и сейчас боюсь, что он об этом узнает. В ней и так половина его кровожадной воинственной натуры, что же могло бы получиться из Евы, если бы он занялся ее воспитанием? Он бы превратил ее в чудовище!
- Если она уже не стала этим чудовищем, без всякой его поддержки – со злостью заметила Габриэль.
Зена недовольно взглянула на подругу:
- Видишь, как ты говоришь о Еве, узнав, кто ее отец. А ведь это моя дочь… Могла ли я сказать тебе правду, Габриэль? Смогла ли бы ты тогда любить Еву?
Габриэль кусала губы, не зная, что сказать:
- Я бы постаралась, но ты меня обманула, Зена, как ты могла?
- Так было лучше для всех, - сухо заметила Зена.
- А еще из-за твоей лжи по поводу Света и дарованного тебе таким образом ребенка олимпийцы едва не убили ее, - не преминула заметить Габриэль.
- Пророчество существует в действительности!- воскликнула Зена, - И это никакая не фантазия, это правда, что Ева, дочь Ареса, принесет Сумерки богам. И боги все равно пытались бы убить ее. Так что мои слова про то, что она дарована мне Светом, не слишком повлияли на ситуацию.
Габриэль пожала плечами и слегка насмешливо заметила:
- Ну, если бы Арес был в курсе, что олимпийцы хотят прикончить его родного ребенка, он бы лично устроил бы им Сумерки, убив каждого, кто бы только попробовал приблизиться к Еве.
- Еще не поздно рассказать об этом Аресу – сострила Зена, - Ты, я вижу, этого хочешь, Габриэль.
- Нет!- Габриэль рывком поднялась на ноги, - ты права, что скрыла это от Ареса. Он действительно превратил бы Еву в чудовище! Мы найдем ее и, независимо от того, кем она является, постараемся убедить ее встать на путь добра. Ведь это твоя дочь, Зена!
Слова Габриэль означали примирение, и Зена улыбнулась:
- Уже завтра мы отправляемся в Рим и совсем скоро увидим Еву. И этот секрет мы будем хранить теперь вдвоем, а если боги снова начнут преследовать нашу малышку, мы сможем защитить ее.
Габриэль кивнула. Обе подруги медленно пошли назад к таверне Джоксера, в которой уже светились окна.

Xeva Дата: Пятница, 2010-09-03, 3:08 PM | Сообщение # 2
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: шиппер
Сообщений: 591
Статус: отсутствует
даааальше!!!! :'(
mariam, понравилось, жду проду с нетерпением! :)


Falling -is the first step in learning how to fly. // Рай-это великолепно, но в аду больше знакомых.

To conguer other is to have a power, to conguer yourself is to know the way. //мисс Грация МГУ:)
Sekmet Дата: Пятница, 2010-09-03, 3:18 PM | Сообщение # 3
Леди Насмешница
Я: Модератор
Сообщений: 3534
Статус: отсутствует
Очень надеюсь, что часть канона Ливия любовница Ареса тоже подвергнется переработке.
И будем ждать проду


mariam Дата: Суббота, 2010-09-04, 8:12 PM | Сообщение # 4
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Xeva, Sekmet, спасибо за интерес! Очень рада, что понравилось! Прода будет скоро

Quote (Sekmet)
Очень надеюсь, что часть канона Ливия любовница Ареса тоже подвергнется переработке.

обязательно подвергнется Никакого инцеста не будет. Ева тоже будет совсем неканонической...
chil Дата: Вторник, 2010-09-07, 5:47 PM | Сообщение # 5
Великий зенайт
Я: соулмейт
Сообщений: 642
Статус: отсутствует
mariam, мне очень даже понравилось - интригующее, волнующее и интересное действие раскрыто в преподнесенной тобой альтернативе. Буду рад прочитать твое продолжение истории! :)

Пусть всегда будет смех,
который сможет растопить горечь обид и потерь,
пусть всегда будет здоровье,
чтобы можно было противопоставить его болезням,
пусть любовь украшает жизнь...
- Тогда ты счастлив.
mariam Дата: Вторник, 2010-09-07, 9:13 PM | Сообщение # 6
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Глава 2

Жаркое полуденное солнце, от которого все, кто мог, прятался в тени своих домов, не могло остановить четырех всадников, которые двигались по дороге, ведущей в столицу великой империи – в Рим. Зена ехала впереди на своей новой лошади, - младшей Арго, дочери предыдущей, заботливо выращенной Джоксером и подкованной Вирджилом. Все было так, словно не существовало этого долгого сна в двадцать пять лет: ее несла верная Арго, впереди простиралась дорога, а рядом были Габриэль и Джоксер. Однако последний постарел и все время жаловался на палящее солнце и усталость, несмотря на то, что сам напросился на путешествие в Рим для поисков «малышки Евы», как он ее называл. Кроме того, с ними был Вирджил, сын Джоксера и Мэг, совершенно не похожий на родителей, к удивлению Зены и Габриэль. Юноша был спокойным, рассудительным, вежливым и приятным в общении, а также, по утверждению Габриэль, талантливым начинающим поэтом. Всю дорогу они говори о поэзии и прозе, и Вирджил просил Габриэль дать ему прочесть некоторые из ее свитков.
- Хорошо, - улыбнулась сказительница, наслаждаясь редкими моментами, когда к ее творчеству проявляли повышенное внимание, - я дам тебе несколько свитков, которые пролежали более двадцати пяти лет, ожидая своего читателя, но ты также дашь мне прочесть некоторые твои стихи. Я уверена, что ты написал намного больше, чем тот единственный стих, который ты прочитал мне.
Вирджил улыбнулся слегка застенчиво:
- Я не думаю, что они также хороши, как твои.
- Знаешь, Вирджил, - заметила Габриэль со слегка поучающими нотками в голосе, – ничто так не мешает начинающим бардам как нехватка уверенности и смелости.
- Габриэль, перестань обвинять молодого человека в трусости, - оборвала ее Зена, услышав последнюю фразу, и подъехав к подруге ближе, прошептала на ухо, – Не суди о нем по родителям, он замечательный мальчик…
- Ничего такого я не имела в виду! – возмущенно и слегка обиженно воскликнула Габриэль, - Я даже наоборот считаю…
В этот момент лошадь Джоксера немного споткнулась, и он с криком и грохотом свалился из седла на пыльную брусчатку римской дороги. Вирджил мгновенно спешился и бросился отцу на помощь, за ним последовали Габриэль и Зена. Джоксер моментально пришел в себя, через несколько минут был уже на ногах и шутил, что с его крепкой головой никогда не бывает сотрясения мозга.
- Но жара сегодня просто немилосердная, - продолжил он свои жалобы.
- Хорошо, мы сделаем привал, как только найдем источник воды, - пообещала Зена.
- Я ездил по этой дороге не раз, - заявил Джоксер, - там дальше будет развилка, и если мы повернем направо, то через час окажемся в небольшом городке, где один мой друг содержит таверну. Там мы не только отдохнем, но и пополним наши запасы воды.
- Ты говоришь, будто мы в пустыне…. – рассмеялась Габриэль.
Тем не менее, было решено последовать совету Джоксера, причем даже стойкие к любым превратностям погоды Зена и Габриэль были рады этому. В таверне Джоксер сразу же отыскал своего приятеля, который вместе с женой в качестве официантов носились между столиками посетителей и в мгновении ока для всей компании был накрыт стол, который просто ломился от яств. Джоксер был доволен.
После обеда Зена решительно заявила:
- Пара часов послеобеденного отдыха, и мы снова отправляемся в путь.
Джоксер обреченно вздохнул, понимая, что спорить с Зеной бессмысленно, но тут же его лицо озарила улыбка:
- Тогда давайте навестим также подругу Мэг, которая также живет в этом городе. Помнишь, Вирджил, бывая у нас в гостях, она всегда приносила тебе подарки, когда ты был маленький?
Зная Мэг, и представив себе ее подругу, Зена отрицательно покачала головой:
- Как хотите, но у меня достаточно дел, я не пойду.
- Ладно, - согласился Джоксер.
Отец, сын и Габриэль направились к дверям:
- Ты тоже идешь? – скептически улыбнулась Зена.
- Да, меня просят и Джоксер, и Вирджил, кроме того я стараюсь не судить о людях по их друзьям, да и Мэг сама весьма милая…
Оставшись одна, Зена принялась приводить в порядок свое оружие: ее меч и шакрам всегда должны были быть в идеальном состоянии. Полуденный зной заканчивался, и таверна быстро опустела – занятая полированием меча Зена совершенно не заметила, что двери растворились, и в таверну покачиваясь зашел человек. Неожиданно он позвал Зену.
- Вирджил! Что произошло?! - казалось, прошло совсем немного времени с тех пор, как трое ее друзей отправились навестить подружку Мэг, и вот теперь перед ее глазами стоял Вирджил, весь в ссадинах, с глубокой кровоточащей раной на плече и разбитой скулой, в руках он также держал окровавленный меч.
- На вас напали? Где Габриэль и Джоксер?
Однако Вирджил не сразу ответил на эти вопросы: дойдя до лавки, он буквально повалился на нее.
Хозяйка таверны моментально подала ему красного вина, чтоб немного привести в чувство, сама же бросилась за водой и бинтами.
Вирджил начал рассказывать о произошедшем ошеломленной Зене:
- Мы как раз проходили через центральную площадь, когда к нам подошла группа вооруженных людей. Среди них было несколько римских солдат. Они объявили, что собирают взносы на строительство храма Ареса и предложили нам внести определенную сумму. Мы отказались: отец сказал, что это возмутительные поборы, а Габриэль заявила, что скорее сотрет с лица земли все храмы Ареса, чем даст на его строительство хоть самую мелкую медную монетку. Римляне тут же объявили, что мы арестованы как бунтовщики, и нам пришлось защищаться.
- Снова Арес! – со злостью прошипела Зена, но затем снова обратилась к Вирджилу, – Продолжай! Что случилось дальше? Я знаю, что у Габриэль было с собой оружие, а откуда взялся твой меч?
- Да, Габриэль просто замечательно справилась с теми двумя, что первыми бросились на нас, но я также не мог оставаться без действия – я выбил меч у одного из солдат, и дальше мы боролись уже вместе, правда, я часто пропускал удары, - Вирджил кивнул на рану на своем плече
- Сейчас мы промоем и перевяжем ее, - деловито заявила Зена, - Вам удалось отбиться и убежать, да?
- Я бы не мог убежать, потому что они в мгновение ока сильно ранили отца, и я не мог оставить его… Я предложил бежать Габриэль, пока римлянам не пришла подмога, но она отказалась. Потом к ним подошло подкрепление – один из солдат сильно ударил меня по голове, так как я снова пропустил удар, и потерял сознание. Они решили, что я мертв и оставили меня на площади. Позднее мне рассказали, что они арестовали отца и Габриэль, а затем увели… отца, точнее говоря, унесли.
- Я сделаю все, чтобы освободить их! – Зена вскочила на ноги и, положив меч в ножны, бросилась к дверям, однако остановилась, вспомнив о Вирджиле.
- Извини, я должна помочь тебе с перевязкой раны. Ее нельзя просто оставлять.
Вирджил решительно запротестовал:
- Не надо, Зена, хозяйка таверны принесет воду, бинты и мазь, кроме того, я сам немного разбираюсь в медицине?
- Разбираешься? – Зена с удивлением взглянула на юношу – в тебе много скрытых талантов – как оказывается, пишешь стихи, неплохо владеешь оружием, разбираешься в травах…
Вирджил скромно улыбнулся.
Первым желанием разъяренной Зены было просто взять штурмом тюрьму, где держали Габриэль и Джоксера, но ей пришлось собрать всю силу воли, чтобы не позволить гневу туманить ее разум. Она, конечно, могла бы перебить охрану, ведь не целый же легион разместился в городе, но у римлян все равно будет достаточно времени причинить вред ее друзьям. Касательно этого она не сомневалась, а ведь приходилось учитывать также то, что Джоксер серьезно ранен. Поэтому, проходя через центральную площадь, где недавно разыгралась вся эта драма, Зена машинально направилась в храм Ареса. Тогда двадцать пять лет назад он всегда появлялся, когда совершал какую-либо очередную гадость, что-то хотел от нее или же когда она просто звала его, но теперь она была не уверена в этом. Тогда, как только они с Габриэль выбрались из ледяной пещеры, она как сумасшедшая кричала его имя, чтобы разобраться с ним за этот двадцатипятилетний «сон», но Арес не появился. Никто не гарантировал также того, что он появится сейчас, но в этом случае Зена уже знала, что его храму и его служителям, которые тиранят население, в этом случае не поздоровится.
Вбежав в его как обычно полутемный храм, где красноватый отблеск свечей создавал громадные тени развешенного на стенах оружия, Зена со всей силы метнула шакрам в одну из картин, изображающих знаменитые битвы. Стеклышки керамики, из которых состояла картина со звоном посыпались, затем шакрам ударился в одну из колонн, высекая искры, и, наконец, сбил тяжелую подвесную лампу со свечами, которая с грохотом упала вниз, выбив из пола несколько кусков мрамора. Переводя дыхание, Зена громко крикнула:
- Арес! Я уверена, что ты слышишь меня, где бы ты не находился!
Словно в ответ на ее слова храм осветила вспышка синеватого цвета, и Арес собственной персоной возник в нескольких шагах от нее. Какое-то время он в крайнем изумлении смотрел на нее, словно не веря тому, что он сначала услышал голос Зены, а затем увидел ее саму.
- Зена! Это ты! – то ли утверждая, то ли спрашивая, произнес он, и быстро подошел к ней, желая обнять и поцеловать, - Ты жива!
- Твои старания убить меня, как видишь, не увенчались успехом, - с едкой иронией заметила Зена, резко оттолкнув его.
- Убить тебя? – Арес выглядел растерянным, - У меня никогда не было даже подобной мысли? С чего ты взяла это?
Зена зло рассмеялась:
- Неужели у богов настолько коротка память? Кого, как не тебя, я должна благодарить за долгие двадцать пять лет в ледяной пещере? И не говори, что это не твоих рук дело!
- А что я должен был оставить тебя и твою подружку на растерзание диким зверям там на пляже? Вы были мертвы, и эта пещера была лучшим местом для погребения! – возмутился Арес, не понимая смысла обвинения.
- Мы не были мертвы! – Зена не могла сдерживать накопившиеся эмоции и тоже повысила тон, - Это были слезы Селесты - обычная уловка, чтобы твоя семейка, наконец, оставила нас в покое! Мы должны были очнуться через несколько часов, если бы ты все не испортил!
- Значит, надо было предупредить меня!- парировал Арес.
Но Зена не дала ему договорить
- Это тебя совершенно не касалось! Тебе просто не надо было вмешиваться!
- И оставить ваши тела на пляже?! Я не мог просто так бросить тебя там, – отрезал Арес, и немного тише добавил, - а вот подружку, наверно, стоило…
Зена перевела дыхание: такое понятие как чувство вины, раскаяние или банальная совесть были Аресу незнакомы… Он всегда считал себя правым и делал только то, что хотел сам. Сейчас же следовало поговорить о более насущных вещах…
- Твои люди при поддержке римлян тиранят население и требуют взносы на строительство храмов, а еще они арестовали Габриэль и Джоксера. Или их немедленно выпускают, или… - Зена еще не знала, что лучше подобрать в качестве альтернативы, но Арес моментально ответил:
- Хорошо, я сделаю, как ты хочешь, твои друзья будут свободны.
Глаза Зены расширились от удивления на столь быстрый и покладистый ответ Ареса, который был совершенно не в его стиле.
Он хлопнул в ладоши и что-то тихо сказал появившемуся, словно тень, жрецу.
- Несколько минут терпения, и они будут на свободе, - продолжал Арес, - Ты довольна? Больше не злишься на меня за ту досадную ошибку?
Это была какая-то очередная уловка, и Зена пыталась понять, что последует дальше за всем этим: Арес никогда и ничего просто так не делал.
- Какая неожиданная щедрость с твоей стороны, - иронично заметила она, - можно подумать, ты делаешь это просто так, ничего не требуя взамен.
- Да, просто хочу, чтобы ты была довольна, - откровенно ответил Арес, - хочу, чтобы ты перестала на меня сердиться, ведь тогда я действительно старался сделать все как можно лучше, и чтобы мы с тобой помирились.
Но Зена не верила ни одному его слову:
- Арес, перестать притворяться добрым и благородным, я тебя прекрасно знаю, и ты можешь не разыгрывать весь этот театр. Последнее время наше общение в основном сводилось к шантажу с твоей стороны…
Арес фыркнул, с горечью подумав, как он действительно глупо выглядел в глазах Зены – она всегда ждет от него подвоха, а он просто так решает исполнить ее волю, просто для того, чтобы она улыбнулась. Зена восприняла это как слабость – и начала талантливо издеваться так, как умеет только она. «И как я еще не понял, что она презирает слабость, – пришел к выводу Арес, - а ненависть лучше, чем презрение, так что вернемся на круги своя».
- Знаешь, я даже не знаю, чего можно требовать за твоих никчемных друзей, они ничего не стоят, - Арес постарался вложить в свои слова максимум пренебрежения. – Между прочим, болтушка и этот инвалид уже в таверне – можешь посмотреть.
Арес открыл на стене храма портал, и Зена действительно увидела, что Джоксер с перевязанной головой лежал в кровати, охая и постанывая, а вокруг него суетились Габриэль и хозяйка таверны. У нее вырвался вздох облегчения: ну что ж, с ними все в порядке, и она даже не будет ничего говорить Аресу по поводу того, что он назвал ее друзей никчемными, он без этого не может обойтись, главное - что они живы и на свободе. Зена почти бегом направилась к выходу их храма, чтобы поскорее увидеть Габриэль и Джоксера, но у самых дверей Арес снова возник перед ней, преграждая путь:
- Подожди, моя милая, разговор еще не окончен, - лицо Ареса было сурово и непроницаемо: Зена насторожилась.
- Меня интересует один момент, – начал он, - судя по тому пути, что ты проделала за эти дни, ты направляешься в Рим, не правда ли? Что тебя тянет туда?
- Не твое дело, - огрызнулась Зена, - Дай мне пройти.
- Двери запечатаны, пока не договорим, ты никуда не пойдешь, - мрачно заметил Арес, - Итак, зная твою «любовь» к Риму, я немного озадачен причинами твоего решения. В твоей жизни ты больше всего любишь и ценишь несколько вещей, которые могли подвигнуть тебя на это путешествие. Итак, болтливую блондинку вычеркиваем - она и так рядом, помощь бедным и угнетенным – вряд ли, жители Рима более чем довольны своей империей и императором, остается одно…. Ева.
Зена внутренне напряглась – Арес всегда был хитер и проницателен, этого у него не забрать, но ей сейчас надо быть чрезвычайно аккуратной со словами, чтобы не подвердить его догадку.
- Меня не интересуют твои умозаключения, – холодно процедила она.
- А ты все равно послушай, - с победоносной улыбкой заметил Арес, - Мне ничего не стоит проследить за тобой и выяснить, жива ли и где находится эта девочка, которая собирается принести Сумерки Олимпу. А как только я это узнаю, никто не помешает мне сообщить об этом всем заинтересованным в этом деле богам. Таким образом, у тебя замечательный выбор – либо отказаться от поисков дочери – пускай девочка живет тихо-мирно и главное – не зная о своей миссии, либо, моя милая, мы возвращаемся к ситуации двадцатипятилетней давности, и к моим условиям. Ты о них еще не забыла?
Зена едва сдерживалась, чтобы не выругать Ареса последними словами. Это было просто неслыханно! Он снова взялся за свой шантаж, а ведь в начале ей даже показалось, что он изменился.
- Ты ничего не добьешься, шантажируя меня, так и запомни. А Еву я смогу защитить вместе с Габриэль, как и тогда.
Арес рассмеялся:
- Тогда у вас получалось защищать Еву в силу того, что я всячески помогал тебе, надеясь, что ты это рано или поздно оценишь. Но если я поставлю себе задачу уничтожить ее, то ни ты, ни Габриэль ничего не сможете сделать. Как-никак Сумерки еще не настали, и божественные силы пока при мне.
- Ты готов убить Еву?
Аресу показалось, что в словах Зены прозвучало удивление.
- А что в этом странного? Она порождение этого Света и несет Сумерки богов, то есть угрожает моей семье…это в моих интересах, чтобы она прекратила существование…
- Арес, может быть, ты просто оставишь нас в покое? – к удивлению Ареса Зена не приказывала, ни требовала, а просила. Неужели она была в отчаянии? Но он уже не мог остановиться:
- Я могу встать на твою сторону, Зена, могу и дальше защищать Еву от богов, но только при одном условии, и ты его знаешь. У нас должен быть общий ребенок, или же Ева погибнет. Выбор за тобой: если ты не согласишься, то можешь приписать смерть своей дочери своему решению!
Зена молчала, кусая губы, затем задумчиво пробормотала:
- Общий ребенок… скажи, Арес, а нашего общего ребенка ты бы тоже с легкостью уничтожил?
- Причем тут это? Ради нашего общего ребенка я готов позволить, чтобы Ева принесла эти проклятые Сумерки, и Свет с учением этого Элая окончательно восторжествовал над Олимпом. Мне на это плевать!
- Так вот Ева, чье убийство ты так виртуозно планируешь, и есть наш общий ребенок, - с отчаянием в голосе выкрикнула Зена, - наши забавы в купальне, когда я потеряла память, не прошли, как видишь, без последствий. Я поклялась, что никогда не скажу тебе об этом, но ты мог догадаться, поэтому я и придумала эту историю со Светом, в которую, на удивление, все поверили… и даже ты. Так что Ева, несущая сумерки, - твоя дочь, а теперь можешь натравливать на нее всю свою олимпийскую семейку!
Сказав это, Зена выбежала прочь из храма, оставив Ареса в растерянности и недоумении.
- Этого не может быть…. – бормотал он, и в то же время вспоминал, как неясное и непонятное чувство постоянно толкало его защищать младенца Зены, несмотря на то, что с точки зрения всякой логики это было и бессмысленно, и опасно. Затем он вспомнил, как Зена категорически отказывалась говорить о своей беременности, умалчивая о причинах. А потом эта история, что Ева была рождена от Света по заказу архангелов. Как он мог поверить в подобную чушь? Поверить в эту выдумку чистой воды, в то время как за девять месяцев до рождения ребенка они провели вместе ту восхитительную ночь! Зена сама устремилась в его объятия, так как не помнила о всех тех неприятностях между ними, а лишь слушалась зова своего сердца… затем все снова стало по-старому, она делала вид, что между ними ничего не было, а он не напоминал, а лишь бережно перебирал свои воспоминания. Они, как и раньше, продолжали играть в кошки-мышки, но он лишь настойчивее стал добиваться от нее того, что уже мог представлять во всех деталях. Сначала он просто хотел видеть ее своей возлюбленной, снова прикасаться к ней и ощущать слияние их тел. Но затем он также захотел, чтобы она родила ему ребенка, чтобы у них была семья, как это принято у простых смертных… И как он не мог догадаться, что эта девочка была его ребенком?! Однако теперь все изменится! Теперь все будет по-другому!
senka Дата: Среда, 2010-09-08, 1:53 PM | Сообщение # 7
Аресолюб
Я: шиппер
Сообщений: 1697
Статус: отсутствует
mariam, любопытно, ждем продолжения :) С нетерпением! ;)


Imagine how awesome, together we'd be.
So feel what I'm feeling
Come melt into me.
chil Дата: Среда, 2010-09-08, 6:18 PM | Сообщение # 8
Великий зенайт
Я: соулмейт
Сообщений: 642
Статус: отсутствует
Quote (mariam)
- Габриэль, перестань обвинять молодого человека в трусости, - оборвала ее Зена, услышав последнюю фразу, и подъехав к подруге ближе, прошептала на ухо, – Не суди о нем по родителям, он замечательный мальчик…

Quote (mariam)
- Ты тоже идешь? – скептически улыбнулась Зена.
- Да, меня просят и Джоксер, и Вирджил, кроме того я стараюсь не судить о людях по их друзьям, да и Мэг сама весьма милая…
- Вот это она подколола Зену! Не заставила долго ждать :D
Quote (mariam)
а Габриэль заявила, что скорее сотрет с лица земли все храмы Ареса, чем даст на его строительство хоть самую мелкую медную монетку.
- это точно - в ее стиле
Quote (mariam)
- Значит, надо было предупредить меня!- парировал Арес.
- действительно! ;)
Quote (mariam)
«И как я еще не понял, что она презирает слабость, – пришел к выводу Арес, - а ненависть лучше, чем презрение, так что вернемся на круги своя».
- эх, а может можно было бы и по другому пообщаться и сделать другие умозаключения... Ну да - для Зены и Габриэль ведь действительно 25 лет пронеслось как мимолетный сон, вот она и осталась на своей волне...
Quote (mariam)
, а ведь в начале ей даже показалось, что он изменился.
- надо было использовать момент, точно
mariam, - новая альтернатива - новая интрига! Интересно узнать продолжение твоей истории :)


Пусть всегда будет смех,
который сможет растопить горечь обид и потерь,
пусть всегда будет здоровье,
чтобы можно было противопоставить его болезням,
пусть любовь украшает жизнь...
- Тогда ты счастлив.
Лилит Дата: Четверг, 2010-09-09, 4:53 AM | Сообщение # 9
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 1884
Статус: отсутствует
Неплохо. Молодец! С интересом жду проду.


Жизнь надо прожить так, что бы больше не хотелось.
mariam Дата: Четверг, 2010-09-09, 9:36 PM | Сообщение # 10
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Senka, Chil, Lilit, oчень рaдa, что вам нравится. Chil, отдельное спасибо за такие развернутые комментарии!

Глава 3

- Зена, ты знаешь, я не узнаю Рим.
- Хочешь сказать, он изменился к лучшему?
- Не знаю, но он стал более громадным, мощным и даже более величественным.
- Это столица империи, и внушать подчиненным трепет и восхищение – ее первейшая задача.
- Я все же думаю, что Октавиан оказался лучше Цезаря. Мы же не зря помогли ему стать императором!
- Посмотрим, осталось ли что-то от его идеалов: не забывай, что прошло много времени…
В Рим Зена и Габриэль въехали уже без своих спутников – раненого Джоксера было решено оставить лечится у его друзей из таверны, Вирджил остался вместе с отцом. Правда, Джоксера пришлось долго уговаривать – несмотря на свои ранения, он просто рвался и дальше путешествовать «как в старые, добрые время», потому что рутина содержателя таверны, как он по секрету признался Габриэль, ему порядком надоела: «Изо дня в день одно и тоже, ничего нового, вот бы повернуть время вспять и вернуть нашу веселую кочевую жизнь!», - рассуждал он. Однако Зена была тверда в своем решении, что продолжать путешествие опасно для Джоксера, и в этом ее поддержали Габриэль и Вирджил, который очень переживал за отца. Джоксеру пришлось смириться. «Передавайте привет Еве,» - сказал он на прощание и с улыбкой помахал рукой двум подругам.
- Уже темнеет, - заметила Габриэль, - Остановимся где-то на постоялом дворе, а завтра отправимся к Октавиану?
- Да, ты права: один день ничего не изменит, - согласилась Зена.
- Ты волнуешься?
Зена молча кивнула, а затем добавила:
- Какая она? Буквально вчера она была младенцем, а сейчас уже взрослый человек… какой она стала?
Габриэль пожала плечами, но про себя подумала: «Надеюсь, она как можно меньше пошла в отца, иначе, что мы будем делать с таким монстром?»
Разместившись на постоялом дворе и поужинав, подруги почему-то никак не могли найти какую-то тему для разговора, которая бы не касалась завтрашнего дня. Габриэль чувствовала, что нервы Зены на пределе и понимая ее состояние, предпочитала говорить о чем-то легком и несущественном. Но разговор почему-то не клеился…
- Ладно, Габриэль, тебе уже пора отправляться спать, а я… я немного погуляю на свежем воздухе
Габриэль прыснула:
- Зена, оправлять спать, да и вообще воспитывать будешь свою дочку! С чего это тебя потянуло на прогулки?
- Чтоб спалось потом лучше, - сухо ответила Зена и вышла в небольшой сад, находившейся при постоялом дворе. Пройдясь по нему, она облокотилась на дерево и спокойным, слегка уставшим голосом сказала:
- Арес! Постоянно шпионишь! Может покажешься?
Бог войны моментально возник перед ней:
- Да, я не могу не быть рядом, просто нахожусь на достаточном расстоянии, чтобы ты не чувствовала моего присутствия и не нервничала лишний раз.
- Другого я и не ожидала!
- Тебе не нравится, что я рядом?
Арес выжидающе смотрел на Зену: конечно, она сейчас скажет что-то ироничное или резкое, в зависимости от настроения, и он ни в коем случае не услышит от нее, что она хочет видеть его рядом. Как глупо надеяться!
Зена хмыкнула:
- Как мне может это нравиться, если ты постоянно приносишь мне неприятности! Что тебе надо на этот раз?
Арес усмехнулся:
- Ты не догадываешься? Хочу увидеть нашу с тобой дочь! Теперь я знаю, что она живет в Риме, осталось выяснить, где конкретно.
- Арес, послушай, - голос Зены был холодным как сталь, – перестань раз и навсегда вмешиваться в мою жизнь, исчезни, займись другими делами. Ты не имеешь никакого отношения к моей дочери!
- Таки никакого? – иронично поддразнил Арес. – Я, конечно, готов пойти на многое ради тебя, но тут прошу меня извинить. Я собираюсь принимать в жизни моего ребенка весьма деятельное участие, и сразу тебе говорю, что надеяться на мое исчезновение из твоей жизни тебе уже не придется… Я и так не только не мог наблюдать, как растет моя дочь, но даже не знал о ее существовании.
- Из-за тебя я тоже не могла наблюдать, как она растет! Я потеряла ее младенцем, а теперь увижу уже взрослого человека! – Зена чувствовала, что Арес снова выводит ее из себя.
- Зена, то было недоразумение, ошибка, и я не виноват в этом. Я тебе уже говорил, что хотел сделать как лучше…
- О да, благородные намерения… - фыркнула Зена, – А теперь касательно твоего деятельного участия: если ты только попробуешь превратить ее в кровожадную убийцу, эдакого монстра похожего на тебя, то я этого не допущу! Держись от нас на расстоянии!
При слове «монстр» Арес поморщился, хотя ему было не привыкать к эпитетам, которыми награждала его Зена. Ему захотелось также сказать ей что-то неприятное, и не долго думая, он догадался, какую линию следует развивать. Насмешливо улыбнувшись, он заметил:
- Знаешь, Зена, я думаю, девочка не обделена военными талантами, а я помогу ей их немножко развить, самореализоваться, скажем так.
- Только попробуй! – прошипела Зена.
- Я не только попробую, я постараюсь… - Арес любил, когда Зена злилась – в ней было столько огня и страсти. Единственное, чего он не переносил - равнодушия и жалости. Она его жалела, когда он был смертным, но он надеялся, что такого больше не повторится. А вот равнодушной не была, кажется, никогда. Он всегда вызывал у нее яркие эмоции. Жаль, что они были в основном негативными, если не считать той ночи, когда она отдалась ему. Тогда в ее глазах тоже горел огонь, но совершенно другой.
Зена действительно была в ярости, в особенности от того, что она ничем не могла помешать Аресу.
- Я тоже постараюсь, чтобы у тебя ничего не вышло!
Зена развернулась и отправилась обратно на постоялый двор, показывая этим, что разговор закончен.
- Спокойной ночи, Зена! – крикнул Арес на прощание. И почему их разговоры всегда заканчивались скандалами? Вечное противостояние, постоянные обвинения, ирония, издевка, насмешка. Он привык получать это от Зены, привык отвечать тем же, хотя она, конечно, считала, что он первый инициирует это. Интересно, настанет ли этому конец? Или для этого должно произойти чудо?!
Зена вбежала в свою комнату вне себя от ярости – и кто заставил ее тогда открыть Аресу правду? Да, тогда в его храме она была взвинчена, нервы были на пределе, но теперь ей еще придется противодействовать родительским порывам Ареса. Он уже яснее ясного выразил свои намерения, а что она сможет сделать? Чтобы как-то повлиять на Еву, ей придется завоевать ее доверие и любовь, а ведь еще никто не знает, кем она стала. Зена прекрасно помнила свою юность – что сможет удержать Еву от такого же пути? Рядом с ней не было любящей матери… Как ее мог воспитать Октавиан и … Рим?
- Значит Арес уже в курсе? – услышала она голос Габриэль, которая вошла в комнату, держа в руке свечку.
- Габриэль? Ты подслушивала?
- Вот еще? – фыркнула сказительница, - Ваши разборки слышало пол-Рима или, по крайней мере, весь этот квартал. Зачем ты ему рассказала?
- Так получилось, - буркнула Зена.
- И теперь нам только остается посмотреть на то, как Арес создаст идеально жестокую и кровожадную убийцу! – язвительно заметила Габриэль, - Перед тем, как Ева принесет Сумерки Олимпу, она успеет прикончить пару другую тысяч людей, если не больше
- Я не допущу этого, - серьезно ответила Зена.
- О да, с такой-то наследственностью! - Габриэль фыркнула и молча вышла, даже не пожелав Зене спокойной ночи, как она обычно делала. Она понимала, что ее слова были жестоки, а Зене и так было плохо, но ее ненависть к Аресу просто выплескивалась через край. «Как я надеюсь, что Ева не похожа на него!» пробормотала она.
Около полудня Зена отправилась в императорский дворец. Габриэль, которая по привычке хотела последовать за ней, она сказала остаться на постоялом дворе. «Я должна сама все выяснить» - коротко ответила Зена на все ее протесты. Габриэль пожала плечами, стараясь не показывать, что ее это задело. Кажется, Зена была на нее обижена, наверное, она сказала вчера что-то лишнее.
Пробиться на прием к Октавиану оказалось не так-то просто – он совещался с сенаторами, с полководцами, затем снова с сенаторами и вообще был занят.
- Объявите ему, что с ним хочет поговорить Зена, - заявила воительница, уже теряя терпение, - А если до него не дойдет с одного раза, то повторите, и добавьте, что я жива и здорова, и хочу его срочно видеть!
Спустя четверть часа ее проводили к Октавиану.
Император, давно уже не такой молодой, каким помнила его Зена, был рад ей. Его совершенно не интересовало, как так получилось, что она спустя двадцать пять лет совершенно не изменилась, где она находилась и что вообще произошло.
- Зена, а я и не сомневался, что великая королева воинов, снова навестит меня. Ты снова борешься, помогаешь бедным и угнетенным? Благо, моя империя процветает, и в ней уже не осталось всякий разбойничьих шаек, которые бы тиранили мирных земледельцев. Легионы хранят нерушимость наших границ, префекты следят за порядком в провинциях… Моя империя наслаждается покоем и благоденствием.
- Октавиан, – вздохнула Зена, - Твои легионы постоянно воюют с соседями Рима. А жителей твоих империи преследуют за их желание следовать учению Элая, так что я сомневаюсь, что на землю вернулся золотой век. Но я пришла не за этим, я хочу увидеть мою дочь. Где она?
- Елену? – переспросил Октавиан, - Она здесь: жива, здорова и наслаждается жизнью. Как и обещал, я давал ей все самое лучшее.
- Елена? – переспросила Зена, удивленная этим чужим именем, - Ее зовут Ева.
- Какая разница? – пожал плечами Октавиан, - Я дал ей имя, которое нравится римлянам. Она - римская принцесса, весь наш народ ее просто обожает, особенно армия. Она у меня выросла умницей и красавицей.
- Я рада, что с ней все в порядке, – сказала Зена, - но она, прежде всего, моя дочь, и я назвала ее Евой. Где она?
- В своих покоях - левое крыло дворца. Она занимает там почти все комнаты. Поверь, я ей ни в чем не отказывал, все самое лучшее с самого детства…
- Хорошо, я пойду к ней.
- Подожди, Зена, - остановил ее Октавиан.
- В чем дело?
Октавиан замялся:
- Могу я обратиться к тебе с одной просьбой касательно Элен?
- Элен?
- Ну да, мы, близкие, так называем Елену.
- Ее зовут Ева! Что ты хочешь?
- Понимаешь, мы с ней в замечательных отношениях, но последние несколько дней она почему-то обижена на меня и не желает со мной разговаривать, но самое главное, она заявила, что не придет на завтрашний прием персидского посольства. Понимаешь? Ты ее мать, постарайся уговорить ее, ладно?
- Приезд персидского посольства? – Зена, которая горела желанием поскорее увидеть свою дочь, не понимала, зачем Октавиан завел этот ненужный разговор. – Это твое дело вести переговоры с персами, при чем тут моя дочь?
- Понимаешь, делегацию персов возглавляет первый сановник шаха Сарданапал и наследный принц Ормузд. Так вот, для упрочнения наших отношений с шахом я принял его предложение, чтобы Элен вышла замуж за его сына. Это очень важно для Рима – безопасность восточных границ… Но Еленочка дуется и даже не хочет присутствовать на приеме. Ты же ее уговоришь?
Октавиан не успел договорить, так как Зена схватила его за горло и буквально подняла в воздух:
- Значит, твоя забота выражается в том, что ты используешь мою дочь в интересах Рима? Заставляешь ее выйти замуж за какого-то Ормузда против ее воли?
- Зена, Зена, поставь меня на место! – захрипел Октавиан, - Разве твою дочь вообще можно заставить? Я просто прошу, чтобы она пришла на прием. А вдруг Ормузд ей понравится? Говорят, он приятный молодой человек, я его, правда, еще не видел…
- Забудь о своих планах с Персией! – угрожающе сказала Зена, - И впредь не распоряжайся будущем моей дочери!
- Хорошо, хорошо, - пробормотал Октавиан, а когда Зена уже покинула комнату, добавил, - а вдруг Ормузд ей все-таки понравится?
Лилит Дата: Пятница, 2010-09-10, 7:36 AM | Сообщение # 11
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 1884
Статус: отсутствует
Продолжение, так быстро?! Приятно удивило. :) Фик уже закончен? Если нет, продолжай в том же духе! Я не мастер развернутых комментариев, но обещаю следить за повествованием, даже если не всегда буду отписываться. Заинтриговало. Малость смущает когда Ареса называют монстром <_< , как то привычнее бессердечный мерзавец или ублюдок, к нему это ближе. Надеюсь к концу фика они с Зеной найдут общий язык. А то пока их диалоги кажутся апофеозом глупости с обоих сторон: с ее стороны совершенно нелогичное обвинение
Quote (mariam)
Твои старания убить меня, как видишь, не увенчались успехом, - с едкой иронией заметила Зена, резко оттолкнув его.
- Убить тебя? – Арес выглядел растерянным, - У меня никогда не было даже подобной мысли? С чего ты взяла это?
Зена зло рассмеялась:
- Неужели у богов настолько коротка память? Кого, как не тебя, я должна благодарить за долгие двадцать пять лет в ледяной пещере?

А его тактика вообще убивает :o разве можно так дразнить Зену! :D



Жизнь надо прожить так, что бы больше не хотелось.


Сообщение отредактировал Lilit - Пятница, 2010-09-10, 5:50 PM
chil Дата: Пятница, 2010-09-10, 7:23 PM | Сообщение # 12
Великий зенайт
Я: соулмейт
Сообщений: 642
Статус: отсутствует
Quote (mariam)
«Передавайте привет Еве,» - сказал он на прощание и с улыбкой помахал рукой двум подругам.

- очень трогательно показан Джоксер, полученные раны, наверное, только скинули с него пяток-другой лет...
Quote (mariam)
Габриэль чувствовала, что нервы Зены на пределе и понимая ее состояние, предпочитала говорить о чем-то легком и несущественном. Но разговор почему-то не клеился…
, - еще бы!

Quote (mariam)
он заметил:
- Знаешь, Зена, я думаю, девочка не обделена военными талантами
, - ну да, ведь оба родителя именитые и изворотливые, искусные воители

Quote (mariam)
Елена? – переспросила Зена, удивленная этим чужим именем, - Ее зовут Ева.

- вот это да!
Quote (mariam)
- Забудь о своих планах с Персией! – угрожающе сказала Зена, - И впредь не распоряжайся будущем моей дочери!
, действительно - вдруг он хороший человек, а Зена пробыла бы в леднике еще несколько десятилетий...
mariam, - очень быстрое и интригующее продолжение, - молодец! Что же было дальше??? :)


Пусть всегда будет смех,
который сможет растопить горечь обид и потерь,
пусть всегда будет здоровье,
чтобы можно было противопоставить его болезням,
пусть любовь украшает жизнь...
- Тогда ты счастлив.
Nen_Adams Дата: Пятница, 2010-09-10, 8:19 PM | Сообщение # 13
Истинный зенайт:)
Я: Зенайт
Сообщений: 2704
Статус: отсутствует
Таак, я заинригована.....

senka Дата: Пятница, 2010-09-10, 8:56 PM | Сообщение # 14
Аресолюб
Я: шиппер
Сообщений: 1697
Статус: отсутствует
Quote (Nen)
Таак, я заинригована.....

Эт точно... :D



Imagine how awesome, together we'd be.
So feel what I'm feeling
Come melt into me.
mariam Дата: Понедельник, 2010-09-13, 9:08 PM | Сообщение # 15
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
А вот и следующие главы :) Стараюсь не мучить моих читателей долгим ожиданием Фик в процессе написания, но конечно
Quote (Lilit)
они с Зеной найдут общий язык.

хотя они будет периодически ссориться и мириться, но в самом финале последует окончательное примирении а еще возможно сбудется пророчество касательно Евы….
Quote (Lilit)
разве можно так дразнить Зену!

Любит он дразнить Зену :D хотя действительно иногда себе во вред...
Quote (chil)

- вот это да!

Октавиан дал своей воспитаннице новое имя и, так как этот фикшен - альтернатива, то имя тоже альтернативное. Хотя для Зены дочь всегда остается только Евой.
Quote (Nen)
Таак, я заинригована.....

Постараюсь, чтобы фик был сплошной интригой :)
Глава 4

Невидимый свидетель разговора императора и Зены, Арес тут же переместился в левое крыло дворца, как только услышал об этом из уст Октавиана. Ему не терпелось увидеть свою дочь: «Она должна быть похожа на меня и Зену, сейчас посмотрим…»
На просторном балконе левого крыла императорского дворца он материализовался в синеватой вспышке, однако это совершенно не привлекло внимание девушки, которая полулежала на диване, устланном шкурой леопарда, и что-то сосредоточенно чертила на пергаменте, разложенном у нее на коленях. Как и ожидал Арес, она была высокой и стройной, с копной длинных черных волос, которые по римской моде были уложены в локоны и удерживались ниткой жемчуга.
- Интересно, какого цвета у нее глаза? Карие или голубые? - пробормотал он.
Он буквально вплотную подошел к девушке, которая, будучи увлечена своим занятием, никак не хотела замечать его. Однако в этот же момент она резко вскочила на ноги, видимо, почувствовав на себе пристальный взгляд, и Арес увидел, что в ее вытянутой руке блеснул кинжал, взявшийся неизвестно откуда.
- Кто ты такой? Как попал сюда? Почему охрана пропустила тебя с оружием? – девушка резко и уверенно задавала вопросы, с любопытством глядя на незнакомца.
- Глаза все-таки карие, хотя и светлые, - с довольным видом заметил Арес, сложив на груди руки и продолжая рассматривать ее.
- Мне повторить еще раз?
Арес заметил, что кинжал, с искусно украшенной позолотой рукояткой, она держала весьма уверенно – притом так, что им можно было защищаться как в ближнем бою, так и метать его. Он не мог сдержать улыбку:
- Я так и предполагал, что у моей дочери есть не только вкус к оружию, но и умение с ним обращаться. Какими видами оружия ты еще владеешь?
- Что?! – на лице девушке было написано крайнее изумление.
- То, что я твой отец, я узнал совсем недавно, так что раньше появиться никак не получалось, – ответил Арес.
На лице девушке читалось недоверие вперемешку с удивлением. Она машинально отступила на несколько шагов, опустила руку с кинжалом, затем также машинально прикрепила его на пояс – в складках туники его было совсем незаметно. «Неплохая маскировка для введения врага в заблуждение», - заметил про себя Арес.
Воспитанница Октавиана тем временем пробормотала:
- Какой-то нелепый розыгрыш…
Арес уселся в кресло, дожидаясь, когда пройдет первый шок.
Однако немая сцена на балконе приобрела совсем другой поворот, когда двери открылись, и на пороге возникла Зена:
- Ева! – воскликнула она, - Я нашла тебя! Я думала, что не узнаю тебя, но твои глаза остались такими же.
Зена обняла дочь, но та довольно быстро освободилась от объятий:
- Это какая-то ошибка, - сухо заметила она, – меня зовут Елена, а не Ева.
- Тебя зовут Ева, я дала тебе это имя при твоем рождении, – улыбнулась Зена, - и ты моя дочь!
- Чем дальше, тем веселее! – неожиданно с возмущением воскликнула девушка, - С чего я должна всему этому верить?!
Только сейчас Зена заметила развалившегося в кресле Ареса:
- И ты уже тут! – не веря своим глазам, сказала она.
Ева или Елена, как она сама себя называла, тем временем почти выбежала с балкона и с такой силой хлопнула дверью, что украшавшая ее лепка отлетела и, разбившись на кусочки, рассыпалась по мраморному полу.
- Что ты тут делаешь? – резко просила Зена, приближаясь к Аресу.
- Как что? Знакомлюсь с нашей дочерью, как и ты, так сказать. Знаешь, а у нас с тобой получилась замечательная девочка – красивая, смелая, сильная! - Арес с улыбкой кивнул на отлетевшую от двери лепнину.
- Арес, я тебя предупредила… - процедила Зена, и, смерив его взглядом, пошла прочь.
Свою дочь Зена отыскала в лабиринтах дворца спустя полчаса в той комнате, где оставила Октавиана. Римский император заметил приближающуюся Зену и кивнул ей, продолжая разговор со своей воспитанницей:
- Это правда, Элен, Зена, легендарная воительница и моя сегодняшняя гостья, - твоя мама. Она отдала тебя на мое попечение совсем крошкой, а я пообещал ей заботиться о тебе. А то, что я тебе о ней ничего не рассказывал, так это потому, что не хотел расстраивать тебя – я же не знал, жива она или нет.
Зена подошла ближе и поймала взгляд дочери: в нем не было уже прежнего возмущения – девушка смотрела на нее с любопытством.
- Ладно, Октавиан, с матерью все понятно. Кто тогда мой отец?
- Еленочка, с этим вопросом обращайся к маме, - усмехнулся Октавиан, и, уже повернувшись к Зене, пробормотал, - я вас оставляю наедине и не мешаю знакомиться и общаться.
Девушка озадаченно смотрела на Зену:
- Значит, выходит ты таки моя мать? Значит это правда?
Синеватая вспышка озарила помещение, и бог войны собственной персоной возник перед ними:
- Зена, я тебя прошу, - слегка насмешливо начал он, – не пудри нашей девочке мозги своими сказками про Свет и архангелов, я же знаю, у тебя фантазии хватит.
Зена недовольно покосилась на него:
- Да, Ева, Арес, бог войны – той отец.
- Даже так! - на лице девушки царило напускное равнодушие – видимо, она умела контролировать свои эмоции, и уже не выражала ни капли удивления. Она перевела взгляд с Зены на Ареса, потом обратно, и пожала плечами:
- Что ж, в таком случае приятно познакомиться! И добро пожаловать в Рим! Октавиан подготовит вам культурную программу, у него что ни день, то застолье с сенаторами, - в голосе послышалась легкая насмешка, - а мне надо работать.
Ничуть не торопясь, легко и уверенно она вышла из комнаты, даже не оглянувшись. Зена растерянно смотрела ей вслед – она ожидала чего угодно, даже того, что Ева не поверит ей, будет требовать ответа, где ее мать была все это время, будет злиться, но это равнодушие, этот насмешливый тон сразили ее. Как она сможет достучаться до сердца ее Евы сквозь это каменное спокойствий и насмешливо-самоуверенную улыбку?
- Это ты во всем виноват! – с досадой крикнула она Аресу.
Тот фыркнул, но вид у него был довольный:
- Зена, что тебе не нравится? Она разве должна была броситься со слезами тебе на шею? Ей же надо привыкнуть, приспособиться к мысли, что мы теперь рядом - поможем, поддержим, подскажем, одним словом самые близкие люди. А то с этим старым идиотом Октавианом ей до всего приходилось доходить своим умом и справляться самой. Зато выросла самостоятельной и со своим мнением…
- Мне с ней надо поговорить! - и Зена вновь отправилась на поиски дочери. Ева находилась у себя: установив пергамент на импровизированный молтьберт, она продолжала что-то увлеченно чертить.
- Ева, я хочу поговорить с тобой, – аккуратно начала Зена.
- Меня зовут Елена, для друзей и знакомых можно Элен, - сказала девушка, не поднимая головы и не отрываясь от работы.
- Твое настоящее имя Ева, - ласково исправила ее Зена, - я дала его тебе, даже пока ты даже еще не родилась.
- А мне все равно, как ты меня назвала, - девушка продолжала говорить тем же ровным тоном, – Я – Елена, принцесса Рима. Это имя мне дал Октавиан, который, между прочим, заботился обо мне. Я не собираюсь откликаться на это дурацкое имя Ева, и где ты его только нашла?
- Елена - достойное имя для дочери бога, - раздался голос Ареса, который снова возник в синеватой вспышке, - оно мне вполне нравится. Кстати, Зена, ты совершенно не посоветовалась со мной, выбирая нашей дочке имя. Я же тоже имею право голоса. Так что пусть ее зовут Елена, имя Ева вызывает у меня неприятные ассоциации…
- Меня будут звать Елена и никак иначе, потому что этого хочу прежде всего я, и дискуссия на этом окончена! - прокомментировала воспитанница Октавиана слова Ареса.
Арес присвистнул: своей самоуверенностью она пошла точно в него – он тоже ни во что не ставил авторитет своих родителей.
- Для друзей и знакомых я просто Элен, - добавила она мягче.
- Хорошо, если хочешь, я буду звать тебя Элен, – согласилась Зена, понимая, что ей надо постараться найти подход к дочери. Конечно, было неприятно называть ее чужим именем, но пока надо было смириться.
Елена, отвоевавшая свое право называться именно так, хмыкнула и, отложив пергамент в сторону, взяла другой.
- Ты рисуешь? – поинтересовалась Зена, - Ты художница?
У Элен округлились глаза:
- С какой стати я бы стала заниматься подобной ерундой?! Может, еще решишь, что я стихи сочиняю? Это - чертежи усовершенствованных триер и боевых кораблей, я как раз занимаюсь их разработкой, так как на днях мы начинаем их строительство. У нас на носу война с Персией, частью она будет вестись на море, и наши корабли должны быть более совершенными.
Арес победоносно улыбнулся и вкрадчиво спросил:
- Элен, я так понимаю, ты интересуешься военным делом?
Девушка фыркнула:
- Интересуюсь? Я им занимаюсь! На мне ответственность за всю римскую армию. Пока у Октавиана пьянки с сенаторами, после которых он лишь выносит идеи на кого нам идти войной, я разрабатываю планы наступлений и осад, слежу за снабжением, за тем, чтобы полководцы четко выполняли приказы, а легионерам вовремя выплачивали заработанное, вместе с моими учителями мы создаем новые виды оружия и совершенствуем старые, одним словом ни минуты покоя, зато Рим стал непобедим, и не было еще не одной битвы, которую бы мы проиграли!
Зена заметила, что маска напускного равнодушия совершенно исчезла с лица ее дочери, глаза которой светились таким энтузиазмом и увлеченностью, что ей стало страшно, что Аресу понадобиться совсем немного, чтобы добиться своей цели.
Однако Арес, который в этот момент озадаченно рассматривал один из пергаментов, недовольно поморщился:
- Все эти тараны, катапульты и прочее - сплошная ерунда! Подобными разработками занимается только моя занудная сестричка Афина. Война – это, прежде всего, поединок, напор, огонь, желание победить или умереть, а не эти дурацкие чертежи и скрипучие машины!
Елена вырвала из его рук пергамент и возмущенно воскликнула:
- Каждая моя катапульта или таран сохраняет жизнь центурии легионеров при осаде города! Совершенное оружие – это то, чем Рим побеждает невежественных варваров и несет им свет цивилизации! Поэтому варвары, хоть и бьются на смерть, все равно проигрывают нам.
- Легионеры созданы для того, чтобы погибать в бою, - заметил Арес
- Да, мы используем их жизни во благо Рима, но должны делать это экономно. Я стараюсь следить за тем, чтобы ни один легионер не погиб впустую. Легионы – это достояние Рима, его слава и будущее!
Арес пожал плечами, но тут уже вмешалась Зена, которая при упоминании легионеров, почему-то вспомнила, как те, кого ее дочь так откровенно превозносила, гвоздями прибивали ее и Габриэль к крестам.
- Элен, ты называешь это - нести свет цивилизации? Рим порабощает свободные народы, он уничтожает всех, кто не хочет становиться его рабами. Ты знаешь, что происходит в захваченных штурмом городах? Там убивают всех, включая младенцев!
- У них всегда есть возможность сдаться на милость победителя. Рим уважает тех, кто признает его верховенство. Если же они настолько глупы, что решают сопротивляться, то это их выбор. – Элен сказала это с такой непоколебимой уверенностью, что Зена поняла, что потребуется еще много времени, пока Елена поймет кровожадную сущность того, чему она с таким наслаждением и восхищением служит. Но она сможет измениться, ведь Зена также рассуждала в свое время, но все-таки смогла встать на путь добра.
- Ты принимала участие во многих битвах? – поинтересовалась Зена, готовая услышать, что ее дочь уже возможно и сама участвовала в резне. Ее воспитал Рим, Аресу, видно, даже не придется прикладывать усилий…
- Лично нет, - ответила Элен, отчего лицо Ареса удивленно вытянулось, однако при следующих ее словах он едва мог сдержать возмущение, - Октавиан запретил кому-либо обучать меня боевым искусствам и даже давать мне в руки оружие.
- Старый идиот! – выругался Арес, - Закопать такой талант в землю! Ты даже не владеешь мечом?
Елена покачала головой:
- Только луком и кинжалом. Но всему этому я научилась почти что в тайне от Октавиана. Его колотит мелкая дрожь, когда он видит у меня в руках оружие.
Зена была удивлена: это было какое-то непередаваемое сочетание – такое пристрастие к войне, даже без практических навыков, но, видно, Октавиан чувствовал, что если дать Елене оружие, ее уже нельзя будет удержать, и, возможно, он был прав.
- Я с ним еще разберусь по поводу этого! – прорычал Арес, но Элен его мгновенно перебила:
- Не надо трогать Октавиана, он много чего для меня сделал, и хотя он действительно временами старый идиот, я за многое ему благодарна.
- Ничего, мы это исправим! - сказал Арес, и, понимая, что он имел в виду, Зена угрожающе посмотрела на него:
- Арес, я тебя предупреждала, если ты только начнешь создавать из Евы, то есть из Елены… – исправилась она, видя, что ее дочь мгновенно нахмурилась…
- Исправлять что? – переспросила Элен, - У меня нет ни малейшего желания принимать участие в рубке на поле боя… Зачем мне это? Ничем не оправданный риск! Моя цель – непобедимый Рим, а для его побед я и так делаю достаточно. Для повседневной жизни мне моих навыков хватает…
Зена усмехнулась, глядя на разочарование, охватившееся Ареса, а ведь он уже считал, что ему ничто не способно помешать… Хотя сбрасывать со счетов его попытки сделать из Елены то, что он желает видеть, все же не стоит…
- Элен, - обратилась она к дочери, - то, что ты своими руками не убивала людей, - это замечательно, но твои изобретения - это также машины убийства
- Я в курсе, - хмыкнула Елена. – Разве бывает война без убийства? А убивать лично мне не приходилось, так как никто на это не нарывался. Я уже сказала, что у меня достаточно навыков для повседневной жизни…
- Ты имеешь в виду лук и кинжал? Это – не оружие, а игрушки! – заметил Арес.
- Для самообороны – достаточно! – оборвала его Зена, понимая, что решение Октавиана было все-таки мудрым. Возможно, именно благодаря этому на совести Евы нет целой горы трупов, - Между прочим, где ты этому научилась, если Октавиан запретил обучать тебя?
- Я часто охотилась, так что и научилась: на зайцев и оленей ходила с луком, но кинжал был незаменим, если приходилось иметь дело с вепрем. Октавиан же еще ребенком отправил меня на какую-то виллу, где всякие тупицы собирались обучать меня музыке, танцам и рисованию. Но я занималась геометрией, черчением и механикой с одним греком, учеником Архимеда, финикиец обучал меня принципам кораблестроения, а с египтянином мы изучали таинственную науку жрецов города Хем: о том, как способны реагировать разные вещества при соединение. Очень увлекательно, и, между прочим, Исидор до сих пор является моим учителем. Стратегию и тактику ведения боев я изучала на практике, когда в шестнадцать лет вернулась в Рим, и тут Октавиан уже ничего не мог поделать. Даже радовался, что мог перепоручить мне всех своих полководцев. С тех пор доклады с наших фронтов первым делом приносят мне: его не интересуют подробности, а лишь результат.
- Такое образование – и все лишь для войны. Элен, ты не пробовала использовать свои знания в мирных целях? – поинтересовалась Зена
- И не собираюсь! – прозвучал исчерпывающий ответ,
- У меня такое чувство, ты бы неплохо нашла общий язык с Афиной. – насмешливо заметил Арес, - Для нее война – это тоже планы, расчеты, и умозаключения.
- Не знаю, не знакома, - пожала плечами Элен.
Тем временем на пороге появился один из прислужников и объявил, что во дворец пришла молодая женщина, которая называет себя Габриэль и разыскивает Зену.
- Легка на помине! – с досадой воскликнул Арес, - заявилась как всегда, чтобы все испортить!
- Кто такая? – поинтересовалась Элен.
- Моя лучшая подруга! Она так заботилась о тебе, когда ты была малышкой!
- Болтливая и вредная блондинка, что вечно сует нос не в свое дело!
- Арес!
- Так оно есть!
Элен сложила пергаменты, и приказала подавать ужин.
- Обычно я ужинаю с Октавианом и сенаторами, но последнее время одна, так как мы в ссоре. Если хотите, можете присоединяться.
Когда Элен ушла, Арес обернулся к Зене:
- Ты знаешь, что я не выношу вида твоей Габриэль! Пускай она пока погуляет, и не суется.
- А тебя никто здесь не держит! – съязвила Зена, - отправляйся по своим делам!
- Но у нас семейный ужин! – возмутился Арес, - Я не понимаю, какое имеет к нам отношение эта надоедливая блондинка!
- Она моя подруга, мой самый близкий и надежный человек! А с тобой у нас нет ничего общего! И даже Элен, то есть Ева, для тебя - лишь объект реализации твоих амбиций.
- Каких амбиций?! Она моя дочь, и я люблю ее! Зена, у нас общий ребенок, и мы навсегда связаны с тобой. Ты и она – это самое дорогое для меня.
- Я тебе не верю! Ты сам признался, что желаешь создать из нее кровожадного завоевателя, какой ты всегда хотел видеть меня.
- Зена, я сказал так, чтобы позлить тебя. Единственное, чего я хочу, это чтобы мы все были вместе! - признался Арес.
- Ложь! – отрезала Зена.
- Я не лгу и никогда не лгал тебе! – воскликнул Арес, но потом, чувствуя холодную стену недоверия в душе Зены, махнул рукой и исчез в вспышке синих искр.
mariam Дата: Понедельник, 2010-09-13, 9:12 PM | Сообщение # 16
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Глава 5

Когда Зена ушла во дворец к Октавиану, Габриэль не находила себе места, в сотый раз задаваясь вопросом, почему подруга оставила ее одну. Ведь когда Ева была маленькой, они в равной степени заботились о ней, а теперь, в этот эпохальный момент, Зена заявила, что желает пойти одна. Это казалось Габриэль несправедливым, и, не выдержав долгого ожидания, она отправилась вслед за Зеной.
Во дворце ее приняли с почтением – и прислужница первым делом хотела показать, какие роскошные покои Октавиан распорядился приготовить для королевы воинов и ее подруги, знаменитого барда. Но единственным желанием Габриэль было срочно найти Зену.
Королева воинов стояла возле окна, задумчиво глядя на закат.
- Зена! Это я! Ты видела Еву? – Габриэль подбежала к подруге.
Зена молча кивнула.
- И? Что она сказала? Она приняла тебя? Все хорошо?
Зена пожала плечами:
- Знаешь, Габриэль, я сама не могу ничего понять. Я ожидала чего угодно, но не ее каменного равнодушия. Ей - все равно! Я не заметила у нее никаких чувств ко мне – хороших или плохих, - никаких! Словно я не мать, а просто гостья Октавиана, с которой надо быть вежливой, но держать дистанцию, что Ева и делает. Лишь поначалу она была удивлена, а далее – слово «мать» для нее кажется пустой звук.
- Зена, она же не может быть совершенно бесчувственной!
- А я и не говорю, что она бесчувственная! – воскликнула Зена, - Ты бы видела, как у нее горели глаза, когда она читала панегирики Риму и его легионам. Она так любит Рим, словно это живой человек! Все ее чувства принадлежат Риму: остальные люди – это либо ресурс, который она использует в своих интересах или интересах Рима, либо пустое место! В центре ее вселенной - она и Рим! Знаешь, Габриэль, Рим действительно отнял у меня дочь! Она называет себя принцессой Рима и гордится своим римским именем, она отказывалась разговаривать со мной, когда я называла ее Евой. Габриэль, она не считает себя моей дочерью! Она считает себя дочерью Рима! – в голосе Зене звучала такая горечь, что Габриэль стало до боли жаль подругу.
- Зена, нужно время! Она привыкнет и полюбит тебя! Все будет хорошо!
Зена вздохнула:
- Меня радует только одно: Октавиан предусмотрительно запретил обучать ее владению оружием, и моя дочь не стала тем, кем она бы очевидно стала.
- То есть она не имеет никакого отношения к войне?
- Еще как имеет! – усмехнулась Зена, - Ты же сама сказала про наследственность. Октавиан все же перепоручил ей руководство армией, и моя дочь, видимо, неплохо со всем этим справляет – по ее словам, она разрабатывает все эти военные компании, попутно создавая все более смертоносное оружие. И то, что она сама не участвует в боях, не мешает ей отдавать приказы, согласно которым убивают тысячи людей.
- Но все же это лучше, чем если бы ее руки были по локоть в крови, - заметила Габриэль. – Зена! Мы вдвоем постараемся объяснить ей, насколько все это жестоко и несправедливо, и она поймет это. Все не так страшно! Как для дочери Ареса она не настолько жестока!
- Она - жестока, - покачала головой Зена, - только ее жестокость носит расчетливый и прагматичный характер. Она не будет убивать ради развлечения, но ради Рима не остановится ни перед чем: не убивая собственноручно, она спокойно может отдать приказ стереть с лица земли непокорный римлянам город, и никогда не почувствует угрызений совести, ведь она не видит, что творят ее любимые легионы в захваченных городах.
- Значит, мы должны показать ей жизнь и убедить ее в том, что Рим несет гибель и порабощение. Зена, она встанет на путь добра, как и ты! – воскликнула Габриэль.
- Я надеюсь, – сказала Зена, - и я постараюсь отныне всегда быть рядом с ней. Знаешь, Габриэль, ты, наверно, права, и я должна радоваться тому, что не все еще потеряно: она действительно не убивала, и ей будет легче, чем мне, свернуть с этого пути, и ее не будут мучить кошмары прошлого.
Габриэль кивнула.
Неожиданно обе подруге услышали голоса:
- Это Ева, - пробормотала Зена, прислушиваясь.
На фоне глухого голоса ее собеседника, звонкий голос принцессы Рима был прекрасно слышен:
- Так и передайте императору, чтобы он и его сенаторы катились в Тартар. Меня не будет ни на сегодняшнем ужине, ни на завтрашнем приеме! А переговоры с персами я предпочитаю вести языком оружия, и если он недостаточно решителен для этого, то персидскую кампанию я беру на себя!
Габриэль хмыкнула и взглянула на Зену, та развела руками.
Спустя минуту в дверях появилась Елена, смерив взглядом Зену и Габриэль, она остановила взгляд на последней и спросила:
- Это та самая Габриэль?
Сказительница постаралась улыбнуться:
- Да меня зовут Габриэль, я – лучшая подруга твоей мамы, Ева!
- Последний раз повторяю, что меня зовут Елена, принцесса Рима, и никак иначе! – холодно и резко ответила девушка.
Зена прошептала на ухо подруге:
- Габриэль, называй ее пока, как она хочет, иначе у нас ничего с ней не выйдет.
- Но ведь ее настоящее имя Ева! – возмутилась сказительница, - Ты сама назвала ее так!
- Габриэль, я прошу тебя… - настойчиво повторила Зена.
Елена опустилась в кресло во главе стола, который был уставлен всевозможной едой. Габриэль молча рассматривала ту, которую нянчила ребенком:
- Знаешь, Зена, она очень похожа на тебя, но эта улыбка… Такая же, как у Ареса – самоуверенная, насмешливая, пренебрежительная…
Зена пожала плечами.
- Чего вы стоите, садитесь за стол!- пригласила Элен, - Гости Октавиана – это мои гости, так что угощайтесь.
Зена вздохнула: что ж она будет терпеливой и, возможно, когда-то все же услышит от Евы обращение «мама».
Габриэль, которая уже не могла бороться с любопытством по поводу услышанного ею отрывка разговора, осторожно начала расспросы:
- Ева, то есть Елена, а что произошло между тобой и Октавианом? При чем тут персы?
- Это все из-за Ормузда, которого он мне в женихи наметил.
Зена неожиданно вспомнила свой разговор с Октавианом, о котором она совершенно забыла. Ормузд был тем самым персидским принцем, за которого Октавиан собирался выдать замуж свою воспитанницу.
Тем временем Елена продолжала:
- Я, конечно, понимаю, что после оргий и пьянок человеку что-угодно может стукнуть в голову, но вот зачем было ради всего этого приканчивать моего Квинта – вот этого я не пойму! Терпеть не могу, когда лезут в мою личную жизнь!
Зена и Габриэль удивленно переглянулись:
- Квинт был твоим женихом, и Октавиан убил его, так как собирается выдать тебя замуж за Ормузда? – переспросила потрясенная Зена. Она никогда не предполагала, что Октавиан был способен пойти на такое.
- Ну, он не собственноручно убил его, - объяснила Елена, - но как только стало ясно, что к нам едут персы, сослал его в Британию, где у нас самые жестокие битвы с кельтами. И третьего дня пришла новость, что его убили.
- Кошмар! – воскликнула Габриэль, вспоминая о своих страданиях после гибели Пердикуса, - Как я понимаю твое состояние! Моего мужа также убили на следующий день после свадьбы, я с такой болью смогла пережить это.
На фоне причитаний Габриэль, Елена выглядела совершенно бесстрастной и продолжала говорить обычным будничным тоном, не забывая одновременно об ужине:
- Да, эти кельты то ли голову ему отрубили, то ли пронзили копьем. Вобщем там его и похоронили.
- Бедняжка! – воскликнула сказительница.
- Габриэль! Да ты сейчас прям разрыдаешься от сострадания, - насмешливо заметила Елена, - смерть в бою во славу Рима – это вполне неплохо! Если же ты переживаешь по поводу меня, то в моем распоряжении весь италийский легион и преторианская гвардия. Не сошлет же он всех!
И пока пораженная Габриэль пыталась понять, что имеет в виду Елена, Зена аккуратно спросила, стараясь ничему особо не удивляться:
- Элен, а ты любила его?
- Кого? Квинта? - принцесса Рима серьезно задумалась, но потом ответила, чем окончательно потрясла Габриэль:
- Время мы с ним проводили весьма неплохо, есть что вспомнить, но его гибель, по большому счету, - не особой урон для армии и будущего Рима.
Зена только покачала головой, но, вспоминая свою молодость, когда она была Разрушительницей Наций, не решилась осуждать весьма легкомысленную жизнь дочери. Та тем временем снова вспомнила про Октавиана:
- Он действительно временами старый идиот. Меня совершенно не трогает, как и кем он проводит время на постоянных оргиях, он же почему-то постоянно вмешивается в мою жизнь! Кто он такой, чтобы все решать за меня?! И ладно, когда он ссылает обычных легионеров, он не делает исключения и многообещающим полководцам!
Габриэль тем временем снова обрела дар речи:
- Ева, но так нельзя!
- Конечно нельзя, - кивнула императорская воспитанница, - Так раскидываться римскими гражданами, славой римской армии, и к тому же ради какого-то там Ормузда! Каждый раз говорю ему это, и впустую! Ссылает каждого – и еще заявляет, что я слишком часто меняю поклонников! Где логика?!
Габриэль захотела что-то возразить, но в это время на пороге возник посланник со свитком пергамента. Весь покрытый пылью, он, видимо, целый день скакал на лошади и, не теряя ни минуты, пришел сюда.
Елена мгновенно вскочила из-за стола и подбежала к нему:
- Ну?! Какие новости?!
- Принцесса Елена! – посланник опустился на одно колено и поцеловал ей руку, но она быстро подняла его.
- Обойдемся без церемоний! Аурелий взял наконец-то этот город?
- Да, моя принцесса! – улыбнулся посланник, и протянул ей пергамент - Сиена взята и вот донесение о ходе штурма и о потерях.
- Наконец-то! – девушка едва не подпрыгнула от радости.
- Аурелий шлет Вам подарки и благодарности за те катапульты, которые Вы прислали ему. Без них мы бы не взяли Сиену!
- Я знала, что он справится! – с довольным видом улыбнулась Елена, - и если успеет, пускай приезжает на завтрашний прием. Император дает его из-за персов, но мы отметим нашу победу и будем чествовать наших героев!
Посланник собрался уходить, и Елена крикнула ему вдогонку:
- Объяви императору, что если Аурелий успеет приехать, то я буду на приеме посольства. Мы объявим о победе и покажем этим варварам мощь Рим!
С торжествующим видом Елена вернулась за стол:
- Ну что, выпьем вина в честь победы? Между прочим, я лично разработала план осады Сиены и назначила Аурелия вести ее. А Октавиан не верил в него! Совершенно не разбирается в людях!
Зена и Габриэль, однако, совершенно не разделяли ее торжества:
- Элен, что будет с населением города? – сухо спросила Зена.
- Кого не убили, тех продадут в рабство, как обычно, - ответила Елена снова принимаясь за еду.
- И ты этому, как я вижу, ужасна рада? – возмущенно спросила Габриэль, - Тому, что тысячи людей погибли, а оставшиеся в живых станут рабами?
Елена фыркнула:
- Жители города взбунтовались и убили римского префекта. Надо было думать сначала!
- Потому что Рим поработил их, а они желали свободы!
- А я желаю мощи и процветания Рима! – в голосе девушки прозвучали стальные нотки. – На этом разговор окончен!
Елена с явным недовольством резко встала из-за стола и ушла, не прощаясь.
- Габриэль, я сама поговорю с ней, - бросилась за дочерью Зена, но Габриэль остановила подругу:
- Зена, мне кажется, сейчас не время…
- Габриэль, а когда время? Мы не можем терять ни минуты! Не забывай также про Ареса и его цели…
-Да, ему будет не особо сложно, – фыркнула Габриэль, - но сейчас она все равно не станет тебя слушать. Давай поговорим с ней еще раз завтра!
- Хорошо, - кивнула Зена.
Лилит Дата: Вторник, 2010-09-14, 3:58 AM | Сообщение # 17
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 1884
Статус: отсутствует
mariam, спасибо за проду!


Жизнь надо прожить так, что бы больше не хотелось.
chil Дата: Четверг, 2010-09-16, 2:58 PM | Сообщение # 18
Великий зенайт
Я: соулмейт
Сообщений: 642
Статус: отсутствует
mariam, - очень порадовала, лихо сюжет закрутила!

Пусть всегда будет смех,
который сможет растопить горечь обид и потерь,
пусть всегда будет здоровье,
чтобы можно было противопоставить его болезням,
пусть любовь украшает жизнь...
- Тогда ты счастлив.
mariam Дата: Пятница, 2010-09-17, 2:47 PM | Сообщение # 19
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Глава 6

Раннее утро над Римом как обычно было туманным, однако яркое утреннее солнце обещало ясный и жаркий день. Принцесса Рима прогуливалась по высокой зубчатой стене дворца Октавиана, с которой открывался изумительный вид на Тибр. Стена была неширокой и относительно недлинной, выполняя роль балкона, с которого было хорошо обозревать город. Прогуливаясь туда и обратно, Элен читала донесения, полученные часом раньше, негромко комментируя последние новости:
- Ливий взял штурмом укрепления гетов – потери большие, но значение этих крепостей ключевое… Гней предпринял атаку вглубь территории амазонок – тоже неплохо, хотя до сих пор не понимаю, что мы там забыли… Энний никак не может пробить оборону кельтов и просит поддержку в несколько центурий – вот бездарь! У него и так чуть ли не легион в распоряжении!
Невдалеке вспыхнули голубоватые искры, после которых на стене появился Арес.
- Доброе утро! - Элен кивнула ему, не отрываясь, однако, от своих пергаментов и продолжая свою неспешную прогулку, - Флавий удержал захваченную крепость, но потерял половину конницы в битве с берберами и тоже просит подмогу – что ж, пару центурий можно отправить, берберы должны знать свое место….
- Я видел твои тараны и катапульты: они бесподобны! - начал Арес, прекрасно помня о вчерашнем разговоре.
- Правда? – сразу встрепенулась Элен, - Я долго над ними работала, но они теперь почти совершенны. Сегодня мы проводим испытание, и если все будет удачно, тогда сразу пускаем в дело… А триеры?
- Какие триеры? – не понял Арес.
- Триеры, которые стоят в устье Тибра? Их пока всего две, но они намного быстроходнее предыдущих, Рим станет теперь владычествовать на море. Ты их видел?
- Да, конечно, - ответил Арес, который, однако, не видел ничего из перечисленного и даже не собирался вникать, чем новые лодки отличались от старых. – Они тоже хороши, твоя работа?
- А чья же?!- с гордым видом улыбнулась девушка.
- Что ж, – заметив эту улыбку удовлетворенного самолюбия на лице дочери, Арес уже знал, как действовать дальше, - Римляне одерживают победы благодаря твоим изобретениям, твоему руководству и твоим планам, но вся слава, насколько я знаю, достается полководцам, не так ли?
Элен озадаченно посмотрела на него, Арес же продолжал, облокотившись на один из зубцов стены и сложив на груди руки:
- Итак, Ливий скоро победит гетов, Гней - амазонок, а Флавий – берберов, у них будет слава и триумф, а что будет у тебя? Ведь никто не помнит, кто изобрел все эти тараны и катапульты, кто разработал стратегию и план осады, кто снабдил армию и обеспечил, чтобы легионеры ни в чем не нуждались… Вся слава идет полководцу, который стал победителем, потому что он был там во время сражения.
- Ну, это не совсем так, - попыталась объяснить Елена, - они тоже молодцы, хорошо работают, в отличии от этого бездаря Энния, например. И они мне очень благодарны за все, что я делаю для них. Армия и народ любят меня! И я плачу им тем же! Мы все делаем вместе, и наша цель – вечное величие Рима!
Арес поморщился, не понимая этот непонятный ему патриотизм. Ему всегда было плевать на большинство своих родственников, в то время как его дочь пеклась о всей римской армии, как о самых близких людях, да и слово «Рим» произносила с таким восхищением, с которым он никогда бы не произнес «Олимп». Что ж, видимо, это все последствия воспитания старого идиота Октавиана…
- Элен, а что мешает тебе самой возглавить поход? На этих берберов или гетов, например? Легионеры станут еще больше восхищаться тобой, видя тебя рядом в сражении… Ты должна сражаться лучше их и показывать им пример…
Элен пожала плечами:
- У меня только в ранней юности было желание путешествовать с легионами для покорения всяких там неизвестных земель. Но это не комфортно, особенно в эти болота к гетам, а если говорить про сами сражения, то в какой-то мере опасно…
- Если ты будешь в совершенстве владеть оружием, то ты всегда выйдешь победительницей… - Арес видел сомнение на ее лице и приводил все больше аргументов, - забудь про опасность и подумай о сладости победы, когда она принадлежит тебе полностью. Твоя победа!
- И все же лезть в гущу боя я не собираюсь, махать мечом умеет любой легионер. Управлять всей армией, попутно занимаясь ее усовершенствованием, – вот мое призвание, и я не думаю, что с ним может справится любой…
«Упрямства ей не занимать,» - подумал Арес: оставалось сыграть на самолюбии более примитивно, но более действенно:
- Между прочем, как раз махать мечом ты не умеешь. Если ты действительно хочешь управлять римской армией, а в будущем, возможно, и империей – это необходимо. Рим побеждает силой, и ты тоже должна быть сильной: любой легионер должен знать, что ты сильнее его.
Элен молчала, и Арес использовал самый простой и успешный прием:
- Или ты боишься, что у тебя не получится? Сомневаешься в себе?
Элен гордо вскинула голову, и ее глаза блеснули возмущением:
- Нет ничего такого, чего бы я боялась, и что бы у меня не могло получится!
- Тогда надо начинать тренироваться! – Арес едва мог скрыть, насколько он был доволен: они все-таки быстро нашли общий язык, - и какое счастье, что Елене не передалась привычка Зены хлопотать вокруг всяких нищих и обездоленных. Точнее она трансформировалась в эту удивительную, почти материнскую заботу о легионерах и эту странную любовь к Риму – ну что ж, это даже лучше…
Арес щелкнул пальцами, и в его руке материализовался меч, который он протянул дочери:
- Держи, начнем прямо сейчас.
- Хорошо, - согласилась Элен, уверенно взяв оружие, - я готова.
Арес задумался – ему приходилось тренировать многих воинов, но все они были уже прекрасно подготовлены - иных он не брал. Как начинать тренировку с самого начала, он догадывался с трудом:
- Удар может наноситься справа или слева, сверху или снизу, - начал он объяснение, - и тебе следует внимательно следить за этим, чтобы отбить. Отбивая, вкладывай в удар всю силу и старайся не отступать.
Элен кивнула. Арес продолжал:
- Попробуем сначала медленно и четко, первый удар будет справа и сверху – теперь отбивай.
Мечи скрестились, высекая искры - Элен довольно легко отбила удар, держа меч уверенно и довольно профессионально, как для новичка Ей самой было удивительно, что она не испытывала особой сложности, хотя впервые в руки взяла это оружие.
- Теперь снизу и слева, затем сверху и слева, - предупреждал Арес: мечи скрещивались со звоном и иногда высекали искры, - Ну, каково ощущение, когда в руках настоящее оружие?!
- Неплохо, для жизни, возможно, пригодится, - с напускным равнодушием ответила Элен, стараясь не отвлекаться.
Вскоре Арес перестал предупреждать о направлении удара и слегка убыстрил темп. Элен была сосредоточена, немного напряжена, но не пропускала ни одного удара и отбивала их с достаточной силой и уверенностью.
«У нее врожденный талант, который едва не загубил этот недотепа, - возмущался Арес про себя, - она первый раз держит оружие, но как ловко и уверенно. Хотя иначе и быть не могло! Ведь это моя дочь!»
- Молодец, Элен! - крикнул он, - Пара занятий, и тебе не будет равных!
Девушка ничего не отвечала: темп становился все быстрее, и она едва успевала следить за направлением удара. Бой на мечах ей нравился, он был азартным и, кроме того, она действительно не чувствовала себя новичком. Однако, длинная туника сковывала ее в движениях: «Следующий раз надо одеться поудобнее, и обуться тоже… в сапоги, наверное», рассуждала она.
- Молодец! Замечательно! Великолепно! – не скупился на похвалы Арес. Восхищенный, как она на лету схватывает науку боя на мечах, он совершенно забыл про то, что это была все же первая тренировка. Не используя особых приемов, он, тем не менее, задал обычный темп, в котором тренировал опытных бойцов, и Элен почувствовала, что начинает уставать и с трудом дышать из-за постоянных резких движений и прыжков, к которым приходилось прибегать чтобы увертываться, так как она стала иногда пропускать удары. Казалось, что время превратилось в вечность, нужно было следить за направлением меча и отбивать удар, при этом ей действительно приходилось вкладывать всю силу, словно он был последний, но за ним шел следующий, и нужно было снова собирать последние силы, чтобы отбить и его. Ей уже не хватало воздуха, в глазах темнело из-за постоянного напряжения, и хотя до нее долетали слова Ареса, что она молодец и выглядит не хуже профессиональных бойцов, ее единственным желанием было отдышаться. Однако, попросить передышку и тем самым проявить слабость она не хотела.
Арес действительно забыл о необходимом перерыве и об осторожности, так как Элен все же иногда пропускала удары и лишь умудрялась каким-то образом увертываться. От его внимания также ускользнуло, что они находятся на довольно узкой стене, где каждое неверное движение могло привести к падению. Сражаясь, Арес одновременно комментировал бой и обещал, что с такими темпами его дочь действительно скоро станет блестяще сражаться на мечах, вести в бой легионы и одерживать собственные победы.
- Итак, хватит обороняться, учись нападать, - крикнул он – делай это, как я, вкладывай в удар всю силу и даже больше. У тебя все получится! Начинай!
Понимая, что передышка не светит, Элен обреченно закусила губу и, действительно собрав последние силы, замахнулась мечом, однако запнулась и, промахнувшись, по инерции полетела вперед. Падая, она задела плечом меч Арес и едва успела уцепиться за один из зубцов, чтобы не упасть со стены, от чего до крови расцарапала ладони. Ее собственный меч, жалобно звякнув, отлетел куда-то прочь.
Арес не был ничуть расстроен:
- Падение - это дело обычное, защищаться можно и в таком случае. Так что, бери меч и продолжим.
Элен не слышала его: ей не хватало воздуха, и она просто пыталась отдышаться, и это было единственное, что занимало ее в этот момент.
Знакомый свист заставил Ареса резко обернуться: ему пришлось уклониться от летящего шакрама, который, ударившись об стену, молниеносно вернулся в руки к своей хозяйке – Зена стояла в нескольких шагах от него и настроена была весьма решительно:
- Ты все-таки взялся за свое?! – не то, утверждая, не то спрашивая начала она, - Стараешься сделать из нее Завоевателя? Тебе мало, что все римские кампании это и так дело рук Евы?
Помня, что нападение, лучшая защита, Арес и не собирался оправдываться:
- Тебя возмущает, что я обучаю нашу дочь владению мечом? А о чем ты думала, отдавая ее этому зануде Октавиану? Он специально не давал ей оружия, и в итоге она не может чувствовать себя в безопасности и постоять за себя!
- Она достаточно умеет, чтобы постоять за себя, - парировала Зена, - что же касается Октавиана, то благодаря ему Ева жива и здорова, твоя же семья вообще пыталась ее убить! Если ты еще об этом не забыл!
- Если бы ты сказала мне правду еще тогда, я бы смог остановить моих родственников, нашей дочери никто бы даже не посмел угрожать!
Зена усмехнулась:
- Тогда бы ты с самого детства создавал бы из нее кровожадного монстра! Теперь я прекрасно вижу твои цели!
Арес пытался вернуться к своему обычному насмешливому тону в общении с Зеной, однако эмоции брали верх, и хотя бы изобразить искусственное спокойствие у него не получалось.
- Она должна прекрасно владеть оружием и вести легионы в бой! Это ее сущность! она дочь бога войны! – буквально кричал он, - Нравится тебе это или нет!
- Не смей решать, чем и кем она должна быть! Это ее жизнь, – Зена также повышала голос, - и я сделаю все, чтобы не допустить то, чтобы Ева стала убийцей.
- Если я не должен вмешиваться в ее жизнь, тогда также оставь ее в покое со своей болтливой подружкой! Предоставь этот выбор ей! Хотя она его давно сделала - так что остается только принять.
- Это не ее выбор – такой сделал ее Рим, у меня не получилось воспитывать ее с самого детства. Но сейчас я намерена исправить эту ошибку.
- Я тоже намерен ее исправить – и я имею на это такие же права, как и ты. Не забывай, что это наш общий ребенок!
- Я жалею, что сказала тебе об этом. Если бы не это, тебя бы не было здесь, и ты бы не превращал ее в завоевателя
- Если бы не это, то Олимпийцы могли бы уже давно убить ее, и я бы не смог помешать им!
- Ты бы вообще был на их стороне, - с злой иронией ответила Зена, - ведь тебя ничего не останавливало от убийства моей дочери! А теперь, зная что это и твой ребенок, ты строишь из себя заботливого отца, хотя все твои заботы сводятся к одному - создать очередного завоевателя, которого будут проклинать и ненавидеть…
Немного отдышавшись, Элен достала платок и стала промакивать им кровь на ладонях. Солнце поднялось уже высоко, и надо было ехать на испытание катапульт - ее там уже ждали. Покосившись на Зену и Аресу, она пробормотала себя под нос: «Вот скандалисты! Не зря подкинули меня Октавиану, видно некогда было из-за семейных разборок…» Найдя валявшийся в пыли меч, она отряхнула его и протянула Аресу, однако он не заметил этого. Элен пожала плечами и аккуратно прислонила оружие к одному из зубцов. Все было в порядке – оставалось только переобуться, так как на сандалиях лопнули ремешки, и можно было ехать. «Я по делам! До встречи!» - буркнула она, проходя мимо, однако Зена остановила ее:
- Подожди! Что это?
На плече девушки багровой полосой выделялся свежий порез:
- А, царапина! – махнула рукой Элен, вспоминая, что она довольно неудачно упала, – Я бы с тобой поболтала, но извини, мне некогда, меня ждут…
Арес растерянно смотрел на Зену:
- Я не заметил, это получилось как-то случайно… я старался, чтобы все прошло аккуратно…
- Случайно?! – У Зены не находилось слов, – Да ведь ты со своими тренировками мог просто покалечить ее? Она же могла упасть с этой узкой стены? Ты совсем сошел с ума?
Арес вспомнил, как Элен, падая, зацепилась плечом за его меч, а затем действительно едва не упала со стены – как он мог этого не заметить? И он совершенно забыл о мерах предосторожности – с другими подопечными это его почти никогда интересовало, - но в этом случае Арес сильно сердился на себя на безответственность. Такого больше не повторится!
- В следующий раз все будет по-другому, – извиняющимся тоном продолжил он, - просто я был так рад тому, что Октавиану не удалось погубить ее талант, что немного не обратил внимания на все эти мелочи…
- А другого раза не будет, Арес! – воскликнула Зена, - Я уже сказала тебе, что не допущу, чтобы ты делал из нее завоевателя. Никаких тренировок на мечах! Запомни!
- Тогда сама обучай ее! – ответил Арес, – но она должна уметь это. Я в свою очередь не допущу, чтобы она не была знакома с оружием. Кинжал и лук – это игрушки, она должна в совершенстве владеть искусством настоящего боя.
- Хорошо, я сама займусь этим, – согласилась Зена, - но только тогда, когда буду уверена, что она будет использовать свои умения и таланты во благо…
Арес расхохотался:
- Знаешь, Зена, тебе и особенно твоей обнаглевшей подружке не удастся сделать из нашей дочери то, что вы хотите. У нее твердый характер и не малейшего желания уступать – и она никогда не будет заморачивать себе голову со всякими крестьянами – она хочет сделать Рим непобедимым, и я считаю, это достойная цель.
Зена понимала, что дальнейшие разговоры просто бессмысленны: Арес не отойдет от своих целей, ее же дело противодействовать ему вместе с Габриэль.
- Нам не о чем больше говорить, - сказала она, развернувшись и намереваясь уйти прочь.
Арес неожиданно обнял ее и прижался губами к ее волосам:
- Мы можем и не говорить, существует множество других способов выразить свои чувства, - сказал он слегка иронично, но в то же время с какой-то затаенной лаской.
Зена даже не успела рассердиться на это неожиданное объятие: Арес просто смешон, если он все еще надеется, что между ними что-то может быть. Она ухмыльнулась и, постаравшись придать своему голосу больше насмешливости, спросила:
- Ты случайно не перегрелся на солнце?! Ты всегда был мерзавцем, но никогда глупцом… На что ты рассчитываешь?
- Ну, пока на немногое… - задумчиво сказал Арес, ничуть не обижаясь на ее насмешки, - но со временем мы станем ближе…
Он стал целовать ее шею и плечи, и Зена пожалела, что не отшвырнула его, как только он прикоснулся к ней. Как бы она ни была на него сердита, как бы ни ненавидела его в отдельные моменты своей жизни, она могла лишь с трудом устоять против его ласки. Его прикосновения и поцелуи буквально пьянили ее, и она вела беспощадную борьбу сама с собой.
- Пусти меня! - Зена напряглась, но Арес не держал ее. Он облокотился на один из зубцов стены и смотрел на нее: этот магнетический взгляд завораживал ее, и Зена отвернулась.
- Дам тебе полезный совет! Можешь не тешить себя никакими надеждами!
Арес кивнул с наигранной покорностью:
- Все как ты хочешь! Могу даже не появляться! Не заскучаешь?
Зена фырнула:
- Отнюдь! у меня достаточно дел и без тебя!
Разговор снова приобретал ироничный оттенок.
Арес хмыкнул:
- И каких? Купание в горячих римских термах? Я всегда знал, что тебе нравится роскошь: мрамор, шелк, благовония…
- Ты что постоянно следишь за мной? – возмутилась Зена.
- Я держусь на достаточном расстоянии, чтобы ты не могла почувствовать меня, но если позовешь, могу составить компанию…
- Наглец!
- Зена, только не говори, что тебя это каким-то образом смущает… Мне кажется, в ванных комнатах мы, наоборот, довольно быстро находим компромисс всех наших противоречий.
«Да он просто издевается!» - пронеслось в голове у Зены, которая прекрасно помнила, что их единственная ночь имела место именно в такой обстановке.
- Исчезни! – это было единственное, что Зена могла еще ему сказать.
Арес улыбнулся и растворился в синеватых искрах вспышки.

chil Дата: Пятница, 2010-09-17, 6:15 PM | Сообщение # 20
Великий зенайт
Я: соулмейт
Сообщений: 642
Статус: отсутствует
Quote (mariam)
Арес же продолжал, облокотившись на один из зубцов стены и сложив на груди руки:
- Итак, Ливий скоро победит гетов, Гней - амазонок, а Флавий – берберов, у них будет слава и триумф, а что будет у тебя? Ведь никто не помнит, кто изобрел все эти тараны и катапульты, кто разработал стратегию и план осады, кто снабдил армию и обеспечил, чтобы легионеры ни в чем не нуждались…

- каков хитрец!
Quote (mariam)
- Держи, начнем прямо сейчас.

- хорошие ученики превосходят в мастерстве своих учителей, не забывай об этом Аресик!
Quote (mariam)
Знакомый свист заставил Ареса резко обернуться

- ага! сократился!

mariam, - интересно!


Пусть всегда будет смех,
который сможет растопить горечь обид и потерь,
пусть всегда будет здоровье,
чтобы можно было противопоставить его болезням,
пусть любовь украшает жизнь...
- Тогда ты счастлив.
mariam Дата: Пятница, 2010-09-24, 1:20 AM | Сообщение # 21
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Quote (chil)
mariam, - интересно!

Спасибо!
Глава 7

Вернувшись в свои покои, Елена в спешке скинула сандалии и принялась выбирать новые из множества пар. «Или может сапоги? – рассуждала она, - хотя сейчас такая жара… Наверное, лучше все-таки сандалии…» Услышав шаги, она подняла голову и увидела Габриэль.
- Ева, я пришла, чтобы поговорить с тобой, - улыбнулась ей сказительница, в ответ, однако, встретила не слишком доброжелательный взгляд:
- Во-первых, Елена, а не Ева, а во-вторых, что это за привычки входить без стука? Где ты их набралась?
Габриэль поморщилась, но ничего не ответила: кажется, у Евы к ней врожденная антипатия, хотя чему тут удивляться? Она же дочь Ареса… Та Ева, посланница Света, которую она нянчила малышкой, уже не существует: перед ней Елена - принцесса Рима и дочь Ареса…
- Ева, то есть хорошо, я буду называть тебя Еленой… Можешь просто выслушать меня?
- Ладно, выслушаю, – нехотя согласилась девушка, - но сейчас надо срочно ехать. Если хочешь, поговорим по дороге.
- Да, я поеду с тобой, - кивнула Габриэль, но неожиданно заметила багровый порез на плече Елены, - Что это? Ты поранилась?
- Издержки общения с неожиданно нагрянувшими родителями, – хмыкнула принцесса Рима, - обычная царапина…
- Это нельзя так оставлять, – запротестовала Габриэль, – рану надо промыть и забинтовать. Кстати, у меня есть мазь, которая способствует быстрому заживлению.
- Но мне некогда! – воскликнула девушка, правда, Габриэль не составило труда убедить ее весьма веским аргументом:
- Ты же не хочешь, чтобы остался шрам? Поэтому задержись на четверть часа, пока я все не сделаю.
Габриэль аккуратно намазала плечо Елены целебной мазью и забинтовала его. Девушка была все время как на иголках, готовая сорваться с места.
- Теперь надо другую тунику одевать, с рукавами – пробормотала она, глядя на результат работы Габриэль, - Кстати, спасибо, я не ожидала, что ты решишь обо мне заботиться…
- Я всегда заботилась о тебе… - улыбнулась Габриэль: кажется, Елена стала относиться к ней немного мягче, ей знакомо чувство благодарности: что ж с ней действительно не все потеряно - надо просто поговорить по душам.
Спустя несколько минут Габриэль и Елена были возле конюшен, собираясь выезжать. Габриэль уже оседлала свою лошадь, когда заметила, как двое слуг вели за поводья брыкающегося и все время норовящего либо укусить, либо лягнуть их коня. Он был необычайно крупный, черный как смоль, с какими-то бешеными глазами, и постоянно фыркал.
- Вот чудовище! - удивилась сказительница.
- Это мой Красавчик! – с радостной улыбкой сообщила ей Елена, - Был подарен Октавиану одним из посольств, кажется из Аравии.
К удивлению Габриэль, бешеное животное заметно присмирело, увидев принцессу Рима. Елена легким движением оказалась в седле – конь стоял смирно, хотя лишь минуту назад казалось, что он не потерпит на себе ни одного всадника.
Поймав удивленный взгляд сказительницы, Елена рассмеялась:
- Его никто не мог объездить, император был просто в бешенстве, а мы с Красавчиком очень даже поладили. Но он до сих пор не терпит в седле никого кроме меня. Да и вообще с трудом переносит людей…
- Я уже поняла… - задумчиво заметила Габриэль.
По дороге Габриэль первой начала разговор:
- Елена, я хочу тебе рассказать об одном человеке и о том, чему он учил…
- Можешь называть меня просто Элен, как все друзья и знакомые, - улыбнулась девушка, - Так чему он там учил? Умные люди, у которых можно поучиться, всегда восхищают меня. Например, мой учитель Исидор… Мне никогда не стать такой умной, как он…
Габриэль вернула улыбку: кажется, все складывалось как нельзя лучше – Элен улыбается, причем также, как и Зена…
- Его звали Элай, и он учил людей любить других как самого себя. Он учил жить, не доставляя зла другим, а помогая и любя их… Он учил не использовать силу, а лишь убеждение, он учил идти путем любви и смирения…
Елена озадаченно изогнула бровь:
- Ты случайно говоришь не про этих последователей Элая, которые взялись у нас неизвестно откуда?
- Именно про них, - улыбнулась Габриэль, окончательно поверив, что начало исправления Евы или Елены, как она себя называет, совсем близко, – кроме того, я лично знала Элая. Ты не поверишь, какой он был замечательный человек!
- Элаисты – это овцы, которыми руководят полнейшие барана, - как всегда категорически заявила Елена. – Октавиан борется с ними, а я говорю, что на них надо просто не обращать внимании. Мало ли в стране людей, у которых не в порядке с головой! У нас есть дела поважнее!
- Элен, как ты можешь делать такие выводы! – воскликнула Габриэль, - Ты разве знаешь их, чтобы так судить о них? Ты знаешь что-то о пути Любви, который они проповедуют?
- Никогда не испытывала к ним особого интереса, – пожала плечами девушка, - в моем окружении достаточно действительно интересных людей.
- Твое окружение - это убийцы и преступники! – воскликнула сказительница, - Ты хотя бы знаешь, сколько они пролили крови? Крови безвинных людей?
- Ты что сама из этой секты? – поинтересовалась Елена.
- Нет, но я разделяю их взгляды: я пыталась идти путем любви и ненасилия, но была вынуждена свернуть. Я выбрала путь воина Добра. Я и твоя мама защищаем бедных, униженных и страдающих… Свет должен быть сильным, чтобы выстоять против Тьмы и Зла…
- Ты, значит, воин света или добра, или я не знаю чего еще там, а я, тогда выходит, воин Рима – и давай останемся при своих мнениях! – Елена сказала это с какой брезгливостью в голосе, что было очевидно, что она презирала последователей Элая.
- Элен, ты должна тоже нести Добро, неужели ты не понимаешь этого? Твоя мама стала на этот путь после множества испытаний, и ей долго приходилось расплачиваться за грехи молодости. Она в течении десяти лет была Разрушительницей наций – поверь, изменить себя далось ей с большим трудом, и она часто сожалела о прошлом. Елена! Тебе будет легче, потому что ты еще не убивала, по крайней мере лично… Подумай, пока не поздно!
- Габриэль, подобной чуши мне еще никто рассказывал! Ты хоть сама понимаешь, что говоришь? – на лице Елены снова была улыбка: пренебрежительная и насмешливая, как у Ареса. "Доказывать ей что-то - это тоже самое, что отговаривать Ареса вести войны," - подумалось Габриэль, но несмотря на обиду, что ее слова назвали чушью, она не собиралась сдаваться:
- Не говори так! Не говори, что путь Любви – это чушь!
- Конечно, чушь, - пожала плечами Елена, - ты бы видела этих элаистов - секта душевнобольных да и только…
- Это потому, что ты просто не способна любить! - в сердцах воскликнула Габриэль.
Елена удивленно посмотрела на сказительницу:
- С чего ты взяла, что я не способна любить?
- Ну а кого ты любишь, например? - спросила Габриэль.
- Рим! – не задумываясь, ответила девушка.
- Ну да, – горько усмехнулась бард, - империю, построенную на угнетении, крови и слезах, которую проклинают завоеванные народы… Понятно… А кого-то из людей ты любишь?
- Рим – моя родина, которая дала мне все, это колыбель, в которой я родилась! – искренне воскликнула Елена, - и я ей благодарна и люблю всем сердцем!
Габриэль покачала головой.
- Что же касается людей, - продолжала девушка, – то это римская армия: легионеры, которые защищают границы Рима и приносят ему славу.
- Я не сомневаюсь, что ты любишь легионеров, - сыронизировала Габриэль, и не удержавшись, добавила – причем буквально…
- Ты о чем? – с невинным видом спросила Елена.
- Ты все прекрасно понимаешь: судя по твоим же рассказам, в твоих любовниках побывала чуть ли не вся армия.
Елена расхохоталась:
- Ну, Габриэль, ну и воображение! Это случайно не твои подспудные мечты, которые ты приписываешь другим?
Елена была невыносима.
- Не передергивай, - огрызнулась сказительница, - о твоих похождениях сплетничают на улицах, да ты и сама их не скрываешь.
Елена хмыкнула:
- Габриэль, а с какой это стати тебя вообще касается моя личная жизнь? Занимайся лучше своей!
Елена неожиданно пустила Красавчика в бешеный галоп, и Габриэль едва поспевала за ней. Как бы не намеревалась Елена по привычке прекратить разговор, сегодня они поговорят окончательно и начистоту.
Поднимая клубы пыли, две всадницы буквально ворвались в военный лагерь, который и так жужжал, как улей. Ожидались учения, испытания катапульт и таранов, а также приезд самой принцессы Елены – последнее событие вовсю обсуждалось, и повсюду были слышны обрывки разговоров:
- Сама принцесса будет присутствовать!
- Это огромная удача перед началом похода!
- Полководцы, что слушались ее советов, всегда возвращались с победой.
- А воины, которым она пожелала удачи, никогда не погибали в бою!
Лукулл, начальник римского гарнизона, в сопровождении двух центурионов подъехал с приветствием к принцессе Рима:
- Принцесса Елена, рад приветствовать Вас! – он кивнул ей и поцеловал руку, - К испытаниям все готово, мы дожидаемся только Вас.
- Замечательно, – улыбнулась Элен, - но для начала я бы пообщалась с легионерами: я знаю, они меня всегда ждут…
- Вас ждут и Вам рады, где бы Вы не появились, - восхищенно заявил Лукулл.
Габриэль чувствовала себя прозрачной, так как никто не замечал ее, и все вели себя так, словно ее просто не существовало. Взгляды всех были прикованы к Елене – в них не было льстивости или подобострастия, но искреннее восхищение и преклонение. На нее смотрели словно на божество!
Габриэль чувствовала, что на нее накатывается волна раздражения, и не дожидаясь, пока Елена представит ее, она сама вступила в разговор:
- Меня зовут Габриэль! – заявила она, чтобы как-то привлечь внимание, хотя чувствовала, что со стороны это выглядит весьма глупо.
- Очень приятно, – небрежно бросил Лукулл, не сводя глаз с Елены.
Та усмехнулась:
- Габриэль чрезвычайно интересуется катапультами и таранами, а еще желает познакомиться с жизнью римского гарнизона, так что сегодня она будет везде присутствовать и все смотреть. А потом поделится с нами своими наблюдениями…
Габриэль уловила тонкую иронию в словах Елены, но для Лукулла это все-таки послужило причиной почтительно кивнуть сказительнице.
В это время группу всадников окружило около сотни легионеров, которые сходились со всего лагеря.
- Мы немного отложим испытание, Лукулл, - сказала Элен, – я должна поговорить со своими людьми…
Видя намерение принцессы соскочить с коня, Лукулл поторопился сделать это первым, чтобы затем помочь ей:
- Подождите минутку, я придержу коня, - сказал он, но был вынужден отпрыгнуть в ту же секунду, так как Красавчик едва не укусил его.
- Будь осторожен! – рассмеялась Елена, - Красавчик сегодня немного не в настроении.
Она уже была на земле и направилась к легионерам, которые тут же окружили ее плотным кольцом. Габриэль так же соскочила с лошади и бросилась вслед за Еленой, однако прорвать плотное кольцо ей не удавалось. К своему удивлению, она слышала, что Елена называла каждого легионера по имени, интересовалась его делами, спрашивала про родственников… «Ну и память, - заметила сказительница, - однако, все для армии, для Рима, для войны». Еще одним моментом, не ускользнувшим от Габриэль, был способ, которым легионеры приветствовали принцессу – они слегка кланялись и целовали ей руку, Елена же отвечала им улыбкой и кивком головы.
Один легионер, напоминавший худого и нескладного подростка и, видимо, новичок, как отметила для себя сказительница, настойчиво пытался прорваться сквозь плотное кольцо вокруг Елены.
- Пустите меня! Пустите меня к принцессе Елене! – требовал он у сомкнутых рядов.
Габриэль оттащила его в сторону:
- Послушай! Что вы все в ней находите? Почему все сбежались сюда? – нервно спросила она.
- Это же принцесса Елена! – с неподдельным восхищением во взгляде воскликнул ее собеседник, - Сама Елена!
- И что с этого?
- Принцесса Елена - это все, она – наша богиня! Мы непобедимы лишь благодаря ей! Ни одна битва по ее плану не была еще проиграна, ее оружие никогда не подводило, но это не главное…
- А что главное?
- Я не могу объяснить это, - юный легионер замешкался, – но когда я смотрю в ее глаза, то чувствую в себе необычайный прилив смелости, во мне словно зажигается огонь и жажда битва. Когда она смотрит на меня или говорит со мной, я чувствую себя способным на все – сильным, смелым, и настоящим воином. Я готов идти на край света и готов вызвать всех врагов на поединок!
- С ума сойти! - глаза Габриэль расширились от удивления: перед ней стоял настоящий фанатик.
- Кроме того, если принцесса Елена пожелает воину удачи в бою, то он никогда не погибнет и вернется героем!
Габриэль усмехнулась: если бы это было правдой, то почему Элен не пожелала удачи своему так называемому жениху, которого Октавиан отправил в Британию?
Заметив ее скептическую улыбку, юноша принялся с жаром доказывать это поверье:
- Прошлый раз принцесса Елена удостоила меня взгляда и сказала мне, что я герой и вернусь победителем. Я не только выжил, я также был первым, кто поднялся на укрепление, и получил награду. Это все благодаря лишь принцессе!
Габриэль искала слова, чтобы поговорить с ним о кровавой сущности войны, когда юный воин, заметив, что кружок вокруг Елены стал не таким плотным, бросился к своему кумиру.
Перед глазами Габриэль разыгрывалась сцена, от которой можно было рассмеяться, если бы ей не было жалко этого юного фанатика, попавшего в лапы военной машины Рима:
С воплем «Принцесса Елена, Вы – моя богиня!» он упал перед ней на колени, и, дергая за полы туники, начал изливать свои благодарности за успешное участие в кампании:
- Если бы не Вы, я не только бы не получил этот венок, меня бы просто не было в живых! Один варвар замахнулся на меня дубиной, но в этот момент передо мной появились Вы, Ваш образ, и его тут же сразила стрела. Если бы не Вы, я был бы уже мертв!
На лице Елены читалось недоумение и растерянность – видимо, она не привыкла к таким проявлениям благодарности, но когда легионер едва не начал целовать ее ноги в знак благодарности, она резко подняла его и возмутилась:
- Римлянин ни перед кем не становится на колени! Запомни! На коленях стоят варвары, но не римские граждане!
- Но принцесса Елена!
- Послушай, – Элен перевела дыхание, - тебе достаточно просто поцеловать мне руку и не более. Ты – римский гражданин, герой, ты победил варваров! Никогда не становись на колени! Я не терплю, чтобы римские граждане так унижались! Особенно их цвет – легионеры и будущие герои!
Юный фанатик был счастлив, Габриэль задумчиво хмыкнула…
Показался Лукулл, который тащил что-то наподобие походного кресла:
- Садитесь, принцесса, - обратился он к Елене, устилая кресло алой шелковой мантией, - Вам принести что-нибудь выпить?
- Не суетись, Лукулл, присоединяйся к нам! - Елена, кажется, совершенно забыла о своих катапультах. Она весело болтала с легионерами и центурионами, комментировала последние события, смеялась над их шутками, и с удовольствием принимала комплименты. Она совсем не была похожа на грозного полководца, которого боятся и уважают солдаты, - она была наравне с ним, но одновременно окружена таким почтением и восхищением, словно была божеством для этих простых легионеров. «Это ее стихия, она здесь как рыба в воде, получится ли ее вырвать из этого? - размышляла Габриэль. – правда, она, наверное, не знает, что такое война в своей сути, для нее это больше праздник, ведь она не была на поле боя. Конечно, если мы с Зеной покажем ей это, она может наполниться отвращением к войне, а может и нет… Ведь она дочь Ареса! Она, наоборот, может почувствовать жажду крови и битвы, и тогда мы точно не остановим ее…»
До сказительницы долетал звонкий смех Елены, девушка сидела в окружении легионеров, словно в окружении поклонников, хотя они, скорее всего, и были для нее таковыми. «Да ведь она во всю кокетничает с ними!» – неожиданно поразилась Габриэль. Говоря Елене, что в ее любовниках побывала вся римская армия, Габриэль, конечно, не имела в виду ничего серьезного, она была раздражена, и острые слова сами собой оказались на ее языке. Но сейчас, глядя на Елену, ей показалось, что она, возможно, была недалека от правды… «Нет, так нельзя, - одернула себя Габриэль, – она все же дочка Зены, я не должна думать о ней так плохо… »
Один из центурионов осторожно приблизился и что-то прошептал на ухо Лукуллу, тот моментально обратился к Елене:
- Моя принцесса, все готово к испытаниям, мы можем начинать.
- Отлично, тогда держи наготове пергаменты, нам надо будет записать, на какое расстояние летит ядро из каждой катапульты. Это очень важно! – Елена была снова серьезна, но, прощаясь с легионерами, она помахала им рукой и очаровательно улыбнулась - До скорой встречи, мои герои! Ваша судьба быть победителями!
Елена снова была в седле, и спустя несколько минут она, Габриэль и Лукулл были возле катапульт, которые были подготовлены к испытанию.
senka Дата: Пятница, 2010-09-24, 1:55 PM | Сообщение # 22
Аресолюб
Я: шиппер
Сообщений: 1697
Статус: отсутствует
mariam, очень интересно! Елена-Ева у тебя отлично получается, не то что это непоймичто, которое было в фильме ;) С нетерпением жду продолжения!


Imagine how awesome, together we'd be.
So feel what I'm feeling
Come melt into me.
chil Дата: Пятница, 2010-09-24, 6:04 PM | Сообщение # 23
Великий зенайт
Я: соулмейт
Сообщений: 642
Статус: отсутствует
mariam, очень рад продолжению твоей истории - очень завораживает! :)

Пусть всегда будет смех,
который сможет растопить горечь обид и потерь,
пусть всегда будет здоровье,
чтобы можно было противопоставить его болезням,
пусть любовь украшает жизнь...
- Тогда ты счастлив.
mariam Дата: Суббота, 2010-10-02, 5:13 PM | Сообщение # 24
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Senka, Chil, Спaсибо за комментарии.
Quote (Senka)
Елена-Ева у тебя отлично получается, не то что это непоймичто, которое было в фильме

Очень рада! Я стараюсь создать образ Елены-Евы, исходя, так сказать, из наследственности , ну и из воспитания, которое ей мог дать Октавиан . Образ не должен быть слишком положительным, но читателям, надеюсь, понравится

Глава 8

- Вы сами отдадите команду начинать, моя принцесса? – учтиво спросил Лукулл. Елена кивнула:
- Конечно!
Габриэль внимательно рассматривала ряд катапульт, возле каждой из которых стояла жаровня, а ядрами служили металлические шары, политые какой-то жидкостью
- Для чего это? – поинтересовалась сказительницы.
- Это мое новое усовершенствование, - с довольной улыбкой начала объяснение Элен, - когда такое ядро просто попадает в какое-либо строение, причиняемые разрушения ограничены. Но полив ядро особым составом и поджигая его, мы можем вызвать небольшой взрыв, пожар и тем самым быстрее разрушать оборонные стены и постройки
- Это ты сама придумала? - уточнила Габриэль. Ей почему-то вспомнилось, как Зена сжигала деревни, и в одной из таких деревень сгорела семья и едва не погибла маленькая девочка, которая потом стала Каллисто…
- Идея – конечно, моя, а вот состав мы разработали вместе с Исидором, он замечательно разбирается в том, что выходит, если что-то смешать с чем-то. Неплохое образование в египетских храмах… Он, как-никак, бывший жрец, и знает кучу полезных вещей
- Елена, а ты понимаешь, сколько людей гибнет при пожарах? - начала Габриэль, но принцесса Рима не слышала ее.
- Начали! Первая! -скомандовала Элен.
Тут же легионер уверенным движением положил ядро на катапульту, и в следующее мгновение пылающий шар со свистом взмыл в воздух, улетая куда то вдаль
- Элен, в пожарах погибают маленькие дети, а если не погибают, тоЭ видя смерть своими глазами, они…
- Вторая! Просто замечательно!
- Они превращаются в монстров, которые несут смерть всем окружающим. А еще…
- Теперь третья! Все работает слаженно!
- Еще, они всю жизнь преследуют своих обидчиков, убивая тех, кто им дорог… Ты не думала об этом, Элен?
- Четвертая!
- Зена может рассказать тебе очень поучительную историю…
- Пятая!
- Ты меня вообще слушаешь? – наконец возмутилась Габриэль: девушка была поглощена своими катапультами и даже не смотрела в сторону Гарбриэль.
- Не мешай, - буркнула принцесса Рима в ответ, но отделаться от сказительницы оказалось не так просто.
Габриэль тронула лошадь и встала так, что закрывала Елене обзор катапульт, с которых продолжали запускать огненные шары. Лицо римской принцессы искривилось от недовольства, однако ей пришлось выслушать все неуслышанное ею: сказительница потрудилась повторить это еще раз и добавила:
-Елена, я была рада тому, что ты еще не стала убийцей, но то, что ты никого не убивала собственными руками, не означает, что на твоей совести нет крови. Ты убивала, создавая эти машины убийства!
- Габи, не будь занудой и не порти мне настроение! – холодно ответила ей Элен и отъехала к Лукуллу, который теперь отдавал распоряжения легионерам возле катапульт.
- Нет, я буду молчать и буду говорить, пока ты не прекратишь служить своей кровавой империи! – воскликнула Габриэль, - Ты задумайся, как ты живешь и что тебя окружает? Убийства и разврат!
По лицу Элен было видно, что ее терпение подходит к концу, однако она колебалась, что лучше – просто заставить Габриэль заткнуться или позлить ее еще больше. Эта надоедливая стриженая блондинка всеми силами старалась испортить ей настроение: что ж, надо придумать что-то такое, чтоб она вообще едва не лопнула со злости, довести ее до белого каления… Было бы неплохо… На лице девушки мелькнула озорная улыбка: не обращая ни малейшего внимания на Габриэль, она подъехала к Лукуллу:
- Тебе нравятся катапульты?
- Они совершенны, моя принцесса, - ответил центурион, - с ними римская армия будет непобедима.
- Я тоже уверена в этом, но сейчас главное - распределить их между нашими легионами, в зависимости от того, кто больше в них нуждается, и где они принесут наибольшую пользу.
- У меня есть несколько соображений. Могу я поделиться ними?
- Конечно! Поэтому я и начала разговор, - Елена подъехала к Лукуллу настолько близко, что коснулась его бедра своим, - именно это мы и должны обсудить…
Глаза центуриона удивленно расширились: он внимательно взглянул на принцессу Рима:
- Я всегда готов помочь Вам моими советами и …
Елена кокетливо улыбнулась, и, ничуть не понижая голоса, продолжила:
- Я думаю, мы очень быстро найдем не одну тему для разговора и не только… Итак, сегодня вечером после учений у меня, идет?
- К Вашим услугам, принцесса! Я выполню любой Ваш приказ!– Лукулл не сводил с ней восхищенного взгляда. Елена быстро взглянула на Габриэль, которая, кажется, не находила слов от возмущения, и звонко рассмеялась:
- Просьбу, Лукулл, просто просьбу! Приказы отдают в армии, а это частная встреча… Но вот на данный момент у меня приказ – посмотри, куда упали ядра, и подготовь отчет о том, какое расстояние пролетает ядро из какой катапульты.
Лукулл мгновенно сорвался в галоп, а Габриэль, едва сдерживая себя, подъехала к Элен и процедила:
- Ты совсем стыд потеряла!
Елена торжествующе усмехнулась, радуясь успеху своего розыгрыша, но не преминула спросить с максимально невинным видом:
- Ты о чем, Габи? Опять разыгравшее воображение донимает?
Звонко рассмеявшись, Елена поскакала вслед за Лукуллум, сказительница последовала за ней, но ее лошадь никак не могла догнать этого бешеного Красавчика, который, казалось, летел как на крыльях.
Не покидая седла, Лукулл что-то быстро писал на листке пергамента, однако заметив, что к нему приближается Елена, он слегка дрожащими руками отложил свиток.
- Боюсь, я отвлекаю тебя от работы, но… - начала Елена, однако Лукулл прервал ее:
- Моя принцесса, Вы – мое вдохновение! Я в предвкушении нашей… - Лукулл замялся, подбирая слова, - … частной аудиенции.
- Дальность полета ядра изменилась по сравнению с предыдущими испытаниями? – будничным голосом спросила Елена.
- Да, моя принцесса, она значительно увеличилась, - Лукулл подъехал ближе к Элен и поцеловал ей руку. – Ваши усовершенствования – гениальны…
Девушка взяла у Лукулла свиток и принялась внимательно изучать написанное. Не отпуская ее руку, центурион еще несколько раз поднес ее к губам – Элен, погруженная в чтение, не обращала на это ни малейшего внимания. Однако через некоторое время его ладонь легла на ее бедро, плотно обтянутое тонкой тканью туники. Девушка отвлеклась от чтения и повернулась к нему: их взгляды встретились, и Лукулл вздрогнул – в светло-карих глазах принцессы Рима не читалось ничего хорошего…
- Но, моя принцесса, Вы же сами говорили…- словно оправдываясь, начал центурион. Презрительная улыбка искривила губы Элен:
- Ты, кажется, что-то не правильно понял, - она не переставала смотреть прямо в глаза Лукулла, отчего центуриону стало не по себе:
- Прошу прощения, моя принцесса! – еще более растерянно сказал он, стараясь отвести глаза, - прошу прощения, если я чем-то вызвал Ваше недовольство.
Елена усмехнулась:
- Отчет по катапультам и свои соображения касательно их распределения по легионам – пожалуйста, в письменном виде, как и доклад по учениям легионеров. Так что вечер тебе предстоит отнюдь не скучный…
- Все будет сделано, - кивнул Лукулл, заметив что взгляд Елены, наконец, смягчился: рассердить принцессу означало не только лишиться ее поддержки, а ведь армией управляла именно она, а не император, лишь подписывающий приказы, но также и лишиться удачи в бою. Центурион прекрасно знал, что это не простое поверье: слишком много случаев были тому доказательством. «Пусть она и не богиня, то что-то божественное в ней все-таки есть,- рассуждал он, как и многие полководцы, - а богов гневить себе дороже…»
По дороге назад Габриэль предприняла еще несколько попыток образумить Элен и рассказать ей про учение Элая и про кровавые войны Рима, однако с лица девушки не сходила насмешливо-презрительная улыбка, и она никак не реагировала на призывы сказительницы.
Возле парадных ворот Рима Элен и Габриэль наткнулись на процессию всадников, возглавляемых самим императором:
- Элен, так ты будешь сегодня на приеме? – без обиняков начал Октавиан.
Элен пожала плечами и, выждав паузу, ответила:
- Буду, куда ж я денусь…
- Рад, что ты поменяла свое решение, - улыбнулся император, на что его воспитанница фыркнула:
- Я лучше поболтаю и выпью пару кубков с твоими персами, чем буду терпеть эту зануду Габи!
Сказительница напряглась, но сильным усилием воли удержала себя от того, чтобы высказать Елене все, что она о ней теперь думала: не хватало еще устраивать скандал на людях…
Октавиан пропустил последний комментарий мимо ушей, и продолжил свой путь довольный тем, что Елена будет на приеме посольства.
Во дворе дворца, когда обе всадницы уже отдали слугам своих лошадей, Габриэль заметила, что в их сторону пристально смотрит странный человек: высокий, худой, загорелый и совершенно лысый, он был одет в длинные замысловатые одежды. Однако больше всего Габриэль поразил цепкий и словно пронзающий взгляд его черный глаз с огромными зрачками – от такого взгляда становилась не по себе.
- Какой-то подозрительный тип, - вполголоса пробормотала сказительница.
Элен обернулась: с ее лица мгновенно пропало презрительно-насмешливое выражение, улыбка стала просто милой, а во взгляде засквозило уважение:
- Это Исидор, мой учитель: умнейший человек нашей империи, кладезь всяких премудростей.
Девушка подбежала к бывшему египетскому жрецу, и они стали что-то вполголоса увлеченно обсуждать. Габриэль почти не разбирала слов, но эта таинственность стала казаться ей еще более подозрительной. Елена, не имевшая, кажется, никаких секретов и без стеснения выставлявшая на показ даже свою личную жизнь, тут что-то определенно скрывала. «Это надо выяснить!» решила для себя Габриэль, после того как до нее все-таки долетел обрывок фразы – «Сегодня в полночь»…
Первым делом сказительница решила поговорить со своей подругой. Вбежав в комнату Зены, Габриэль начала прямо с порога:
- Зена, это так страшно, мне кажется, что с Еленой ничего не возможно исправить. То есть с Евой, хотя нет все-таки с Еленой, потому что Ева была посланницей света, а Елена…
- Габриэль, успокойся и расскажи мне все по порядку. Ты сегодня разговаривала с Евой? - Зена вышла из-за ширмы, и подруга с удивлением уставилась на нее: Королева воинов была одета в типичное римское одеяние и выглядела словно богатая римская матрона…
- Зена, зачем ты одела это?
- Потому что мы идем на прием персидского посольства, и нам нежелательно особо выделяться… Ты тоже оденься по-римски. Октавиан снабдил нас целым гардеробом, так что выбор богат, и можно что-то подобрать по вкусу.
- Значит, это в твоем вкусе…- задумчиво пробормотала Габриэль, разглядывая темно-бордовую ткань одеяния Зены, - ладно, так и быть, я выберу что-то зеленое. Нам действительно не надо особо выделяться, так как надо выяснить пару вещей…
- Подожди, Габриэль, – Зена усадила подругу рядом с собой, - расскажи мне про Еву!
- Я пыталась поговорить с ней, - начала сказительница, - раскрыть кровавую суть войны, рассказать про Элая и Путь любви, объяснить, что у нее есть другой путь и что раскаяться – никогда не поздно, однако…
- Ты рассказывала ей об Элае? Что ответила Ева?
- А что может ответить дочь Ареса? Назвать все это чушью, а меня – занудой! – в голосе Габриэль звучала обида и возмущение, - а еще Ева, хотя какая она Ева? Она – Елена! Так вот с лица Елены не сходит эта улыбочка, такая же, как у Ареса – самодовольная, презрительная, насмешливая…
- Габриэль, это моя дочь… - с болью в голосе ответила Зена, но подруга не унималась:
- Судя по ней, она вся в своего отца: наслаждается войной и смеется над человеческими страданиями! Твоя дочь – это дочь Ареса…. И ты всегда знала об этом, Зена…
Зена резко поднялась: постоянные укоры подруги начинали раздражать ее. Да, она была близка с Аресом и родила его ребенка. И что с этого? Разве поэтому Ева становится менее ее ребенком? Она пыталась скрыть это от Ареса, но обстоятельства оказались сильнее, и пришлось все рассказать. И что теперь? Габриэль обвиняет ее и в этом, но зато Ева – в безопасности… Ведь Арес сам устроит Сумерки всей своей олимпийской семейке, если с головы его дочери упадет хоть один волос… Конечно, теперь Арес стремится сделать из Евы завоевательницу, факт остается фактом, но она сможет помешать этому, и действовать она будет не так, как Габриэль. Здесь нельзя идти напролом!
- Габриэль, я хочу попросить тебя больше не рассказывать Еве об Элае… Понимаешь, в ней не могут произойти резкие перемены, она может измениться только постепенно как и я … Обвиняя ее и призывая к тому, что ей на данный момент чуждо, мы лишь настроим ее против себя, а мы должны завоевать ее доверие и любовь. Ты меня понимаешь?
- Что ты предлагаешь? – спросила сказительница, не понимая, к чему ведет подруга.
- Я предлагаю не читать ей морали и не обвинять ее во всех вселенских грехах, – четко ответила Зена, - Она должна с нами подружиться и доверять нам, я уже не говорю о том, что она все еще не признает меня матерью… Мне, конечно, больно, но теперь я понимаю, что всему свое время… Мы должны быть с ней очень аккуратны, чтобы не оттолкнуть и не обозлить ее…
- Ну да, будем потворствовать ее привычкам, – иронично хмыкнула Габриэль. Конечно, Зена была права и предлагала реалистичный план, но сказительница поначалу верила, что один рассказ об Элае способен изменить человека, теперь же была просто в отчаянии и поставила крест на всех попытках. Кроме того, Элен ее сегодня постоянно подкалывала, и Габриэль с трудом сдерживала обиду…
- А еще, Габи, я хочу забрать Еву, - продолжала Зена, - ее характер сформирован ее окружением: Рим постоянно ведет войны, и это затягивает мою дочь. Если мы отправимся с ней путешествовать, то через некоторое время она просто позабудет о своих воинственных привычках….
- Так она и поедет с тобой! - Габриэль откинулась на подушки: выражение ее лица выражало полное разочарование.
- Поедет, Габриэль, поедет, - уверено сказала Зена, - Где она сейчас?
- Не знаю, - сказительница пожала плечами, - где-то во дворце…
- Тогда пойду и поищу ее. – Зена собралась уже выйти из комнаты, но Габриэль окликнула ее:
- Зена, я должна тебе еще кое-что сказать о Еве… Не очень приятное… Когда я и Джоксер были под арестом, в тюрьме находилась последователи Элая.
- И что?
- Некоторые приняли свою судьбу смиренно, а некоторые проклинали Рим, императора и Елену… Они говорили о них много разных вещей, а касательно Елены также упомянули ее, так сказать, легкомысленном поведение, - Габриэль постаралась выразиться как можно деликатнее, так как ни за что в жизни не повторила бы для Зены, что ее дочь последователи Элая называли «римской шлюхой». Даже завести этот разговор стоило Габриэль большого труда, - Так вот, это, к сожалению, соответствует правде, и об этом судачат даже люди на улице
- Габи, перестань собирать уличные сплетни! – Зена поморщилась, но Габриэль неожиданно воскликнула:
- Да она на моих глазах предлагала себя римскому центуриону – вульгарно и беззастенчиво! А вообще половина римского легиона состоит из ее бывших, ну или будущих любовников. Ты понимаешь меня, кем стала твоя дочь?
Королева воинов вздохнула:
- Габи, что я могу поделать? Она даже не признает меня своей матерью… Мне только предстоит стать ей хотя бы подругой…
Сказительница пожала плечами и ответила с заметной долей иронии:
- Значит, ничего не можешь поделать, Зена… Значит остается смотреть и любоваться…
Королева воинов ушла, чтобы окончательно не ссориться с подругой, а Габриэль принялась сердито ходить взад и вперед по комнате:
- Конечно, а что еще можно ожидать от дочери Ареса?! – рассуждала она, - Тот же темперамент и неразборчивость в связях… Посмотрим, что она выкинет на сегодняшнем приеме. Октавиан таки уговорил ее на свою голову присутствовать при прибытии персов.
Елену отыскалась в купальне, где клубы горячего пара смешивались с ароматом пряных благовоний, а вся поверхность бассейна была усыпана цветами - принцесса Рима принимала ванны по-царски. В момент, когда вошла Зена, девушка шутя приставляла бутоны к своим влажным распущенным волосам и любовалась собой в бронзовое зеркало, видимо, планируя украсить праздничную прическу цветами.
- Привет, Элен, - с улыбкой начала Зена, - как прошел день?
-Замечательно, все катапульты работают, никаких неполадок нет, - вернула улыбку Элен. Она отложила зеркало, но продолжала вертеть в руках большую садовую ромашку.
- Готовишься к приему?
- А что делать? – в голосе Элен не звучало энтузиазма, - Пообещала Октавиану, значит пойду.
- А ты любишь путешествовать? – Зена аккуратно начала переводить разговор в нужное русло.
- Да, люблю, в ранней юности предприняла пару поездок, но Октавиан всегда был против. А сейчас дела и работа…
- Ну, ведь надо же когда отдыхать? Ты бы поехала со мной и Габриэль путешествовать? А с Октавианом я поговорю сама.
Элен задумалась:
- А куда?
- В Амфиполис, мой родной город. Между прочим, там живет твоя бабушка, которая тебя очень любит. Она нянчила тебя еще совсем малышкой, - Зена с ностальгией вспомнила родные места, и забывшись сказала, - Мы поедем домой, Ева!
- Мой дом – это Рим, - заметила Элен, - и при всем желании немного попутешествовать, я не смогу поехать.
- Почему? – немного растерянно спросила Зена, которой казалось, что она уже смогла уговорить свою дочь.
- Потому что дела и работа, - с готовностью объяснила Элен, и начала перечислять, - распределить новые катапульты и тараны по легионам, заняться строительством триер по новым проектам, а то того гляди на носу война с Персией. А еще война с берберами – раз, с гетами – два, с амазонками - три, с кельтами – четыре. Октавиан без меня не справится!
Зена заметила, что Элен обрывала лепестки ромашки: но если обычные девушки делали это, гадая «любит, не любит», то ее дочь с таким же упоением перечисляла войны… Габриэль была права – изменить Еву будет очень и очень сложно, она чувствует себя лишь дочерью Рима…
- Ты пойдешь на приеме? – поинтересовалась Элен.
- Конечно, пойду, - ответила Зена, - и Габриэль там будет тоже.
- Твою подружку можно выпускать в люди только с кляпов во рту, - насмешливо заметила Элен.
Зена промолчала, повторяя про себя: «Терпение и еще раз терпение»


Сообщение отредактировал mariam - Суббота, 2010-10-02, 5:20 PM
Лилит Дата: Суббота, 2010-10-02, 5:50 PM | Сообщение # 25
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 1884
Статус: отсутствует
Quote (mariam)
Я стараюсь создать образ Елены-Евы, исходя, так сказать, из наследственности , ну и из воспитания, которое ей мог дать Октавиан . Образ не должен быть слишком положительным, но читателям, надеюсь, понравится

Мне понравился образ - куда как более интересный чем сериальный!
Не затягивай с продой!



Жизнь надо прожить так, что бы больше не хотелось.
:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » Загадки судеб (если бы Ева была дочерью Ареса...)
  • Страница 1 из 15
  • 1
  • 2
  • 3
  • 14
  • 15
  • »
Поиск:



Copyright MyCorp © 2006 Сайт управляется системой uCoz

Copyright © 2006-2019 www.xenawp.ru
Копирование и распространение материалов с форума возможно только с согласия автора и администрации форума, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.


Ðåéòèíã@Mail.ru ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ