Модератор форума: Sekmet  
:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » Загадки судеб (если бы Ева была дочерью Ареса...)
Загадки судеб
Xeva Дата: Вторник, 2010-11-02, 0:22 AM | Сообщение # 51
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: шиппер
Сообщений: 591
Статус: отсутствует
главка просто супер! спасибо! ^_^
Quote (senka)
Сцена соблазнения будет?

хотелось бы.... 0:)


Falling -is the first step in learning how to fly. // Рай-это великолепно, но в аду больше знакомых.

To conguer other is to have a power, to conguer yourself is to know the way. //мисс Грация МГУ:)
tushkanchik Дата: Вторник, 2010-11-02, 1:23 AM | Сообщение # 52
Зенайт
Я: шиппер
Сообщений: 83
Статус: отсутствует
Quote (Xeva)
senka писал(а):
Сцена соблазнения будет?

хотелось бы.... 0:)

+1

Лилит Дата: Среда, 2010-11-03, 5:08 AM | Сообщение # 53
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 1884
Статус: отсутствует
mariam, прочла на одном дыхании! спасибо! следующий отрывок обещает быть очень интересным... :)


Жизнь надо прожить так, что бы больше не хотелось.
obscurant Дата: Четверг, 2010-11-04, 2:49 PM | Сообщение # 54
Зенайт:)
Я: Зенайт
Сообщений: 153
Статус: отсутствует
Мммм, интригующе. отношение Елены к Габриэль ну очень нравятся. Ждем следующего отрывка :)

Единственный способ, которым женщина может исправить мужчину, это довести его до такого состояния, когда он утратит какой бы то ни было интерес к жизни вообще.
mariam Дата: Вторник, 2010-11-16, 2:57 PM | Сообщение # 55
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Quote (tushkanchik)
Арес тут просто лапочка... может, даже слишком лапочка

Он же по Зене за эти годы так соскучился, надо немного побыть лапочкой

Quote (Xeva)
senka писал(а):
Сцена соблазнения будет?

хотелось бы....

Quote (tushkanchik)
+1

будет - по заказам читателей

Quote (obscurant)
отношение Елены к Габриэль ну очень нравятся.

то ли еще будет

Глава 13

Его ладонь плавно скользила по ее плечу, а горячее дыхание, казалось, обжигало нежную кожу шеи. Зена закрыла глаза, стараясь никак не реагировать на его прикосновения, однако резко подняться и уйти, как она делала обычно, почему-то не получалось – какая-то таинственная сила удерживала ее. Она глубоко вздохнула, выровняв дыхание, и негромко сказала:
- Мы никогда не сможем быть вместе, у нас разные пути. И ты это знаешь…
Арес обнял ее за талию, прижимая к себе:
- Я давно оставил идею вернуть тебя на тропу завоеваний, разве ты этого еще не поняла? – он страстно и в то же время нежно целовал ее шею и плечи, – У нас разные взгляды на некоторые вещи, но чем это мешает нам провести эту ночь вдвоем?
Зена повернулась к нему, пристально взглянув прямо в его темные глаза, которые так завораживали ее:
- Твоим словам вряд ли можно верить, я достаточно долго знаю тебя…
- Но я никогда не лгал тебе… - Арес наклонился к ней, пытаясь поцеловать, но Зена откинулась назад, не отталкивая, но в то же время и не подаваясь к нему вперед:
- Скажи мне начистоту, чего ты хочешь?
- Тебя! – рука Ареса скользнула вниз по ее плечу, увлекая за собой бретельку ее кожаной туники, - здесь и сейчас…
- Ты с ума сошел, - усмехнулась Зена, и, сама удивляясь своим дальнейшим действиям, поцеловала его. Она намеревалась сделать этот поцелуй легким и прощальным, и затем пойти прочь, чтобы, наконец, избавиться от этого невозможного соблазна - отдаться своим чувством и желаниям и забыть хотя бы на несколько часов, что Арес – бог войны, несущий разрушение и горе тем, кому она помогает, что он тот, кто всегда олицетворял ее темное прошлое и постоянную опасность снова вернуться к темной половине своей души…
Однако Арес не считал этот поцелуй окончанием их свидания на берегу озера, а скорее лишь его началом. Перехватив инициативу, он страстно целовал ее так, так никого не целовал все эти двадцать пять лет, его руки настойчиво расшнуровывали ее тунику. Зена с трудом оторвалась от него и судорожно вздохнув, попыталась освободиться из его объятий:
- Ты сама хочешь этого, почему ты сопротивляешься собственным желаниям? Тебе же хорошо со мной… – шептал ей Арес, не прекращая ласкать ее тело, пока еще наполовину скрытое от него кожаной туникой. Зена постаралась отстраниться, насколько это было возможно, однако неожиданно почувствовала, что по всему ее телу разлилось тепло, плавно переходящее в жар, несущее какое-то неведомое наслаждение: из-под ладони Ареса, которая лежала на ее животе, исходило алое свечение, настолько сильное, что заставляло вздрагивать даже его пальцы. Это пылающая энергия охватывала все ее естество, заставляя пульсировать и едва сдерживать стон наслаждения. Ее тело выгнулось, а руки, лежащие у него на плечах, судорожно сжались:
- Арес, прекрати свои божественные штучки, - пробормотала она, судорожно сглатывая и пытаясь выровнять сбившееся дыхание. Арес заглянул в ее глаза:
- Но ты ведь не даешь мне даже шанса…
Зена положил свою руку поверх его:
- Перестань!
Алое свечение погасло – но страсть уже не знала границ и пределов. Они целовались и ласкали друг друга, забыв обо всем, - силуэты, освещенные мерцающим светом бледной луны на прогретом за день песке возле самой кромки темной воды. Какая-то птица зашуршала в прибрежном камыше - Зена вздрогнула, словно испугавшись чьего-то присутствия. Заметив это, Арес прошептал:
- Немного комфорта нам не помешает.
В это же мгновение Зена ощутила прикосновение шелковых простыней: она лежала на широком ложе, устланном шелком и мехами – что ж, божественные возможности Ареса были временами очень полезны… От одежды они избавились почти мгновенно – не желая возиться со шнуровкой ее туники, Арес снова воспользовался своими божественными способностями – одежда просто исчезла с их тел, разрушив последний барьер между ними.
Позднее Зена вспоминала ощущение прохладного шелка и его горячих поцелуев, которыми он покрывал все ее тело, не пропуская ни миллиметра… Арес владел неведомой властью над ее телом, любое его прикосновение заставляло ее сердце биться быстрее, а ночь с ним была фейерверком наслаждения и восторга, - она прекрасно знала, что, позволяя ему большее, чем несколько поцелуев, она уже не могла остановиться, и сила воли уступала ее желанию. Она уже не просто принимала его ласки, она буквально требовала их и, задыхаясь от наслаждения, впивалась ногтями в его кожу. Они стояли по разные стороны границы Добра и Зла, и Зена всегда отдавала себе в этом отчет, но в любви они были созданы друг для друга – она могла поклясться, что ей ни с кем и никогда не было так хорошо как с Аресом, при этом она никогда и ни за что не призналась бы в этом. Впрочем, ему такие признания и не требовались – он всегда вел себя так, словно давно и прекрасно знал это….
Забрезжил рассвет, когда уставшие после этой страстной и сумасшедшей ночи они лежали в объятиях друг друга. Зена молчала, не зная, что ей следует сказать – ведь эта ночь не значила, что она отныне всегда будет с ним, а он, кажется, рассчитывал именно на это и был рад своей победе. Арес наклонился к ней и нежно поцеловал в губы:
- Я люблю тебя, - просто сказал он, – хотя ты как обычно скажешь мне, что не веришь мне…
Зена покачала головой:
- Я не знаю…Мне сложно доверять тебе…
Она окинула взглядом помещение: это был небольшой шатер с роскошной и мрачной обстановкой, столь любимой Аресом.
- Куда ты перенес меня? – спросила Зена, плотно завернувшись в простыню и оглядываясь в поисках одежды.
- Никуда, - ответил Арес, целуя ее обнаженное плечо, – этот шатер стоит прямо на берегу озера.
«Хоть бы Габриэль не хватило ума прийти сюда!» - промелькнула неожиданная мысль, но Зена успокоила себя тем, Габриэль никогда не нравились прогулки на рассвете. Скорее всего, она спит.
Она старалась одеться быстро, однако под пристальным взглядом Ареса никак не могла зашнуровать тунику.
- Может, останешься? – спросил он.
- Ты знаешь, что нет, - отрезала она.
Она не попрощалась с ним, не сказала ни единого слова, а просто ушла, не оглядываясь. Зена была действительно не в силах разобраться в своих чувствах: она не может быть вместе с богом Войны, но после этой ночи не может и далее играть в эту бесконечную игру, что их ничего не связывает и они не более, чем противники. «Противники и любовники,» - пробормотала Зена, растерянная и запутавшаяся в собственных мыслях: она никак не могла представить своего будущего ни с Аресом, ни без него. Хотя без него – это уже невозможный сценарий: теперь, когда у них общий ребенок и когда они снова стали близки, он будет всегда присутствовать в ее жизни – и она понятия не имела, рада она этому или нет…
Габриэль не спала, а задумчиво смотрела на угли потухшего костра. Услышав шаги Зены, она подняла голову:
- Ты была с ним? – вопрос был задан почти безучастным тоном, или, возможно, так показалось Зене, погруженной в собственные мысли. Она кивнула и присела возле костра, собираясь разжечь его.
- Я так и знала: ты вернулась к нему… - в голосе Габриэль слышались стальные нотки, - к этому все шло, и этим все и должно было закончиться…
- Габи, я не вернулась к нему, я никогда не вернусь к моему прошлому завоевателя, - ответила Зена, - и если я была с ним, то это ничего не значит…
- Еще как значит! – Габриэль вскочила на ноги, - Разве ты не понимаешь, что это - лишь начало? Рано или поздно ты станешь тем, кем была, когда ты была с ним! Ты была завоевателем – жестоким и беспощадным – и Арес сделает все, чтобы ты снова стала такой же!
- Габриэль, Арес уже не преследует цели вернуть меня в качестве своей воительницы!
- Только в качестве любовницы? – саркастически рассмеялась Габриэль, - Тебя, вижу, это устраивает…
- Перестань, пожалуйста, - сказала Зена, пытаясь успокоить подругу, но Габриэль было уже не остановить:
- Ты побежала к нему, как только он поманил тебя, и это после всего того, что он сделал!!! Зена, я не узнаю тебя! – Габриэль говорила все громче и громче.
- Габи, он уже не такой, каким был раньше…
- Да неужели? Бог войны влюбился, и любовь поменяла его в лучшую сторону! Не смеши меня! Он – убийца! И если ты готова забыть все то зло, которое он совершил по отношению к тебе, то я никогда не забуду, как он буквально на моих руках убил Элая – этого святого человека! – Габи перешла почти на крик. Зена молчала, считая, что объяснять Габриэль что-то сейчас было бессмысленно.
Обе подруги совершенно забыли о спящей Элен, которая раскуталась во сне и мерзла из-за свежего ветерка, дующего с озера. Видимо, ей снились кошмары, потому что она периодически выкрикивала «Провались все в Тартар», а иногда добавляла пару крепких выражений, услышанных ею, скорее всего, при общении с легионерами… Однако, крики Габриэль разбудили ее окончательно: приподнявшись на локте, девушка взглянула на нее сонно и непонимающе: голос сказительницы звенел у нее в ушах.
- Габи, прекрати истерику и заткнись! – наконец выдала Елена, и снова провалилась в сон, по ходу бормоча, – Таскаешься тут с ними по лесам и болотам, так еще и поспать не дают…
Сказительница ошеломленно и растерянно уставилась на снова мирно спящую Елену, не в силах поверить в услышанное. Зена постаралась скрыть улыбку – она никогда бы не позволила себе сказать Габи какую-то грубость, но в данный момент ей хотелось сказать именно это.
- Она сказала мне заткнуться? - Габриэль растерянно обернулась к Зене.
- Она не со зла, – улыбнулась Зена, - скорее по привычке.
Портовый городок Остия, к которому приближались три всадницы, дышал покоем и умиротворением. Когда-то обычная рыбацкая деревня, он приобрел важное значение для римлян, которые разместили здесь свой гарнизон и несколько боевых триер. Кроме того, отсюда постоянно отчаливали торговые корабли, плывущие в Грецию: на один из них Зена собиралась сесть, чтобы отвезти дочь в родной Амфиполис.
Остия встретила путешественниц соленым запахом моря и рыбы:
- Милое местечко… - многозначительно протянула Элен.
Габриэль молчала: она все еще дулась на Елену за грубость, но девушка совершенно не помнила об этом, и вообще не обращала особого внимания на сказительницу, Зена же была погружена в собственные мысли, и ей было не до того, чтобы в очередной раз сглаживать натянутые отношения между ее лучшей подругой и дочерью. Честно говоря, она порядком устала постоянно мирить их.
- Между прочим, я не собираюсь эту ночь спать на земле, поблизости с муравейником, да еще под деревом, с которого постоянно что-то падает, - заявила Елена, - Слышишь, мама? Надо прекращать это бродяжничество, так жить нельзя!
- Мы остановимся на постоялом дворе, – ответила Зена.
Габриэль презрительно фыркнула: она ничего не имела против того, чтобы разместиться на постоялом дворе, где, конечно же, было намного удобнее, но комментарии Елены начинали ее выводить из себя. Как только она не называла за последние дни то, что Габриэль считала своими героическими путешествиями с Королевой воинов!
Хозяева постоялого двора, уже немолодая пара с двумя взрослыми дочерьми, которые помогали им, были очень рады гостьям. К удивлению Зены, они узнали ее, несмотря на прошедшие годы, и сказали, что много слышали о ней в пору своей юности.
- Великая Королева воинов и ее знаменитая подруга – бард и сказительница! Просто не могу поверить, что вы гостите у нас! – восхищалась Доротея, хозяйка постоянного двора.
- Спасибо за теплый прием, - поблагодарила Зена. – А это Елена, моя дочь.
Элен кивнула в знак приветствия, критически рассматривая интерьер постоялого двора.
- Обед будет готов буквально через несколько минут, – сообщила Доротея, - так что можете уже садиться за стол.
- Я бы для начала приняла ванну, – перебила ее Елена, - приготовьте мне лучшую комнату наверху, желательно с окнами на улицу, и нагрейте воду погорячее. Обед принесете наверх, и побольше свежих фруктов!
- Елена! – Воскликнула Зена, которой стало стыдно за бесцеремонность дочери по отношению к таким гостеприимным хозяевам постоялого двора.
- Мама, да не привыкла я мыться в речках и спать на земле! – пожала плечами Елена, не понимая, что так возмутило ее мать. – Я не привыкла к такой жизни! Провались она в Тартар! Даже во время похода в Галлию у меня была каждый день горячая ванна – Фемистокл всеми силами заботился о моем удобстве.
Сказав это, Елена решительно пошла наверх:
- Элис, помоги нашей гостье устроиться, – сказала Доротея старшей дочери. Девушка кивнула и побежала вслед за Еленой.
- А ты говорила, что она изменилась! – философски заметила Габриэль подруге, - Ни капельки!
Зена вздохнула:
- Не так быстро, Габриэль. Пошли лучше обедать.
За обедом Доротея просила подруг рассказать ей о своих приключения – она была уверена, что эти двадцать пять лет Королева воинов побывала в дальних странах или даже на краю света, а также познала секрет вечной молодости. Зена была молчалива, а Габриэль отшучивалась. На вопрос одной из дочерей хозяйки, как можно так долго сохранить молодость кожи, сказительница рассмеялась:
- Прикладывать кусочки льда!
- А помогает? – последовал вопрос.
- Зависит от количества и времени, - остроумно заметила Габриэль.
Однако спокойно окончить обед подругам не удалось – кто-то настойчиво постучал в дверь, и Доротея бросилась открывать их. На пороге стояла немолодая женщина, которую буквально била дрожь:
- Энния! Сестра! Что с тобой? – воскликнула пораженная Доротея.
- Они убили моего мужа, забрали все, что могли унести, и сожгли дотла всю деревню! – воскликнула женщина, заливаясь слезами. Зена и Габриэль бросились к ней.
Как выяснилось позже Энния, сестра Доротеи, проживала в небольшой рыбацкой деревне недалеко от города, на которую напали и разграбили пираты. Все, кто пытался оказать какое-либо сопротивление, были убиты – в том числе и ее муж. Энния продолжала рыдать, несмотря на неловкие попытки утешения со стороны ошеломленных родственников, а Зена уже крепко сжала рукоять своего меча.
- Габриэль, мы едем туда! Этому надо положить конец! – решительно сказала Королева воинов.
Сказительница коротко кивнула и мягко обратилась к Эннии:
- Где находится эта деревня?
- К югу от Ости, ехать прямо по побережью, – ответила за сестру Доротея.
Спустя несколько минут обе подруги галопом неслись к месту нападения пиратов.
Елена сидела в чане с горячей водой, над которой буквально клубился пар, когда в дверь деликатно постучали.
- Прошу, - крикнула Елена.
На пороге стояла Элис с подносом, на котором стояли тарелки с едой и ваза с апельсинами и финиками.
- Я принесла обед, - сдержанно сказала она.
- Спасибо, – кивнула ей Элен, – ты чем-то расстроена?
- Только что пришла наша тетушка Энния: на ее село напали пираты: все разграбили и сожгли, а ее мужа, который с другими односельчанами попытался защищаться от них, убили…. – грустно сказала девушка.
- Пираты? – Елены вопросительно выгнула бровь, – Откуда они взялась?
- Они уже несколько лет нападают на прибрежные села, - объяснила Элис, – только жители Остии могут чувствовать себя в относительной безопасности, так как здесь расквартирована центурия легионеров и стоят несколько боевых триер.
- Так куда же смотрит ваш наместник? – воскликнула возмущенная Елена, - как зовут, между прочим, этого трусливого бездельника? У него центурия доблестных легионеров, усовершенствованные под моим руководством боевые корабли, и этот идиот не может разделаться с шайкой какого-то отребья?
- Эго зовут Лизикл, - растерянно пробормотала Эллис, пораженно глядя на Елену: подобных слов о местных властях она еще ни от кого не слышала.
- Что-то не помню такого имени, – пробормотала Елена, - ладно, разберемся и с этим фруктом… Как там мама и это болтливое существо по имени Габриэль?
- Они уехали?
- Да?
- Как только они услышали историю тетушки, они тут же оседлали лошадей и отправились в деревню. Королева воинов хочет помочь местным жителям против пиратов. Ведь это правда, что от Лизикла помощи не дождешься – легионеры охраняют лишь его усадьбу и в какой-то степени порт.
- Значит, они уехали… а меня тут оставили… - в голосе Елены сквозила обида, - там будет битва, а я мне - сидеть в этом сарае…
- В каком сарае? – не поняла Элис, не догадываясь, что этим эпитетом Елена наградила постоялый двор.
- Итак, быстро подготовить Красавчика, моего коня, - Елена отдавала приказы, словно командовала легионом, - накормить, напоить, лучшую сбрую и седло. И мы еще посмотрим, кто быстрее разберется со сворой пиратов!
Элис послушно кивнула и побежала выполнять приказы Елены: этого голоса было просто невозможно ослушаться…
Тем временем Елена вылезла из чана с водой и, закутавшись в полотенце, принялась смотреться в большое бронзовое зеркало на стене. Слегка поправив влажные волосы, она довольно улыбнулась, и, найдя среди вещей свою седельную сумку, вытащила на кровать все ее содержимое: это был целый ворох шелковых одежд, а также резная шкатулка красного дерева:
- А Габи таскает всякие сковородки, в то время как ей и переодеться не во что, - вполголоса заметила девушка.
Через некоторое время Элен была готова: серебристая туника с высокими разрезами по бедрами для удобства при верховой езде, широкий, усыпанный рубинами пояс, в тон ему ожерелье и сережки, а также небольшая диадема, блеск которой оттеняла чернота ее волос. Вошедшая в комнату Элис ахнула:
- О боги! Да это же наряд настоящей принцессы!
- Я и есть принцесса Рима, – хмыкнула Элен, - Красавчик готов?
- Да, - буквально прошептала Элис, пораженная количеством драгоценностей на гостье.
- Тогда скажешь маме, что я у Лизикла. Пора ему узнать о существовании законов Рима!
Несколько минут спустя безмятежные жители Остии, прогуливающиеся по нешироким улочкам городка, с ужасом шарахались от всадницы, разогнавшей огромного вороного коня до бешеного галопа. Не сбавляя скорости, Елена влетела во двор наместника Остии, опрокинув при этом обоих легионеров, охранявших вход в его особняк. Начальник стражи, случайно оказавшийся поблизости, попытался остановить коня, схватив его за узду, но Красавчик со ржанием взвился на дыбы - и через мгновение бесстрашный воин-ветеран барахтался в пыли.
- Могла бы я повидать Лизикла? – поинтересовалась Елена, очаровательно улыбаясь обоим легионерам и начальнику стражи, которые с трудом поднимались на ноги, - Вы не против позвать его мне? Точнее - кто-то в силах дойти до него?

tushkanchik Дата: Вторник, 2010-11-16, 3:38 PM | Сообщение # 56
Зенайт
Я: шиппер
Сообщений: 83
Статус: отсутствует
Quote (mariam)
будет - по заказам читателей

Ура! Ушла читать.

senka Дата: Вторник, 2010-11-16, 8:49 PM | Сообщение # 57
Аресолюб
Я: шиппер
Сообщений: 1697
Статус: отсутствует
mariam, отлично!
И постельная сцена хороша, и Елена не выходит из роли. Тебе очень хорошо удается ее образ, очень цельный, и никакой фальши



Imagine how awesome, together we'd be.
So feel what I'm feeling
Come melt into me.
obscurant Дата: Среда, 2010-11-17, 10:35 AM | Сообщение # 58
Зенайт:)
Я: Зенайт
Сообщений: 153
Статус: отсутствует
автор вы молодец! Какая то Габриэль тут буйная, ну подумаешь развлеклась подружка... не в первый же раз :) Странно что Зена, смоталась спасать мир даже не предупредив доченьку... Посмотрим как она ей это объяснять будет . Жду слудующей главы;)

Единственный способ, которым женщина может исправить мужчину, это довести его до такого состояния, когда он утратит какой бы то ни было интерес к жизни вообще.
mariam Дата: Воскресенье, 2010-11-21, 5:29 PM | Сообщение # 59
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
tushkanchik, senka, obscurant, спасибо за комментарии!!!

Quote (obscurant)
Какая то Габриэль тут буйная, ну подумаешь развлеклась подружка... не в первый же раз

И Габриэль это каждый раз возмущает до глубины души :)

Глава 14

Посылать кого-либо на поиски Лизикла Елене не пришлось: оповещенный кем-то из слуг о внезапном вторжении, он появился на пороге своей усадьбы в сопровождении нескольких легионеров, толпы слуг, а также нескольких местных сановников. Спрыгнув на землю, Елена подхватила Красавчика под уздцы и подошла ближе:
- Мои приветствия почтенной публикой! – рассмеялась она, внимательно разглядывая наместника Остии: его обрюзгшее лицо не несло отпечатка ни ума, ни отваги, а лишь выдавало привычку к жизни в свое удовольствие, - Лизикл, ну скажи кому-то из слуг позаботиться о моем коне: ему надо немного отдохнуть в тенечке, и не молчи, словно язык проглотил!
Один из сановников в окружении Лизикла, который все еще недоуменно рассматривал незваную гостью, воскликнул:
- Да это же сама принцесса Елена! Воспитанница императора!
- Ну, хоть у кого-то здесь открыты глаза и работают мозги, - снисходительно прокомментировала девушка.
Лизикл, до которого, наконец, дошло, каким статусом обладает эта незнакомка, бросился к Елене:
- Моя принцесса, это такая честь – принимать Вас в этом скромном жилище! – Лизикл подобострастно и не единожды поцеловал ей руку. Девушка слегка брезгливо поморщилась: Лизикл был ей неприятен.
- Не сказала бы, что жилище особо скромное, скорее наоборот – должно быть не по средствам для наместника Остии, - задумчиво ответила Елена, внимательно разглядывая роскошный особняк, - Казну раскрадываем или взятки берем?
Пораженный Лизикл вытаращил голубоватые, похожие на рыбьи глаза, а Елена, понимая, что почти угадала источник доходов наместника Остии, окончательно добила его:
- По поручению императора Октавиана я провожу проверку деятельности римских наместников в провинциях: сбор налогов, отчисления в казну, борьба с разбойниками и пиратами, ну и так далее. Жалобы населения тоже принимаются во внимание…
При этих словах Лизикла передернуло от страха, и, покосившись на значительно поредевшие ряды местной знати и чиновников, которые лишь несколько минут толпились вокруг него, он решил прибегнуть к испытанному методу: лесть, задабривание и подкуп. Эта стратегия еще никогда не подводила его, и он уже который год оставался наместником Остии.
- Принцесса Елена, мы все необыкновенно рады видеть Вас! Остия небогата, порт и рыба - это все, что у нас есть, но мы будем стараться всеми силами, чтобы Ваше пребывание здесь запомнилось как один из приятнейших моментов жизни.
Елена снисходительно улыбнулась, а Лизикл продолжал:
- Я прошу Вас быть почетнейшей гостей в моем доме. Вы же не откажитесь разделить со мной обед?
В просторном зале стояли столы, ломившиеся от деликатесов, ложа для гостей были устланы шелком и бархатом, музыканты настраивали инструменты, а стайка разодетых танцовщиц готовилась к выступлению. Слоняющиеся гости ожидали только знака хозяина, чтобы приступить к пиршеству.
- Да это не обед, а целый банкет! – присвистнула Элен.
- Это пир в Вашу честь! – быстро нашелся Лизикл, но гостья презрительно фыркнула:
- Во-первых, ты даже не подозревал о моем приезде, а во-вторых, ты в курсе, что пираты безнаказанно грабят местные деревеньки? И это повод устраивать гулянки, начиная с полудня? Даже император не позволяет себе такого, и ограничивается обедом в своем кабинете, выслушивая доклады и отдавая приказы…
Наместник Остии затравленно огляделся:
- Честное слово, я предчувствовал Ваш приезд, моя принцесса, и поэтому приказал подготовить этот пир! А что касается пиратов, то мы, к сожалению, не в силах противостоять им, тех легионеров и боевых кораблей, что находятся в моем распоряжении, хватает лишь для защиты города и порта.
- Сколько у нас боевых кораблей?
- Пять.
- Легионеров?
- Центурия.
- Банкет переносится на вечер, гостей по домам, музыкантам и танцовщицам небольшой перекус, чтобы дожили до вечера, - Елена была сосредоточена и серьезна, как и всегда, когда дело касалось армии и битв, - займемся разработкой плана по искоренению пиратов. Как зовут центуриона?
Лизикл обреченно вздохнул:
- Может, сначала обед?
- Пообедаешь по ходу, центуриона ко мне и быстро!
- Его зовут Эмилий Лавр, и он среди гостей.
- Что-то я не припоминаю такого, - Элен была в большей части знакома с полководцами, которые командовали целыми легионами, и знала лишь несколько центурионов, - Что он из себя представляет?
- Талантливый молодой человек, - пожал плечами Лизикл.
Элен вопросительно выгнула бровь и насмешливо спросила:
- Тогда что он делает в такой дыре как Остия? Рыбку ловит? С сотней доблестных легионеров в своем распоряжении он до сих пор не смог разобраться с шайкой каких-то отбросов!
Эмилия Лавра Элен и Лизикл обнаружили за одним из столов: не дожидаясь официального начала банкета, он уже пил вино и шутил с какой-то молоденькой танцовщицей.
- Эмилий, хочу тебя познакомить… - начал Лизикл.
Центурион обернулся: это был молодой человек весьма приятной внешности, но немного аристократически изнеженный, и судя по всему прожигатель жизни. Его взгляд остановился на Елене, которую он начал беззастенчиво и пристально рассматривать:
- А, Лизикл, кого это ты привел? Такая красотка! Она певица или танцовщица?
Лизикл сделал большие глаза и приложил палец к губам, призывая Эмилия помолчать, но Елена опередила его:
- Ни то, ни другое, мой дорогой, - в ее глазах читалась насмешка. – Меня зовут Елена, принцесса Рима, и я от имени императора провожу проверку гражданских наместников и военных начальников в провинциях. И если наш друг Лизикл еще имеет надежду выкрутиться, доказывая, что все его богатства – результат его трудов на благо Римской империи, то армия, ее снабжение и управление представляют для меня большой интерес и являются моим призванием, судя по всему – наследственным.
Эмилий был потрясен: мгновенно опустившись на одно колено перед ней, он с пиететом поцеловал ей руку:
- Прошу прощения, моя принцесса, за те слова, что я произнес. Надеюсь, Вы сможете извинить верного слугу империи. Я и моя центурия в Вашем распоряжении!
Элен хмыкнула:
- То, что ты совершенно не разбираешься в людях и слишком интересуешься танцовщицами, еще поправимо, но вот за разгул пиратства я жду от тебя подробного объяснения. Итак, гостей - временно по домам, банкет переносится на вечер, а мы поработаем немного над планами и картами.
Лизикл и Эмилий покорно кивнули: оба понимали, что распоряжения отныне будет отдавать принцесса Елена.
Багровое солнце уже закатилось за горизонт, и комната постепенно погружалась во мрак. Слуги, неслышно двигаясь, зажигали светильники и убирали посуду со стола. Лизикл стоял возле огромной карты Остии, окрестных деревень и прибрежных вод, битый час доказывая принцессе Рима, что не штурмом, ни измором взять пиратов, логовом которых стал неприступный скалистый остров с удобной бухтой, нет никаких возможностей.
С лица Елены не сходила презрительная улыбка: она окончательно убедилась, что Лизикл был полнейшим ничтожеством: лентяем, тупицей и трусом. Она и Эмилий Лавр сидели на удобном диване, устланном шкурой леопарда, и, откинувшись на подушки, выслушивали долгую и бессмысленную речь Лизикла о его преданности Римской империи, которой он отдал лучшие годы своей жизни. На коленях Элен лежали блюдо с сушеными финиками, ее любимым лакомством, и лист пергамента, на котором она периодически делала какие-то записи. Эмилий периодически наполнял свой кубок вином и говорил, что пьет за здоровье принцессы Елены. Девушка лишь пожимала плечами.
- Мы не сможем ничего предпринять против пиратов, пока у нас не будет подкрепления, - подвел итог Лизикл.
- Может тебе целый легион дать? – насмешливо перебила его Елена.
Наместник Остии обреченно вздохнул и развел руками, Эмилий снова налил себе вина.
- Мы забыли самое главное, чем всегда побеждали римляне! - заметила Элен, - Разделяй и властвуй! Если мы не можем взять штурмом этот островок, то мы должны разделить силы пиратов – часть из них должна выйти в открытое море и принять бой, оставшиеся на острове - должны быть уничтожены отдельным отрядом, который неожиданно высадится в бухте.
- Ваше здоровье, моя принцесса! – Эмилий Лавр осушил очередной кубок.
- Перестань напиваться! – раздраженно воскликнула Элен, чувствуя, что эти двое совершенно ее не слушали. – Банкет еще не начался.
- А его и на банкет хватит, и на танцовщиц, – рассмеялся Лизикла, стремясь всеми силами отвлечь Елену от ее идеи искоренить пиратов, - моя принцесса, Вы еще не знаете нашего центуриона! Он у нас везде и во всем победитель, и, между прочим, – любимец всех римлянок Остии.
- А зачем мне танцовщицы, если у меня есть такая красавица как Элен? - порядком захмелевший Эмилий наполнял очередной кубок.
Принцесса Рима удивленно посмотрела на него, а затем, насмешливо фыркнув, легонько похлопала по щеке:
- Да ты действительно уже напился, дружок! Если у тебя что-то и есть на данный момент, так это должность центуриона, но ты ей, к сожалению, не особо соответствуешь.
- Пойдемте на банкет, - предложил Лизикл.
- Мы еще не решили, как быть с пиратами, - напомнила ему Элен.
- Мы не сможем выманить их на открытый бой! – заявил наместник, - Ведь для этого надо как-то сообщить им о приближении нашей эскадры. Если корабли просто подойдут к острову, у нас будет выбор между штурмом и осадой, но мы не можем позволить себе ни то, ни другое.
- Значит, кто-то должен отправиться к пиратам и объявить им войну, - сориентировалась Элен, по ходу отобрав у Эмилия кубок и амфору с вином, - тогда часть из них выйдет на кораблях в море, а часть останется на острове. Между прочим, какова численность пиратов и сколько у них кораблей?
- Я не знаю, - ответил Эмилий, понимая, что вопрос относился к нему, - но я готов вести в бой легионеров по первому же Вашему приказу, моя принцесса!
Центурион более чем страстно поцеловал ей руку, Елена пристально посмотрела на него:
- Не надо недооценивать роль разведки – это тебе совет на будущее, а так я вижу, ты смелый…. Отправишься к пиратам объявить им о начале войны? Завтра утром.
Эмилий поперхнулся от неожиданности, а Лизикл воскликнул, воздевая руки к небу:
- Моя принцесса, Вы же отправляете Эмилия Лавра на верную смерть! Они же могут его убить!
- Должность центуриона предполагает некоторый риск для жизни, - равнодушно заметила Элен. – Эмилий, а ты что скажешь?
- Моя принцесса, возможно, есть другие способы? – от неожиданности центурион быстро протрезвел, - Или мы можем найти какого-то другого человека? Ну, которого не жалко, если его убьют пираты, кого-то из рабов, например.
- Я вижу, здесь собрались образчики редкого мужества, - саркастически заметила девушка, но затем добавила с беззаботностью в голосе, – Что ж, тогда к пиратам отправлюсь я.
- Что? Это же безрассудство! – в один голос воскликнули Лизикл и Эмилий.
- Это не обсуждается, - холодно ответила Элен, - насколько я поняла, до острова полдня пути, так что я выйду завтра на лодке на рассвете, и буду там чуть позже полудня. Я сообщу им, что Римская империя объявляет войну пиратству во всех принадлежащих ей водах, так что им не останется ничего другого, как выйти нашим кораблям навстречу. Но как только их корабли отплывут для морской битвы, небольшой десант должен высадиться на острове. Мы разобьем их по частям.
- Это более чем опасно, моя принцесса! Я не могу позволить Вам так рисковать жизнью! – С жаром воскликнул Эмилий.
- Не надо разыгрывать из себя того, кем ты не являешься, – сухо заметила девушка. – Итак, Лизикл, к рассвету меня должна ждать лодка с хорошим рулевым и сильными гребцами, и как только справишься с этим, займись подготовкой десанта. Им будешь командовать ты. Для тебя, Эмилий, у меня другое поручение…
- Моя принцесса, я в Вашем распоряжении, - Эмилий слегка поклонился ей.
- Ты поведешь легионеров на битву! Разбираешься в ведении морского боя? Нет? - Елена сунула ему в руки лист пергамента, - Здесь я разработала план, по которому должна пройти битва. Четко следуй указаниям, и все получится.
- Хорошо, - растерянно кивнул центурион, боясь признаться, что еще никогда не командовал своими легионерами в бою. Эта должность досталась ему по протекции со стороны Лизикла, которому его отец, богатый землевладелец, заплатил за это немаленькую сумму.
- Не бойся, это не страшно, - потрепала его по плечу Елена, - легионеры говорят, что если я кому-то желаю успеха, то этот человек никогда не погибает в бою и даже становится героем. Я желаю тебе этого, Эмилий Лавр!
Центурион молча смотрел в бесконечную глубину светло-карих глаз принцессы Рима, таких необычных и притягательных, которые удивительным образом придавали ему уверенность в завтрашней победе. В его ушах звучал ее проникновенный голос, в котором уже не было первоначальной насмешки. И Эмилий чувствовал, что способен выполнить любой приказ, который он услышит из ее уст. Страх и соображения безопасности отступили на второй план, он желал этой битвы - первой битвы в его жизни.
- Ну, вот и замечательно, – проронила Элен, - изучи план битвы, а Лизикл пока займется лодкой для меня. Через час начало банкета – надо хорошенько повеселиться, так как шайка пиратов – это не причина отказываться от вечеринки. Им осталось жить не более дня…

Прибыв в деревню Эннии, Зена и Габриэль были поражены масштабами разрушений после набега пиратов – дома были действительно сожжены дотла, а среди пепелищ бродили уцелевшие жители, пытающиеся отыскать хоть что-то из несгоревшего скарба.
- Куда направились пираты? – поинтересовалась Зена.
- В свое логово, – ответила ей какая-то старуха, – они расположились на острове, который все называют Проклятым. Оттуда они совершают набеги, причем так неожиданно, что никто не успевает укрыться.
- Вам надо не просто прятаться, а вступить в бой и отстоять свою свободу и свое имущество! – воскликнула Габриэль.
- Мужчины нашей деревни попробовали сделать это, и теперь они все убиты, – горестно ответила старуха, и захромала дальше по направлению к своей сожженной хижине.
- Пиратов здесь уже нет, так что надо будет отправиться на этот самый Проклятый остров, - рассуждала Зена, - надо вернуться назад в Остию, так как тут мы даже не сможем достать и утлую лодку.
- И мы не останемся помочь этим несчастным? – удивилась Габриэль, - Среди них много раненых, о которых надо позаботиться.
- Но если мы задержимся здесь, то пираты за это время могут напасть на другую деревню, - Зена колебалась, не зная, какое решение будет более верным, - Габриэль, как ты думаешь?
- Завтра мы вернемся в Остию, а пока надо помочь людям, - решительно заявила сказительница, - пираты вряд ли предпримут еще один набег в течении следующего дня, а для раненых дорога каждая минута.
- Да, ты, наверно, права, - согласилась Зена.
Оставшийся день обе подруги провели, заботясь о раненых: седельная сумка Габриэль вмещала достаточное количество различных лекарств, но Зена также отправила нескольких подростков собирать целебные травы, предварительно объяснив им, которые представляют особую ценность. Ночь опустилась на землю как-то незаметно: Габриэль продолжала сидеть возле разожженного костра, на котором кипятилась вода, и опускала в нее травы – целебных настоек должно было хватить на долгое время. Зена вернулась из палатки для раненых и устало опустилась возле подруги.
- Пора ложиться спать, завтра нам надо вернуться в Остию, - сказала она, расстилая одеяла прямо на земле.
- Как там раненые? – поинтересовалась сказительница.
- Мы сделали все, что могли, – ответила Зена, - о них позаботятся и дальше…
- Наверное, перед тем как совершить набег на эту деревню, да и на любую другую, главарь пиратов принес жертвы в храм Ареса, - пробормотала Габриэль.
- К чему ты говоришь это? – напряглась Зена.
- Зена, я не хочу указывать тебе, что делать, - почти прошептала Габриэль. – но я хочу, чтобы ты осознавала, с кем ты собираешься снова связать свою жизнь. Арес - Бог войны, а война калечит жизни людей, оставляя за собой убитых и раненых, сирот и вдов.
- Габи, я не собираюсь связывать с ним мою жизнь.
- Прошлой ночью мне показалось совершенно по-другому, - заметила сказительница.
Зена пристально посмотрела на подругу:
- То, что я провела ночь с Аресом, не значит, что я вернусь к моему темному прошлому…
- Тогда, что это значит? – спросила Габриэль.
- Спокойной ночи, Габи, - Зена укрылась одеялом, ясно давая понять, что не собирается отвечать на этот вопрос. Сказительница пожала плечами, продолжая помешивать настойку на целебных травах.

Лодка плавно скользила бирюзовыми водами моря: весла гребцов синхронно погружались в воду, а рулевой коротко отдавал команды. Ясное голубое небо, парящие чайки и легкий ветер навевали покой, и яркая синеватая вспышка заставила моряков вскрикнуть от удивления: прямо перед их глазами возник Бог войны – такой, каким они его и представляли: грозный, в облачении из черной кожи и при полном вооружении. Некоторые побледнели, не представляя, что это могло предвещать.
Не обращая внимания на удивленных людей, Арес прошел по всей лодке и поднялся на корму: на сложенных здесь рыболовецких сетях спала Елена – ни вспышка света, ни возгласы моряков были не способны разбудить ее.
- Элен, просыпайся, уже полдень! Мне нужно срочно поговорить с тобой! – позвал ее Арес.
Девушка перевернулась на другой бок, никак не реагируя. Арес присел рядом с ней и осторожно потеребил за плечо:
С трудом проснувшись, Элен заспанно посмотрела на него:
- Что, уже полдень? Что-то случилось?
- Солнце уже в зените, - улыбнувшись, заметил Арес, - Как ты себя чувствуешь?
- Ты про тот взрыв с черным порохом? Все в полном порядке.
Прикрывая глаза от слепящего солнца, принцесса Рима потянулась и окончательно проснулась:
- Я вообще-то не такая соня, как может показаться, - сказала она, – просто вчера была такая гулянка! Этот Лизикл спускает казну только так, но зато с каким размахом! Я веселилась до рассвета, вот сейчас и отсыпаюсь, я же не могу быть на ногах день и ночь… хотя ты это вряд ли поймешь…
- Лучше скажи мне, что значит вся эта авантюра? – поинтересовался Арес, - Ты в курсе, то эта лодка направляется прямо к пиратам? Ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь?
- Конечно, - уверенно заявила Елена, - грабежи и набеги на местное население давно пора уже прекратить. Лизикл и Эмилий – полнейшие бездари, вот и приходится всем заниматься самой.
- Это Габриэль вбила тебе голову идею о помощи всяким бедным и несчастным крестьянам? – поморщился Арес
Девушка фыркнула:
- Ну, до такого благородства мне далеко, просто стало скучно, а это неплохой способ развлечься… Эта шайка еще долго будет помнить обо мне! Я имею в виду те, кто уцелеет…
Арес рассмеялся, но тут же стал серьезным:
- Что ж, понятно. Судя по всему, пиратам скоро не позавидуешь, но не забывай, что ты еще недостаточно хорошо владеешь мечом. Когда я буду видеть, что ты в состоянии постоять за себя, это будет полностью твоим делом, но сейчас для этого еще не время. Нужно рассчитывать силы, и не соваться в авантюры, сломя голову.
Елена пожала плечами:
- А я не собираюсь вызывать их на поединок – ни по очереди, ни одновременно: существует множество других способов. К вечеру прибудут боевые корабли, и здесь произойдет просто шикарная морская битва: я сама разработала ее. Кроме того, я спланировала небольшой десант, который должен ударить пиратам в спину в самый неожиданный момент, но им будет командовать этот тупица Лизикл, а на него я особо не рассчитываю. Поэтому моим делом является разделить силы пиратов и по возможности подорвать их оборону.
- И как ты собираешься все это делать? – поинтересовался Арес.
- Есть несколько идей, - задумчиво сказала Элен, – я еще не определилась: сориентируюсь уже на месте.
- Ладно, развлекайся, как умеешь, - вздохнул Арес, - я постараюсь постоянно следить за всем происходящим, чтобы вовремя оказать тебе помощь. Я не позволю, чтобы с твоей головы упал хоть один волос…
- Да я и сама не позволю, – хмыкнула Елена, - и вообще, я со всем справлюсь сама, тебе совершенно необязательно в это вмешиваться. Это не более чем шайка общественных отбросов, возомнивших, что могут бросить вызов римским законам и самому Риму.
- Не забудь сказать им об этом, – рассмеялся Арес, которого не переставал удивлять странный для него патриотизм Елены, - И хотя я постараюсь всегда быть рядом, будь все же осторожна.
- На сегодняшний вечер уже запланирован пир в честь победы над пиратами, так что все будет в порядке! – усмехнулась Элен.
Когда Арес исчез в синеватой вспышке, все взгляды были обращены к Елене. В ответ она вопросительно посмотрела на застывших гребцов:
- Что-то случилось? Почему не работаем?
- Это был Бог войны? – спросил один из них, все еще не в силах поверить в увиденное.
- Да, и что в этом такого?
- А какое он имеет отношение к Вам, принцесса Елена? – раздался несмелый вопрос рулевого.
- Самое непосредственное, - усмехнулась девушка, – почему все застыли? Гребем!

senka Дата: Воскресенье, 2010-11-21, 7:47 PM | Сообщение # 60
Аресолюб
Я: шиппер
Сообщений: 1697
Статус: отсутствует
Quote (mariam)
Когда Арес исчез в синеватой вспышке, все взгляды были обращены к Елене. В ответ она вопросительно посмотрела на застывших гребцов:
- Что-то случилось? Почему не работаем?
- Это был Бог войны? – спросил один из них, все еще не в силах поверить в увиденное.
- Да, и что в этом такого?
- А какое он имеет отношение к Вам, принцесса Елена? – раздался несмелый вопрос рулевого.
- Самое непосредственное, - усмехнулась девушка, – почему все застыли? Гребем!

ММм... Ареса смертные не видят, а Елена, как полубогиня - видит. Так что ему вовсе не обязательно было показываться рыбакам :) ТОлько если это не часть мюжета разумеется... А вообще хорошо, образ Елены остается цельным С такой Габриэль я не согласна, на самом деле она лучше, ну да ладно... это твое видение
Спасибо за продолжение! С нетерпением жду дальше



Imagine how awesome, together we'd be.
So feel what I'm feeling
Come melt into me.
tushkanchik Дата: Воскресенье, 2010-11-21, 8:17 PM | Сообщение # 61
Зенайт
Я: шиппер
Сообщений: 83
Статус: отсутствует
Quote (senka)
С такой Габриэль я не согласна, на самом деле она лучше, ну да ладно...

Насчет своего отношения к этой Габ я затрудняюсь: очень давно не пересматривала сериал целиком. Может, в сериале она действительно немного добрее. Но если потом она признает, что была с Зеной немного резковата и попробует спокойно поговорить с ней по душам, в такую Габ я однойзначно поверю, А вот Аресу явно не хватает пары белых крылышек :)

Quote (mariam)
я постараюсь постоянно следить за всем происходящим, чтобы вовремя оказать тебе помощь


Я верю в то, что он это сделает, но не верю, что он так бы сказал.

mariam, спасибо за очередной кусочек! Жду продолжения.

obscurant Дата: Понедельник, 2010-11-22, 11:02 AM | Сообщение # 62
Зенайт:)
Я: Зенайт
Сообщений: 153
Статус: отсутствует
Quote (mariam)
А какое он имеет отношение к Вам, принцесса Елена? – раздался несмелый вопрос рулевого. - Самое непосредственное, - усмехнулась девушка,

Да уж.., непосредственнее просто некуда :)
Арес здесь просто лапочка, так и хочется потягать за щечки. У него наверно до сих пор эйфория от "общения" с Зеной не прошла :D Тот то он и смертным показывается и не свойственный для него глупости "говорит" :)
Ждем следующей главы:)


Единственный способ, которым женщина может исправить мужчину, это довести его до такого состояния, когда он утратит какой бы то ни было интерес к жизни вообще.
tushkanchik Дата: Понедельник, 2010-11-22, 2:54 PM | Сообщение # 63
Зенайт
Я: шиппер
Сообщений: 83
Статус: отсутствует
Quote (obscurant)
У него наверно до сих пор эйфория от "общения" с Зеной не прошла :D Тот то он и смертным показывается и не свойственный для него глупости "говорит" :)

Ага. Стопудово не прошла :*

Лилит Дата: Пятница, 2010-11-26, 1:40 PM | Сообщение # 64
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 1884
Статус: отсутствует
Quote (senka)
ММм... Ареса смертные не видят, а Елена, как полубогиня - видит. Так что ему вовсе не обязательно было показываться рыбакам
Много приятного сидеть в не очень большой лодке и на глазах у всех разговаривать самой с собой. А Аресу видимо просто пофиг кто его видит и что при этом думает.
Quote (senka)
С такой Габриэль я не согласна, на самом деле она лучше

я тоже не согласна, переборчик вышел, она всеже не настолько ханжа

Мариам,



Жизнь надо прожить так, что бы больше не хотелось.


Сообщение отредактировал Lilit - Пятница, 2010-11-26, 1:42 PM
senka Дата: Пятница, 2010-11-26, 1:46 PM | Сообщение # 65
Аресолюб
Я: шиппер
Сообщений: 1697
Статус: отсутствует
Quote (Lilit)
Много приятного сидеть в не очень большой лодке и на глазах у всех разговаривать самой с собой.

Вообще, он по идее должен ее мысли слышать мне кажется Бог он или где?



Imagine how awesome, together we'd be.
So feel what I'm feeling
Come melt into me.
Лилит Дата: Пятница, 2010-11-26, 1:56 PM | Сообщение # 66
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 1884
Статус: отсутствует
Quote (senka)
Вообще, он по идее должен ее мысли слышать мне кажется Бог он или где?

Слышать мысли он не мог точно, иначе Зена не обводила его столько раз вокруг пальца. :) Он, в моем понимании, да и в контексте сериала, не Бог с большой буквы, а скорее мелкий божок местного разлива. Есть и высшие инстанции.



Жизнь надо прожить так, что бы больше не хотелось.


Сообщение отредактировал Lilit - Пятница, 2010-11-26, 2:30 PM
mariam Дата: Воскресенье, 2010-12-05, 0:09 AM | Сообщение # 67
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Спасибо всем моим читателям за комментарии!
Quote (senka)
ММм... Ареса смертные не видят, а Елена, как полубогиня - видит. Так что ему вовсе не обязательно было показываться рыбакам

Quote (Lilit)
Много приятного сидеть в не очень большой лодке и на глазах у всех разговаривать самой с собой. А Аресу видимо просто пофиг кто его видит и что при этом думает.

Да, о рыбаках - видят они его или нет - Арес думает в последнюю очередь. Ему на них наплевать, и они не имеют для него никакого значения. Разговор самой с собой выглядел бы действительно странно , но кроме того дело в том, что у Елены пока нет каких-либо особых божественных способностей. Ее способности - в рамках человеческих, хотя, конечно, исключительные (как у Зены). Из того, что ей свойственно необычного, это дар вдохновлять людей на битву (хотя такая харизма может быть и качеством обычного человека) и приносить удачу.
Quote (Lilit)
Слышать мысли он не мог точно, иначе Зена не обводила его столько раз вокруг пальца.

По сериалу, кажется, действительно слышать мысли боги не могли, по мифологии - не помню, но в контексте фанфика слышать мысли они не могут.
Quote (tushkanchik)
А вот Аресу явно не хватает пары белых крылышек

Quote (obscurant)
Арес здесь просто лапочка, так и хочется потягать за щечки.

Ну, записывать Ареса в ангелы пока рано То, что он заботится о своей семье совершенно не означает, что он милый и хороший. Можно быть самим воплощением зла, но трогательно любить и ревностно защищать свою семью. В жизни много таких примеров. А Арес - отнюдь не воплощение зла, и заботиться о своих близких при всем своем эгоизме он все-таки умеет (вспоминается серия, где он переживал за Афродиту, когда та была у Калигулы)
Quote (tushkanchik)
Я верю в то, что он это сделает, но не верю, что он так бы сказал.

Quote (obscurant)
не свойственный для него глупости "говорит"

То, что он открыто говорит Елене, что будет рядом и если что защитит ее, я объясняю тем, что он пытается установить с ней доверительные открытые отношения, так как Елена все еще относится к нему как к чужому человеку. Если где-то Арес и мог проявить определенную "сентиментальность", так это в отношениях со своим ребенком - тут нет чувства конкуренции, только забота.
Obscurant, твоя идея про "эйфорию" просто шикарная!!!
наверно, это тоже сыграло немаленькую роль
mariam Дата: Воскресенье, 2010-12-05, 0:19 AM | Сообщение # 68
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Глава 15

Удобно расположившись на троне в одном из своих самых грандиозных и роскошных храмов, Арес наблюдал в портал за одной из пограничных схваток между римлянами и персами. За последние десятилетия поменялось очень многое: раньше он оказывал покровительство военачальникам и отдельным воителям Греции, устраивал между ними битвы, больше похожие на мелкие схватки, и это было большой удачей, если в войну вступали два государства или два больших племени. Но правивших ими царьков приходилось подстрекать к этому путем очень длительных стараний. Теперь же все было по-иному: неожиданно усилившийся Рим с его стремлением завоевать и покорить весь мир устраивал ему такие масштабные битвы, что от них захватывало дух даже у Бога войны. Римские легионы постоянно пытались покорить новые земли, смело бросали вызов любому противнику и не знали страха в бою. Кроме того, римляне почитали Ареса намного больше греков, строили ему новые роскошные храмы и приносили жертвы. Арес в ответ симпатизировал Риму, и большинство полководцев, кому он оказывал поддержку, были римлянами. Было приятно смотреть на талантливых людей на нужном месте – он почти никогда не разочаровывался в них. На востоке быстро расширяющаяся Римская империя столкнулась с Персидской империей – их граница была самой ненадежной, а мир очень хрупким. Арес всячески желал грандиозной войны между столь сильными противниками, но действующий император Октавиан всеми силами пытался сгладить противоречия и заключить стабильный мир. Оба правителя даже обменивались посольствами. Однако, наблюдая за пограничной стычкой, Арес с удовольствием отметил, что мирные переговоры, вероятно, провалились. Он уже давно не следил за римлянами и персами в этом районе чуть восточнее Финикии: как только он узнал, что Зена жива, а затем что у него оказалась дочь, его военные дела отошли для него на второй план. Однако, сейчас, когда все, кажется, сложилось так, как он того желал, - Арес с наслаждением воскресил в памяти детали проведенной им с Зеной ночи, - можно было заняться своими прямыми обязанностями Бога войны: разжигать эти самые войны, наблюдать за ними, и курировать подопечных военачальников.
Полутемный храм Ареса осветился яркой вспышкой: Бог войны понял, что в гости пожаловал кто-то из олимпийской родни. Это была Артемида.
- Зачем пришла? – неприветливо спросил ее Арес, не отвлекаясь от портала. Свою сестру Артемиду, как и Афину, он никогда особо не жаловал, хотя столкновений между ними было намного меньше, чем с последней. Тем не менее, он не считал нужным даже поприветствовать ее.
- Повернись хотя бы! Я с тобой разговариваю! – не менее резко отозвалась Артемида, в ее голосе слышалось не только раздражение, но и гнев.
- Просто говори коротко, что тебе нужно, - сказал Арес, - я не хочу из-за этого пропустить начало войны двух великих империй.
Не долго думая, Артемида бросила один из энергетических шаров и взорвала портал.
- Да ты, сестричка, совсем обнаглела! – возмутился Арес, наконец, оборачиваясь к ней.
- Если кто и обнаглел, так это ты, братец! – парировала Артемида, - ты у нас уже даже не Бог войны, а персональный Бог римлян.
- Что ты имеешь в виду? - не понял Арес.
- А то, что ты покровительствуешь исключительно римлянам,– жестко сказала Артемида, подходя к его трону, - твоей поддержкой пользуются только римляне. И в итоге племя амазонок, с которыми они сейчас воюют, находится на грани полного истребления.
- А, амазонки, - пробормотал Арес, - помню-помню, ты оказываешь им покровительство.
- Именно поэтому я и здесь, - глаза Артемиды горели гневом, - я знаю, что ты разжигаешь войны и покровительствуешь полководцам, но почему только римлянам? Они намерены полностью уничтожить нацию амазонок!
- Я помогаю тем, в ком вижу талант, – раздраженно объяснил Арес, - бездари меня раздражают. Если твои амазонки не смогут защититься от римлян, то значит, такова их судьба.
- Я этого не допущу! – серьезно сказала Артемида, - и запомни, Арес, ты не верховный бог Олимпа, и тебе не сойдет с рук вытворять что вздумается.
Арес рассмеялся:
- Что-то я не вижу ничего угрожающего для меня с твоей стороны.
Артемида топнула ногой, и уже собиралась исчезнуть, но неожиданно передумала.
- Между прочим, ты в курсе последних событий в Афинах?
- Этот город полностью под покровительством Афины, он меня мало интересует, - пожал плечами Арес.
- Так вот в любимом городе нашей сестры, толпа этих фанатиков, последователей Элая, совершила попытку разрушить ее храм: эти ненормальные кричали, что нет большей мудрости, чем мудрость Света и Элая, и поэтому нужно прекратить поклоняться Афине и разрушить ее храмы.
- Мои соболезнования сестрице Афине, - насмешливо заметил Арес, - но я думаю, она с ними сама хорошенько разберется.
- Разве ты не понимаешь, что совсем недавно это было даже невозможно предположить! – возмутилась Артемида, не понимая, как Арес может оставаться столь равнодушным, - Мало того, что появились те, которые перестали чтить Олимп и нашли себе другого бога, так они завлекают в свою веру все больше и больше людей. При попытке погрома храма к этой секте присоединились несколько жителей Афин, города, который как никакой другой пользовался покровительством Афины.
- Артемида, не надо говорить это таким тоном, будто мне совершенно все равно касательно этой секты. Не забывай, что именно я убил Элая, но это, как видишь, не помогло. Его учение распространяется его последователями.
- И рано или поздно приведет к Сумеркам Олимпа! – воскликнула Артемида, - На лицо уже первые признаки этого: люди теряют к нам всякое уважение и почтение.
- Не разводи панику на пустом месте, - Арес с сожалением посмотрел на дымящийся портал: его ремонт займет какое-то время, и только тогда можно будет продолжить наблюдение за персами и римлянами. Артемида, конечно, не сравнится с Афиной по тому раздражению, которая она вызывает у него, но она начинает уверенно догонять сестру, - Римляне преследуют последователей Элая, так что скоро от них ничего не останется.
- Я знаю одно: существует пророчество о Сумерках, и оно воплощается в жизнь. Его приносит дочь Зены, которая, как оказывается, жива и известна под именем Елены, принцессы Рима.
Пораженный Арес обернулся к сестре: откуда она успела уже обо всем узнать?
Артемида усмехнулась, заметив удивление брата:
- Да, Арес, кроме того, я знаю, что дочь Зены также оказалась и твоим ребенком. Ты не думай, что меня волнуют твои шашни с кем-либо, меня волнует судьба Олимпа. Только убив Елену, я и другие боги можем быть уверены, что Сумерки не наступят.
- Только попробуйте коснуться ее пальцем! – угрожающе начал Арес.
- Если ты идешь против нас всех, ты предаешь свою семью! – заявила Артемида.
- Я защищаю свою семью! – серьезно ответил Арес, - Ни ты, ни Афина, ни все остальные к ней не относитесь.
- Значит так? – прошипела пораженная Артемида.
- Можешь даже объявить об этом остальным!
Артемида замолчала, не находя слов, но затем задумчиво сказала:
- Какой же дурой оказалась наша Богиня мудрости, исцелив ее по твоей просьбе. Видно, совсем ополоумела! Считала, что пророчество, возможно, и неверное, если Елена все-таки твоя дочь. Но теперь, после этого события в Афинах, она поменяла свое мнение.
Арес продолжал удивляться осведомленности Артемиды: то ли она шпионила, то ли Афина неизвестно с чего решила посвятить ее во все детали.
Тем временем богиня продолжала:
- Ты можешь бросить вызов Олимпу, Арес, но ты один, и никто тебя не поддержит, а Елена…. Не забывай, братец, она - смертная. И нам не составит никакого труда решить этот вопрос.
Не дожидаясь дальнейших угроз брата, Артемида растворилась в ярко-оранжевой вспышке.
Арес несколько раз прошелся по тронному залу храма и раздраженно перевернул столик с дорогими винами, которые преподнесли ему посетители храма: мало того, что его дочь сама лезла во всевозможные авантюры, совершенно не считаясь с опасностью, так еще и весь Олимп со дня на день готов начать ее травлю. Артемида, конечно, была слишком самоуверенной, говоря, что олимпийцы решатся на что-либо, не обращая внимания на Ареса. Сделать Бога войны своим заклятым врагом они не посмеют. Значит, прямое убийство исключается – скорее всего, чьими-то руками или устроив несчастный случай, прекрасно используя тот факт, что Елена смертная, а значит уязвимая.
- Что ж, существует вполне неплохой и весьма надежный способ, – пробормотал Арес и исчез в синеватой вспышке.

Когда-то он носил римское имя и принадлежал к пусть обедневшему и провинциальному, но аристократическому роду: все это лишь усиливало его амбиции – он хотел стать великим полководцем и никак не меньше. Однако судьба распорядилась по-иному, - и он затаил обиду на Рим, который не дал ему то, о чем он всегда мечтал: власть и богатство. Однако то, что ему не дала великая империя, можно было взять самому, что он и сделал – он стал предводителем знаменитой банды пиратов с Проклятого острова – дерзкой и бесстрашной, которая грабила корабли и прибрежные села, и всегда уходила безнаказанной. С успехом пришли власть и богатство, а риск потерять их, а еще и саму жизнь, в одно мгновение лишь добавляли остроту каждому дню его существования. И он уже никогда не сожалел, что все получилось именно так, а не иначе. Свое римское имя он постарался забыть как можно быстрее, а после ранения в одной из битв и потери глаза его никто не называл иначе как прозвищем – Циклоп. И один уцелевший глаз не был тому единственной причиной, его грозный, жестокий и нелюдимый характер полностью соответствовал тому, в честь кого он получил это прозвище.
- Циклоп, у нас пленники! – В комнату Циклопа, который как раз полировал свой меч, ввалился толстый пират.
- Откуда взялись?
- Мы захватили лодку прямо вблизи острова, подумали сначала, что это какая-то уловка, чтобы напасть нас. Лодку обыскали – там не оказалось никакого оружия, и тогда мы просто взяли в плен всех находившихся на ней.
Циклоп нахмурился – история казалась ему очень подозрительной
- Это как раз и может быть уловкой, ведь они будто сознательно хотели того, чтобы их захватили. Никто добровольно не поплывет к Проклятому острову.
- Скорей всего по глупости их хозяйки! – неожиданно расхохотался толстяк, - римской аристократочке захотелось острых ощущений. Пойдем, поглядишь на эту птичку, что угодила к нам в капкан!
Взяв меч, Циклоп в сопровождении толстяка пошел в зал. Пираты были почти в полном составе и с любопытством разглядывали пленников – точнее их внимание было приковано к единственной девушке среди них. Она действительно была аристократкой – на это указывала не только гордая осанка и тонкие черты лица, но и то, что на ее лице не было ни тени испуга или волнения – одна лишь презрительная насмешка. Остальные пленники были обычными гребцами, а один из них - скорее всего рулевым. Для пиратов и Циклопа интереса они не представляли.
Циклоп внимательно рассматривал пленницу, которая почему-то показалась ему знакомой.
- Предлагаю утопить ее или повесить корабельной рее! – предложил один из молодых пиратов, недавно присоединившихся к банде, - Хочу посмотреть, как с ее лица сойдет эта нахальная усмешечка!
- Это тебя, идиота, надо повесить, все равно никакой пользы, – фыркнул другой пират под смех большинства, – а ее мы продадим в рабство и сорвем неплохой куш! За такую красотку заплатят чистым золотом!
- И я даже знаю, кто заплатит столько золота, сколько она весит!– заметил Циклоп. Услышав голос предводителя, пираты притихли.
- Нет, уж лучше, сколько я вешу! – предложил со смехом толстяк, окинув взглядом стройную фигуру пленницы, которую лишь подчеркивали короткая сиреневая туника и черный кожаный корсет.
Пираты одобрительно зааплодировали.
- За свою воспитанницу, которая так неожиданно оказалась у нас в плену, заплатит сам император! – изрек Циклоп, и, обращаясь к девушке, усмехнулся, - Не так ли, принцесса Елена?
Элен хмыкнула:
- А мы разве знакомы?
- Односторонне, - ответил Циклоп, подходя к ней. Когда-то давно, еще в прошлой жизни, ему пришлось побывать в Риме на банкете, который император Октавиан давал в честь шестнадцатилетия своей воспитанницы. Елену, тогда еще совсем юную, одетую в тяжелые затканные золотом одежды и с усыпанной драгоценностями диадемой на голове, провозгласили принцессой Рима, и все военные присягали ей, целуя руку. Циклоп отлично помнил этот внимательный и изучающий взгляд светло-карих глаз: его было невозможно забыть или спутать ни с одним другим.
- Прикажи развязать мне руки и отпусти моих людей, - коротко потребовала Элен.
- Ты не у себя во дворце, чтобы отдавать приказы, - усмехнулся Циклоп. – и тебе лучше вести себя потише: тогда я обеспечу тебе более-менее сносное существование до того момента, когда тебя выкупят.
- Жадность до добра не доведет, - насмешливо заметила Елена.
- Ты знаешь, если бы ты не стоила таких денег, я бы тебя с удовольствием удушил собственными руками, - в тон ей ответил Циклоп: он редко повышал голос, и пиратская братия знала, что самые жестокие приказы он отдавал негромко и с долей насмешки. Рука Циклопа легла на шею Елены и слегка сжала ей горло:
- Ты еще за это поплатишься! – негромко произнесла она, едва удерживаясь от желания что есть силы пнуть его: ситуация была очень удобна - он стоял почти вплотную к ней, и Элен с удовольствием представляла траекторию его полета через весь зал.
- Но ты стоишь слишком дорого, – с сожалением произнес Циклоп, - даже на твои побрякушки можно отремонтировать целый корабль.
Он резко сорвал с шеи Элен кулон, висевший на золотой цепочке: девушка слегка поморщилась.
- Между прочим, у тебя не возникло вопроса, почему я приехала сюда? – спросила она, - Ты же понимаешь, я оказалась здесь отнюдь не случайно?
- У тебя есть что-то сказать? – собиравшийся уже уйти Циклоп обернулся к Елене.
- От имени императора и Римской империи тебе и твоей банде объявлена война: эскадра римских триер уже вышла из порта Остии и будет здесь на закате: тебе остается лишь выйти навстречу и принять бой.
- Так ты заявилась сюда, только чтобы сообщить об этом? – Циклоп еще не полностью осознал услышанное: принцесса Рима добровольно отправилась в лапы пиратов - это было что-то слишком необычное.
- Римляне не нападают исподтишка, а открыто объявляют войну своим врагам, – с гордостью произнесла Елена, - и, предупреждая твой дальнейший вопрос, объясню, почему здесь именно я, а не кто-то, «кого не жалко», как выразился один мой недавний знакомый. Объявить врагу войну – это священная обязанность тех, кто стоит во главе империи, и я считаю для меня это большой честью. Ты же можешь считать честью то, что удостоился стать врагом самой Римской империи – правда, за это тебе придется заплатить своей жизнью.
Затихшие пираты с удивлением смотрели на ту, что они посчитали глупой и взбалмошной аристократкой, которой захотелось пощекотать себе нервы, плавая вблизи Проклятого острова.
- Нам объявляют войну! – громко объявил Циклоп, - Что ж, для нас это не впервые - принимать бой с римлянами, но я предпочту предложить им обмен: они отведут свои корабли обратно, а затем император выплатит мне выкуп! Иначе, я последую совету нашего молодого друга: не забыли еще, моя принцесса, про корабельную рею?
- Подумай лучше о себе! – парировала Елена, - По римским законами за пиратство распинают на кресте, так что гибель в бою – самый почетный вариант в твоем случае.
Некоторые пираты смотрели на нее уже с определенной долей восхищения – девушке, кажется, было совершенно не знакомо чувство страха…
- Берк, отведи ее в подвал и запри в клетке, - коротко приказал Циклоп. – И не спускай с нее глаз! Отвечаешь головой!
Когда Берк и Элен покинули зал, Циклоп коротко отдал приказ срочно готовить боевые корабли, часть из которых должна была выйти в море, а оставшаяся часть оставалась бы прикрывать бухту.
Спускаясь по скользким каменным ступенькам в темное подземелье, Елена размышляла над обороной пиратского гнезда: еще подплывая к острову Проклятых, она прекрасно разглядела, что укрепления пиратов состояли из каменной крепости в глубине острова, где она теперь и находилась, и двух оборонительных башен, прикрывающих вход в бухту. Теперь она убедилась, что крепость, по сути, служила жилищем пиратов, и состояла не только из нескольких этажей, но и обширного подземелья, где, вероятно, хранилось много чего интересного – вряд ли оно состояло из одной клетки, в которой Циклоп отдал приказ запереть ее.
- Все равно вам не выстоят против римских триер! – заметила она Берку, который вел ее темным подземным коридором, освещаемым лишь факелом в его руках.
-- Что-то ты чересчур самоуверенная, – рассмеялся пират, - Если бы мы не могли противостоять римским триерам, то вряд ли бы мы укрепились на этом острове, грабили бы прибрежные села, и бросали бы вызов самому императору.
- Я видела ваши корабли – ваших сил все равно не хватит! – усмехнулась его собеседница: Берк не блистал особым умом и при правильном подходе должен был выдать всю нужную информацию. Благо, вся пиратская братия будет уверена, что она сидит в подземелье, и это заблуждение будет ей только на руку.
- О греческом огне слышала? – ухмыльнулся Берк.
Полумрак скрыл удивление на лице Елены: «И где только эти разбойники раздобыли греческий огонь?», но она ответила весьма равнодушным тоном:
- Пары бочек этого вещества все равно не хватит, уж будь уверен.
- А кто тебе сказал, что бочек всего пара? – Берк, не замечая того, проглотил подготовленную наживку, - Их более сотни, так что сожжем римские триеры до угольков!
Елена присвистнула: дела приобретали совсем другой оборот – действовать надо было быстро, решительно и аккуратно.
- Пришли! Сюда! – Берк толкнул одну из боковых дверей и осветил факелом просторное помещение, от которого веяло сыростью: часть его была отделена железной решеткой – видимо, это и было той самой клеткой. Открыв массивный замок на решетчатой дверце, он втолкнул Елену внутрь, и снова тщательно запер замок, спрятав ключ.
- Не похоже на дворцовые апартаменты, не правда ли? – рассмеялся он, видя, с какой брезгливостью принцесса Рима смотрела на свалявшуюся солому на полу.
- Хоть теперь можешь развязать мне руки? – холодно спросила Элен.
- Ладно, – согласился Берк, разрезав кинжалом веревки, - как раз сложишь себе постель из соломы. Здесь тебе шелков не будет!
Елена потерла слегка затекшие запястья и прошлась вдоль решетки – ее прутья были довольно крепкими. «Если подпиливать, будет слишком долго, - рассуждала она, - лучше заняться непосредственно замком». Берк, понимая, что ему тоже предстоит провести в подземелье не один час, карауля пленницу, со вздохом уселся на деревянный табурет – что может быть хуже этой дурацкой должности надсмотрщика! Он пират и его душа рвется в бой!
Прошло какое-то время: Елена невозмутимо прохаживалась вдоль решетки, присесть на грязную и влажную солому она брезговала. Берк достал жареную курицу и флягу с вином – обед никто не отменял.
- Поднимись наверх и принеси мне тоже что-то поесть, и, пожалуйста, на чистой посуде, - услышал он приказ пленницы. Она, кажется, все еще не понимала, что здесь она никакая не принцесса.
- Обойдешься! – грубо откликнулся он, даже не поворачиваясь в ее сторону, и не видя на ее лице ту усмешку, которая никогда и никому не обещала ничего хорошего.
Елена поправила выбившуюся прядь волос, но в тот же момент в ее руке блеснул кинжал. Благодаря выделанной золоченой рукоятке он казался обычным украшением высокой прически римской модницы, скрывая стальное лезвие среди пышных волос. В следующее мгновение последовал резкий и уверенный бросок - и кинжал по самую рукоятку вонзился в горло Берка. Убитый пират повалился с табурета: жареная курица выпала из его рук, а из открытой фляги, булькая, вытекало вино.
Елена тряхнула головой, отчего ее волосы каскадом рассыпались по спине, и вынула шпильки, напоминавшие в большей мере отмычки. Повозившись немного с замком, она благополучно открыла его, и, наконец, оказалась на свободе.
Первым делом Елена вытащила из горла Берка кинжал и, не обращая внимания на хлынувшую кровь, аккуратно вытерла его и прикрепила к поясу.
- Надо было все-таки сходить за обедом для меня, – пробормотала девушка, глядя на труп пирата, - Ладно, а теперь выясним, где хранится греческий огонь, подозреваю, что где-то недалеко.
Когда Елена, наконец, обнаружила хранилище бочек с черной маслянистой жидкостью, которая носила название греческого огня, ее дальнейший план созрел окончательно. Прекрасно помня уроки своего погибшего учителя Исидора, она знала, что первое – она не должна допустить того, чтобы греческий огонь был использовании пиратами. Иначе триеры будут действительно сожжены дотла, а второе – не плохо было бы их использовать против самих пиратов.
Елена усиленно старалась вспомнить, что бывает, если греческий огонь поджечь в закрытом помещении, но в голову приходило лишь его применение против вражеских кораблей, когда жидкость выливалась прямо на поверхность воды и поджигалась.
- Рискнем и поставим небольшой эксперимент, – наконец решила она, - что-то мне подсказывает, что у пиратской крепости большие шансы взлететь в воздух.
Элен методично открывала и опрокидывала бочки, в результате чего черная маслянистая жидкость залила почти все подземелье. Когда дело было сделано, она направилась к выходу из подземелья, не забыв поджечь греческий огонь факелом. Девушка была в превосходном настроении, уверенная, что все складывается необычайно просто и удачно, однако, на последних ступенях лестницы ее ждала неожиданность – навстречу ей шла группа вооруженных пиратов во главе с Циклопом. Несколько секунд пираты и Елена ошеломленно глядели друг на друга: они не могли поверить, что ей удалось выбраться из заточения, она – просто пораженная тем, что ее угораздило столкнуться с ними.
Первым опомнился Циклоп:
- Она как-то вырвалась от Берка! Схватить ее!
Один из пиратов бросился к ней. «А ведь они меня недооценивают,» - промелькнуло в голове у Элен, которая заметила, что пират даже не вынул меча из ножен. Как только он приблизился, она что есть силы оттолкнула его, отчего он не удержался на ногах и полетел вниз по лестнице – Элен бросилась бежать: поединок с вооруженными до зубов пиратами не представлялся разумным. Кроме того, они уже, кажется, поняли, что она - совсем не слабая и изнеженная аристократка и вполне может постоять за себя.
Елена бежала, не разбирая дороги, по незнакомым ей лестницам, коридорам, комнатам и залам крепости, даже не замечая, что натыкалась на мебель, сбивала и переворачивала ее. Пираты во главе с Циклопом гнались за ней, выкрикивая различные угрозы, на которые она не обращала ровным счетом никакого внимания. Подобная опасность, когда ее преследовала целая банда пиратов, была ей в новинку, и она чувствовала, как немыслимо быстро колотится ее сердце и как захватывает дух от этой бешеной погони. Она не испытывала ни капли страха, один лишь азарт и полную уверенность в своей победе, а также острое, яркое и необъяснимо приятное ощущение риска, что необычным образом щекотало нервы. В этот момент у нее неожиданно промелькнула идея, что размеренная и спокойная жизнь без опасности, риска и приключений ее уже никогда не сможет устроить.
Вбежав в просторный зал, Элен бросилась к окну, даже не задумываясь, на каком этаже крепости она находилась, но окно оказалось зарешеченным: «Ловушка!» - прошептала она, оборачиваясь лицом к своим преследователям, которые как раз ворвались в зал, снеся с петель дверь.
Циклоп был первым среди вбежавших пиратов, и это сыграло роковую роль в его судьбе – уверенный бросок Элен не знал промаха, и кинжал вонзился в его грудь. Пораженные внезапной гибелью своего предводителя пираты остановились, но затем вытащили мечи из ножен и бросились к Елене. «Выбить меч у самого хиленького и защищаться до последнего,» - промелькнуло у нее в голове, хотя она с трудом представляла, как сможет противостоять нескольким пиратам одновременно. Девушка перевела дыхание, приготовившись к схватке: в память пришли слова Ареса -«Внимательно следи за противником и вкладывай в удар всю силу» - это было единственное, что она сейчас знала. «Ничего, папа, все в порядке, я справлюсь» - прошептала она.

Но в этот момент пол, потолок, стены – все закачалось под ногами, и огромная бронзовая люстра рухнула с потолка. Нескольким пиратам удалось увернуться от нее, остальных придавило – однако это было лишь началом: куски каменных плит продолжали падать на головы, через весь зал пролегла огромная трещина, одна из стен провалилась. Элен поняла, что ее эксперимент с греческим огнем все-таки достиг своего результата: загоревшаяся или даже взорвавшаяся маслянистая жидкость сильно повредила фундамент крепости, которая теперь рушилась словно карточный домик. Нужно было спасаться! Вместе с оставшимися в живых пиратами она бросилась к дверям, так как зарешеченные окна не оставляли иного выхода, но удача, в которую она всегда верила, почему-то оставила ее – осколок каменной плиты ударил ее по голове, и она упала. Все вокруг погрузилось в темноту.

Когда Элен очнулась, она долгое время не могла понять, где она находится – вокруг было совершенно темно словно в могиле. Она ощущала, что лежала на каменной плите, а когда попыталась подняться, также уперлась в каменную плиту. «Да ведь я в каменном мешке!» - наконец дошло до Елены: она оказалась в одной из пустот, которые образовали каменные плиты разрушенной крепости. Пытаясь побороть возникшую панику, Елена лихорадочно перебирала, какие варианты спасения у нее в наличии: первая же попытка сдвинуть каменную плиту оказалась безуспешной – она лишь в кровь расцарапала ладони. Оставалось надеяться на то, что произошедший взрыв был не последним, и соответственно каменные плиты будут сдвигаться – и тогда, возможно, откроется лаз, через который можно будет выбраться наружу. «Там была хорошая сотня бочек, и они не могли взорваться одновременно, следующий взрыв обязательно произойдет, надо лишь немного подождать», - успокоила она себя, пытаясь поудобнее устроиться в ограниченном пространстве.

Сообщение отредактировал mariam - Воскресенье, 2010-12-05, 0:31 AM
Лилит Дата: Воскресенье, 2010-12-05, 3:25 AM | Сообщение # 69
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 1884
Статус: отсутствует
mariam, спасибо!


Жизнь надо прожить так, что бы больше не хотелось.
obscurant Дата: Воскресенье, 2010-12-05, 12:13 PM | Сообщение # 70
Зенайт:)
Я: Зенайт
Сообщений: 153
Статус: отсутствует

А обстановка то накаляется:) милые Олимпийские родственники "потрясают оружием". Дочка вляпывается в неприятности, Мама не в курсе. А папа решает глобальные проблемы :) Скоро прольется чья то кровь
Quote (mariam)
Если где-то Арес и мог проявить определенную "сентиментальность", так это в отношениях со своим ребенком - тут нет чувства конкуренции, только забота.

А я и не спорю просто это так забавно;)
*Вытираю слюнки платочком и жду следующие главы:)


Единственный способ, которым женщина может исправить мужчину, это довести его до такого состояния, когда он утратит какой бы то ни было интерес к жизни вообще.
senka Дата: Воскресенье, 2010-12-05, 9:25 PM | Сообщение # 71
Аресолюб
Я: шиппер
Сообщений: 1697
Статус: отсутствует
Неужели папашка ничего не почувствует? Должен бы... родная кровь все-таки.
Спасибо, mariam!



Imagine how awesome, together we'd be.
So feel what I'm feeling
Come melt into me.
mariam Дата: Вторник, 2011-02-08, 3:21 AM | Сообщение # 72
Зенайт со стажем
Я: Зенайт
Сообщений: 352
Статус: отсутствует
Дорогие мои читатели, возвращаюсь с небольшой продой! Жду ваших комментариев!

Глава 16

Пустив лошадей в бешеный галоп и поднимая облако пыли, Зена и Габриэль возвращались в Остию. Однако у городских ворот Королева воинов резко остановила Арго:
- Габи, - обернулась она к подруге, - здесь мы разделимся. Узнай в порту на счет свободных лодок, но только не упоминай, что мы направляемся на Проклятый остров.
- Постой, а куда же ты? – не поняла сказительница.
- Я тем временем заеду на постоялый двор и проведаю Элен.- улыбнулась Зена, - мы с тобой даже не предупредили ее, отправившись на помощь той деревеньке, и она, наверно, волнуется. Я скажу ей оставаться на постоялом дворе до нашего возвращения: надеюсь, несмотря на свой нелегкий характер, она нашла общий язык с Доротеей.
- Хорошо, - кивнула Габриэль, - тогда найдешь меня в порту. Думаю, к твоему приходу я уже найду какую-нибудь лодку.
Входя на постоялый двор, Зена сразу же увидела Эллис, которая чистила фрукты, сидя в тени под небольшим навесом.
- Ой, с возвращением! – воскликнула девушка, - Как все прошло? вы столкнулись с пиратами? Что там происходит?
- Нет, мы приехали слишком поздно, - покачала головой Зена, - они успели разграбить и сжечь несколько прибрежных деревень. Вчера мы с Габриэль как могли, постарались помочь раненым, но сегодня я уже займусь этими пиратами.
- Я сейчас обед приготовлю, - поднялась Эллис, откладывая в сторону фрукты, но Зена остановила ее:
- я заглянула только чтобы увидеть Елену. Позови ее, пожалуйста.
Эллис покачала головой:
- А Елены здесь нет. Как только я рассказала ей про пиратов, она сказала подготовить коня, быстро собралась и до сих пор еще не возвращалась.
- Куда она отправилась? Она что-то говорила? – взволнованно спросила Зена, не понимая, куда могла исчезнуть ее дочь.
- Да, она просила передать, что отправилась к Лизиклу.
- К Лизиклу? Кто это?
- Наместник Остии.
- Хорошо, - вздохнула Зена, - если она вернется, попроси ее никуда не исчезать и дождаться меня.
Эллис кивнула.
Направляясь в порт, где ее должна была ждать Габриэль, Зена размышляла, зачем Элен понадобилось ехать к этому Лизиклу. Возможно, она его знала, и просто решила повидать, а возможно… Зена предчувствовала, что Елена что-то задумала, так как ее энергичный характер, видно, не выдерживал долгого бездействия. Но, по крайней мере, она знала, где ее искать, и сейчас можно было сосредоточиться на пиратах.
Порт Остии напоминал муравейник, причем всюду можно было видеть не торговцев или моряков, а легионеров в полном боевом облачении, а у пристани стоял боевая триера.
- Тут что-то происходит… - пробормотала Зена, прокладывая себе путь сквозь толпу прямо к кораблю.
- Зена, я тут, иди сюда! - неожиданно услышала она знакомый голос. Подняв глаза, Королева воинов увидела подругу, которая уже стояла на палубе.
Как только Зена подошла к ней, Габриэль торопливо заговорила:
- Ты не представляешь, что тут происходит! Наместник Остии Лизикл выступает против пиратов, и этот корабль отправляется как раз на штурм Проклятого острова. Я успела выяснить, что главные силы уже отправились туда, так что мы в арьергарде.
- Мы? – не поняла Зена, которую в этот момент насторожило еще одно упоминание о Лизикле. Елена отправилась к Лизиклу, и наместник, которого раньше абсолютно не волновали нападения пиратов, неожиданно собирает войско… Второе было непосредственно связано с первым – сомневаться не приходилось…
- Да, мы! – улыбнулась Габриэль, - я сказала Лизиклу, что к его войску присоединится великая Королева воинов, так что мы сможем действительно обезопасить мирных жителей от нападений пиратов. Зена! Ты же стоишь целого легиона!
- Быстро покажи мне этого Лизикла: мне надо срочно поговорить с ним, - сухо сказала Зена.
Габриэль показалось, что пираты уже не особо интересовали ее подругу. «Может, что с Еленой произошло?» – задумалась сказительница, ведь она даже не успела расспросить подругу о том, как прошла встреча.
Доверив командование своим помощникам, Лизикл удобно расположился в капитанской каюте, где, развалившись на диване, с наслаждением пил вино, не торопясь разбавлять его водой.
- Это Зена - Королева воинов! - первой начала Габриэль, но подруга тут же перебила ее:
- Лизикл, где Елена?
- Королева воинов или не Королева воинов, я не знаю, - протянул Лизикл, рассматривая обеих подруг, - но если вы обе владеете оружием, то присоединяйтесь. Людей у меня не хватает, лучших легионеров забрал Эмилий для генеральной битвы, а мне ведь осталось штурмовать Проклятый остров – это вам никак не игрушки…
- Еще раз спрашиваю, где Елена, - в голосе Зены слышались стальные нотки: схватив Лизикла за шейный платок, она резко поставила его на ноги.
- Ааа! – взвизгнул наместник, которому показалось, что его шею сжала неумолимая веревка, а дыхание перехватило.
- Зена, ты же его придушишь! – вмешалась Габриэль, - Давай я с ним сама поговорю!
Отпустив Лизикла, который мешком упал на диван, Зена присела на табурет рядом с ним:
- Еще раз спрашиваю – где моя дочь Елена?
- Откуда я знаю, где твоя дочь? – прохрипел перепуганный наместник.
- Зена имеет в виду Елену, принцессу Рима, - объяснила Габриэль, которая поняла, что до подвыпившего Лизикла совершенно не доходил смысл вопроса.
- А, принцесса Рима… - блаженно улыбнулся он, - наша прекрасная Элен… Она у пиратов на Проклятом острове.
- Что?! – воскликнула Зена, - Как она там оказалась? Они ее похитили?
- Нет, она отправилась туда с миссией: объявить пиратам войну! В этом и есть наш план: центурион Эмилий дает морской бой главным силам пиратов, а мы в этот момент ударяем в тыл – атакуем их крепость на Проклятом острове. Разделяй и властвуй - старая римская мудрость никогда не подводит!
- Она отправилась сама в логово пиратов? – не могла поверить услышанному Габриэль.
Лизикл кивнул:
- Конечно, сама, а кто ж ее заставит? Когда принцесса предложила этот план, я сказал, что не дам своих людей пиратам – они же не признают законов и обычаев войны, запросто прикончат любого посланника, и тогда она отправилась туда сама.
- Не могу поверить… – качала головой Габриэль.
- Элен сошла с ума, – прошептала Зена в отчаянии, - мы должны срочно отправляться туда… Моя девочка! Ну, почему ты поехала туда?!
- Сейчас погрузимся и отправимся, - утвердительно кивнул Лизикл, наполняя очередной бокал.
- Хватит пьянствовать и отправляйся на палубу! Поторопи легионеров!– резко сказала Зена.
- Мне и тут хорошо, - фыркнул наместник.
- Принимай командование, Зена, - улыбнулась Габриэль.

Елена не могла определить, сколько времени прошло – секунды, минуты, часы… Но ей они казались вечностью! Ее каменная темница оставляла мало место для движения и не пропускала ни единого луча солнца – и лишь врожденный оптимизм, непоколебимая уверенность в том, что с ней просто не может ничего страшного случиться, сдерживали ее панику. «Ну, же! – прошептала она, - почему греческий огонь не взрывается? Он же должен! Сколько можно еще ждать?!» Чтобы как-то отвлечься от малоприятных мыслей по поводу того, как она будет выбираться отсюда, если оставшиеся бочки все-таки не взорвутся, Елена принялась раздумывать, какой наряд и украшения она наденет на сегодняшний банкет по поводу победы над пиратами. «Кажется, после взрыва у меня много ссадин, и синяки, наверно, придется надеть что-то закрытое – закутаюсь как персиянка». Вспомнив Персию и персов, Элен хихикнула. Как же Октавиан, вероятно, бесится из-за сорванных переговоров! Глупец! Рим не разводит дипломатию, а воюет! С каким же удовольствием она организует поход против персов, да она даже армию сама поведет, хотя и не делала этого раньше! Пусть этот обнаглевший принц варваров Ормузд не думает, что отделался одной оплеухой!
В этот момент каменные плиты разрушенной крепости пиратов содрогнулись от сильного толчка, за которым последовали еще несколько. «Сработало! Оставшиеся бочки взорвались!» едва не закричала Элен от радости. Одна из боковых плит рухнула, завалив пленницу мелким щебнем и песком, но одновременно в ее темницу ворвался поток свежего воздуха и ослепительный солнечный свет. Выбравшись из-под завала, торжествующая Элен бросилась к открывшемуся лазу, относительно узкому, но достаточному для того, чтобы выбраться наружу. «Крепость разрушена, главарь и его подручные – мертвы, а наши корабли готовы дать бой оставшемуся пиратскому отребью: победа как всегда за Римом» - радость и торжество просто переполняли Елену, когда она оказалась на свободе. Она стояла почти что на вершине огромной груды щебня и каменных плит, во что превратилась еще недавно неприступная крепость пиратов.
- Мне одно интересно: как ты собиралась самостоятельно оттуда выбираться? – до нее донесся слегка ироничный голос Ареса. Бог войны сидел невдалеке, и пристально смотрел на нее: кажется, у Элен не было никаких особых ранений, не считая синяков и ссадин. По крайней мере, она держалась на ногах и даже улыбалась…
- Я и выбралась самостоятельно, - самоуверенно усмехнулась Елена, - это взорвались оставшиеся бочки с греческим огнем, и плиты снова сдвинулись.
- Неужели? – рассмеялся Бог войны, - эту плиту, к твоему сведению, разрушили лишь несколько сильнейших огненных шаров!
Его однако совершенно не раздражала самоуверенность дочери – в ее манерах он узнавал себя.
- Ну…- протянула Елена, понимая, что ее быстрое освобождение из каменного мешка было отнюдь не делом ее рук, - греческий огонь все равно рано или поздно бы взорвался …
- И сдвинувшаяся плита могла запросто придавить тебя, - заметил Арес, - Что за привычка постоянно во что-то ввязываться и рисковать своей жизнью?
- А это придает жизни вкус и остроту! – ответила девушка, - Без этого она пресна и неинтересна. И я не собираюсь как обычные смертные избегать риска и опасности. Жизнь – игра, и я люблю играть с высокими ставками.
Арес мрачно усмехнулся:
- Я вижу, с тобой все в порядке, так что пойдем, - коротко сказал он, всего лишь несколькими шагами переместившись на уступ скалы, от которого шла тропинка на вершину скалистой горы.
Елена кивнула. Однако, утверждение Ареса, что с ней все в порядке, не совсем отвечало правде – у нее кружилась голова, и слегка подташнивало. «Это из-за того осколка, что упал мне на голову, - хмурилась Элен, - наверно, сотрясение мозга,.. вопрос с нарядами отменяется, вместо танцев и банкета придется отлеживаться и прикладывать к голове лед….» Пробираясь по каменным развалинам к этому же уступу скалы, она подвернула ногу, и упав, разбила колено. Однако, она старалась не подавать никакого виду: с самого детства она молча и стойко переносила любые ранения, никогда не жалуясь…
Какое-то время они молча поднимались по крутой тропинке.
- Сегодня я впервые убила человека, - неожиданно сказала Елена.
Арес пожал плечами:
- Надо же когда-то начинать…
- Сначала одного, потому что мне надо было выбраться из подземелья, потом второго – защищаясь, а потом, можно сказать, и всех этих, которые оказались под завалом...
Арес остановился, окинув ее взглядом и хмыкнув:
- Это Габриэль тебя научила переживать из-за каждого убийства и искать причины для их оправдания? Место этих пиратов в Тартаре - и всего-то!
Элен передернула плечами:
- Я не переживаю и тем более не ищу оправданий. Просто меня это ничуть не трогает, а ведь Габриэль прожужжала мне все уши про какую-то невинность крови. Это вроде того, что, впервые убив человека, ты никогда не станешь таким, как раньше, потеряешь свет в душе и что-то дальше в таком же роде. Правда, чушь?
- Давно хотелось придушить эту болтливую блондинку! - с раздражением воскликнул Арес, - Я ей не позволю забивать тебе голову всякой дурью, которой она набралась неизвестно где! А точнее, я прекрасно знаю, где! У этого сумасшедшего Элая!!!
- Да кто же ее слушает? – Элен равнодушно пожала плечам, - Кроме того, ее слова не соответствуют действительности: прикончив этого пирата, я не почувствовала ничего из того, что она говорила…
- Я могу сказать лишь одно, - усмехнулся Арес, - если носишь оружие, пользуйся им по назначению.
- Почему бы и нет… - задумчиво заметила девушка.

Елена стояла на вершине скалистой горы, откуда открывался вид на окружавшие остров бирюзовые воды моря. Лишь вдалеке, в едва заметной дымке можно было разглядеть италийский берег – там находился порт Остии. Однако девушка отнюдь не любовалась роскошной южной природой, от красоты которой захватывало дух, - ее внимание привлекли две группы кораблей, которые стремительно сближались:
- Эти же новые римские триеры! – узнала Элен свое любимое детище.
- А им навстречу идут пиратские корабли, - добавил Арес, - мы успели как раз к началу морского боя.
- Я ведь сама разработала эту битву! – воскликнула девушка, светло-карие глаза которой заблестели неподдельным восторгом, - Только бы Эмилий все провел по плану, а Лизикл вовремя ударил в тыл! Ведь достались же мне эти два бездаря!
- Превосходное место для наблюдения, - улыбнулся Арес, - Наслаждайся!
Морская битва началась: к радости Элен римские триеры пока что действовали четко по ее плану, однако битва все равно была тяжелой – пиратам не было куда отступать, и они воевали до последнего. Присев на прогретый солнцем камень, принцесса Рима комментировала каждый маневр, периодически то хваля, то ругая командующего римским флотом Эмилия Лавра. Однако для Ареса битва не казалась чем-то выдающимся – обычный морской бой, которых он повидал множество… Кораблей не так много, чтобы придать ему грандиозность, а результат уже известен. Он прекрасно видел, что победа будет за римлянами, в то время как Елена продолжала переживать, и, видя, что Эмилий отклонился от ее плана, снова называла его бездарем и глупцом.
- Элен, - позвал ее Арес, – как насчет небольшого обеда?
Обернувшись, девушка увидела уставленную всевозможными яствами скатерть.
- Обожаю пикники! – воскликнула она, тут же отвлекшись от морской битвы, - и как раз вовремя: ведь я после банкета так ничего и не ела, и сейчас голодная как волк. Что тут у нас будет вкусненького?
Глотая слюнки, Елена схватила аппетитную куриную ножку, но Арес неожиданно перехватил ее руку.
- Подожди минутку, сначала это, - она протянул ей миниатюрную серебряную вазочку на дне которой находилось какое-то незнакомое Елене слегка светящееся вещество темно-красного цвета с приятным запахом.
- Это варенье? - спросила она, назвав то, что оно ей напомнило в первую очередь.
- Съешь его, - Арес, очевидно, не собирался что-либо объяснять.
- Деликатесы с Олимпа? – рассмеялась Элен, - на вид и запах, кажется, вкусно.
«Варенья» было совсем немного, и Елена, мгновенно проглотив его, снова взялась за куриную ножку. Арес, который пристально глядел на нее, снова остановил ее.
- Оставь в покое курицу!
- В чем дело? – возмутилась девушка, подскакивая на ноги, - почему я, провались все в Тартар, не могу в конце-концов нормально поесть?!
- Ты все еще ощущаешь голод? И жажду? - Арес лукаво улыбался, – Прислушайся к своим ощущениям? Ты все еще так голодна, что готова наброситься на всю эту еду?
Елена смотрела на него сначала с недоумением, а потом с растерянностью:
- Кажется, нет… Я не чувствую больше голода… Совсем не чувствую… - она взяла в руки серебряную вазочку, удивленно разглядывая ее, - она такая маленькая, и этого странного варенья было совсем немного… Я ничего не понимаю…
Арес иронично хмыкнул:
- Ну, моя Еленочка, ты не догадываешься?
Принцесса Рима покачала головой:
- Какая-то необычайная еда, что способна насытить даже небольшим количеством?
- С первой попытки ты не угадала! – усмехнулся Арес, - Лазая по камням, ты в кровь расцарапала ладони, не так ли? Посмотри сейчас!
Поднеся к лицу ладони, Елена едва не вскрикнула от удивления – на коже не было ни единой ссадины. Кроме того, нога также перестала болеть, а голова более не кружилась.
- Ладно, не будем играть в загадки, это - амброзия! – сказал Арес.
- Амброзия?! – переспросила пораженная Елена.
Несколько минут они молчали. На задумчивом лице девушки нельзя было прочитать никаких эмоций, кроме удивления, она все еще никак не могла свыкнуться с этой новостью… Арес заговорил:
- За эти несколько дней, что я знаю о тебе, ты уже дважды едва не погибла на моих глазах… Я же не могу постоянно следить за тобой и вытаскивать из передряг: амброзия – это единственное, что позволит мне быть спокойным за твою жизнь. При твоем таланте находить себе опасные приключения, у меня не было другого выбора…
Елена внимательно посмотрела на серебряную вазочку, которую так и не выпускала из рук:
- Спасибо, папа, - сказала она тихо, - я вполне догадываюсь, чего стоило добыть эту амброзию, и в каком бешенстве будут боги Олимпа, когда они узнают об этом…
Арес пожал плечами:
- Элен, я не мог не позаботиться о тебе, а до Олимпа мне нет никакого дела.
- Правда? – Елена немного растерянно улыбнулась, - это так необычно… я привыкла сама заботиться о себе, жить своим умом…
- И искать себе всевозможные передряги, - продолжил Арес, - но теперь можешь развлекаться, как хочешь: амброзия – это бессмертие, вечная молодость и жизнь, свободная от земных страданий смертных.
Елена посмотрела вдаль, туда, где уже затихла морская битва.
- Единственное, чего я не понимаю, почему ты не сказал мне, что это амброзия? Зачем надо было делать из этого тайну?
- Чтобы ты не отказалась… - ответил Арес, - мне надо было исключить эту возможность…
- Разве кто-то может отказаться от такого?! – удивлению Елены не было предела.
- Может…
Девушка пожала плечами.
- Но, Элен, все это должно остаться в тайне! – Арес заговорил необычайно серьезно, - Поэтому постарайся, чтобы никто не догадался об этом. Ты и сама понимаешь, что Олимп не должен узнать об этом…
- Мама тоже не должна знать? – уточнила Элен.
- Ни в коем случае! – Арес живо представил себе реакцию Зены, - Об этом знаем только мы вдвоем и больше никто!
Элен кивнула.
- Ну, не вдвоем, а втроем! – раздался звонкий и слегка насмешливый голосок.
На месте золотисто- розовой вспышки появилась Богиня Любви, со своей неизменной лукавой улыбкой.
- Шпионишь?! – процедил недовольный Арес.
- Самому должно быть стыдно! – тут же надула губки Афродита, - Твоя сестра узнает новости в самую последнюю очередь! Весь Олимп говорит о Еленочке, и одна я не в курсе!
Арес ничего не ответил, Афродита же бросилась обнимать пораженную ее появлением Елену:
- Какая же она красавица! Настоящее солнышко! Я всегда говорила, что у тебя с Зеной будут просто замечательные детки! И молодцы, что назвали ее Еленой! Такая красавица, как она, в первую очередь достойна носить такое имя!
- Это Октавиан меня так назвал, - обрела дар речи Элен.
- Как же я рада, что у меня такая лапочка племянница! Звездочка! Солнышко! – все никак не унималась Афродита. Слегка щелкнув пальцами, она наполнила свои ладони лепестками роз, которыми принялась посыпать девушку. Удивление на лице Элен сменилось недоумением, а потом возмущением. Арес аккуратно оттащил неуемную Диту.
- Теперь к делу, - коротко сказал он, - то, что ты теперь знаешь, это – тайна. Ты это понимаешь?
- Это ты про амброзию? – хихикнула Дита, - Конечно, понимаю! Я умею хранить тайны! Разве нет?
- Если бы Олимп узнает об этом... – начал Арес.
- Да умею я хранить тайны! – возмутилась богиня, - А теперь дай мне маленько поболтать с племянницей!
- В другой раз, – постаралась вежливо улыбнуться Елена, смахивая с волос остатки лепестков.
- Приходи тогда завтра на вечеринку в моем римском храме! - сразу же предложила Дита, - Банкет с грандиозным размахом, танцы и музыка до утра, напитки на любой вкус, среди гостей – и боги, и смертные! Мои вечеринки открыты для всех! Приходи, не пожалеешь! А точнее приходите всей семьей!
- Ты с ума сошла, Дита! – одернул ее Арес, - Ты что считаешь бедлам в своем храме семейной вечеринкой! Никто никуда не пойдет!
- Почему? – Дита недоуменно посмотрела на брата, - Ты же сам на них постоянно бываешь, и никогда не жаловался?
Арес хмыкнул: храмовые вечеринки Афродиты постепенно выродились в обыкновенные римские оргии, что было не в последнюю очередь заслугой римских сенаторов и полководцев, их частых гостей, если не завсегдатаев… Олимпийские боги также появлялись там, и чаще всего для того, чтобы поразвлечься с храмовыми жрицами. Дита же наивно продолжала считать свои банкеты торжеством любви и полноты жизни.
- У нас туда сенаторы шастают, когда Октавиан банкета не дает, - заметила Элен, - потом пьяные в сенат приползают... Но раз там боги тоже крутятся, то я, наверно, схожу: хочу посмотреть на родственничков.
- Я всех позову, моя ласточка, - на лице Диты расцвела улыбка, - познакомим тебя со всем Олимпом! Как же они все тебе обрадуются!
- А теперь, Диточка, на пару слов тет-а-тет, – Арес, уже совершенно не церемонясь, оттащил сестру в сторону и, наклонившись к самому ее уху, процедил. – Если ты уже подбила Елену идти туда, не смей представлять ее кому-либо. Боги не должны знать, что она находится там, и смотри - не разболтай тайну. Отвечаешь за это передо мной!
- Да хватит считать меня какой-то дурой! – возмутилась Богиня любви, - Я уже прекрасно поняла, что это тайна. Я скажу, что Еленочка - моя подруга, и все будет хорошо.
- И еще, - Арес все еще не отпускал Диту, - проследи, чтобы Аполлон даже не приближался к ней! В этом случае не поздоровится ни ему, ни тебе, сестричка!
- Перестань так разговаривать со мной! – взвизгнула Дита, - Солдафон какой-то!
Она мгновенно исчезла в золотисто-розоватой вспышке, правда, через секунду появилась снова:
- До встречи, Еленочка, не забывай меня, навести завтра тетю!
Когда Богиня любви снова исчезла, Элен покачала головой и фыркнула:
- Она, конечно, миленькая, но с головой, очевидно, дружит не особо…
- Временами… - хмыкнул Арес.
Елена прошлась вдоль края скалы и взглянула вниз на тропинку, которая круто уходила вниз… Просто не верилось, что она как-то забралась сюда, на вершину горы.
- И как-то надо слезать отсюда, - заметила она
Арес улыбнулся:
- Не забывай, что ты можешь становиться невидимой и перемещаться на расстояние.
- Да? – глаза Елены радостно заблестели, - А как это делается?
- Ну… – Арес попытался описать привычное для него действие, - ты должна, скажем так, представить, куда ты хочешь перенестись, представить это место или этого человека, и… вобщем это получается само собой...
- Я попробую, - Елена напряженно сложила на груди руки и закрыла глаза, - Представить место и перенестись туда силой воли, так?
Некоторое время она стояла, замерев и безмолвно шевелила губами, видимо, решив, что так эффект будет быстрее. Неожиданно вспыхнула яркая вспышка света, и Элен исчезла в ней.
- Молодец, - одобрительно кивнул Арес, и минуту спустя также исчез в синеватой вспышке.

Сообщение отредактировал mariam - Вторник, 2011-02-08, 3:33 AM
senka Дата: Вторник, 2011-02-08, 1:54 PM | Сообщение # 73
Аресолюб
Я: шиппер
Сообщений: 1697
Статус: отсутствует
mariam, давно ждали!
Мне показалось, что уже не только Габ, но уже и Зена несколько ушла от своего типа :) А Дита сейчас все растрезвонит, надо полагать... Папашка молодец, хотя... может, он сделал ошибку. Поглядим. Я б на его месте не торопилась с амброзией Арес решил перестраховаться, боясь, что неугомонная дочечка уронит себе на голову не только каменные стены



Imagine how awesome, together we'd be.
So feel what I'm feeling
Come melt into me.
tushkanchik Дата: Среда, 2011-02-09, 0:02 AM | Сообщение # 74
Зенайт
Я: шиппер
Сообщений: 83
Статус: отсутствует
Ура! Наконец-то прода!

С нетерпением жду сцену, в которой Зена узнает правду. Аресу кирдык :))

obscurant Дата: Среда, 2011-02-09, 11:04 AM | Сообщение # 75
Зенайт:)
Я: Зенайт
Сообщений: 153
Статус: отсутствует
;))) Я себе представляю, что скажет, а вернее сделает Зена когда узнает, причем с обоеми. Дита и ее вечеринки... :) Хотела бы я взглянуть.
И куда же отправилась новоиспеченная богиня? Не на тиеры ли?:)


Единственный способ, которым женщина может исправить мужчину, это довести его до такого состояния, когда он утратит какой бы то ни было интерес к жизни вообще.
:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » Загадки судеб (если бы Ева была дочерью Ареса...)
Поиск:



Copyright MyCorp © 2006 Сайт управляется системой uCoz

Copyright © 2006-2019 www.xenawp.ru
Копирование и распространение материалов с форума возможно только с согласия автора и администрации форума, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.


Ðåéòèíã@Mail.ru ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ