Модератор форума: Sekmet  
:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » Хозяйка морей ((то, что давно обещала))))
Хозяйка морей
lia Дата: Пятница, 2009-01-23, 9:57 AM | Сообщение # 526
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: Зенайт
Сообщений: 405
Статус: отсутствует
Quote (winter)
БИтекстер

Quote (Lilit)
Это, типа, Зена не достанется никому?

не, скорее, будет треугольник ;)
и будут они жить втроем долго и счастливо, играть в карты, и гадать кому сегодня спать с Зеной...гыыыы lol


Я есмъ!
Хель Дата: Пятница, 2009-01-23, 3:10 PM | Сообщение # 527
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Quote (Lilit)
типа, Зена не достанется никому?

Quote (lia)
скорее, будет треугольник

Ых, никто не угадал 0:)


lia Дата: Пятница, 2009-01-23, 3:18 PM | Сообщение # 528
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: Зенайт
Сообщений: 405
Статус: отсутствует
Quote (winter)
Ых, никто не угадал

ну тогда, почему то мне кажется, что ты склонешь все в пользу АРЕСА...
нет? B)


Я есмъ!
Хель Дата: Пятница, 2009-01-23, 3:50 PM | Сообщение # 529
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
/загадочно молчит/

Maria Дата: Суббота, 2009-01-24, 7:41 AM | Сообщение # 530
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: соулмейт
Сообщений: 410
Статус: отсутствует
Quote (lia)
будут они жить втроем долго и счастливо, играть в карты, и гадать кому сегодня спать с Зеной...

Да уж, шведская семья )))
Quote (winter)
/загадочно молчит/

только не долго... 0:) плиииз!


You're my world, you're every breath I take
You're my world, you're every move I make... ©
Хель Дата: Понедельник, 2009-01-26, 11:55 PM | Сообщение # 531
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Ну, как обещала - в понедельник :)

Глава 6. Возрождение

- 1 –

Спустя 5 месяцев

- Скоро к столу, готовьтесь, десять раз повторять не буду! – оживленная и раскрасневшаяся от жара печи Габриэль поставила на стол чудесный румяный пирог, встряхнула полотенцем и положила его себе на сгиб руки, потом выпрямилась, чувствуя, как благодарна ей за это нехитрое движение затекшая спина.
Сказительница была уже на последнем месяце беременности, во всяком случае – по ее подсчетам. Она бы не сказала, что должна родить вот-вот, но… Но всякое могло случиться, так что по мере сил она старалась себя беречь. Однако сегодня был особенный день. И в этот особенный день Габриэль просто не могла стоять в стороне.
День рождения Зены, как и всех остальных, был всего лишь раз в году, и именно на этот самый раз у королевы воинов обычно находились неотложные дела, которые, увы и ах, не позволяли ей праздновать. Однако сегодня Габриэль даже не пришлось ее просить остаться: Зена сама поинтересовалась, будут ли они праздновать, и если да, то как.
Не успев надивиться таким переменам, Габриэль тут же решила, что они никуда не поедут, а будут отмечать дома. К тому же, вернувшиеся из пятимесячного медового месяца Геракл и Ева все равно никуда бы не пошли – настолько они устали путешествовать.
За подарками Габриэль послала Ареса, составив целый список того, что так или иначе упоминала Зена: новый хлыст, новые наручи, новый точильный камень, парочку заморских трактатов о тактике и стратегии и еще много всяких мелочей. Когда бог войны вернулся, обнаружилось, что от себя он добавил роскошный букет красных роз и диковинное угощение в виде какой-то трясущейся субстанции. Желе, как он это назвал. В любом случае, Габриэль пробовать его не желала, но надеялась, что Зене это придется по вкусу.
Геракл и Ева украсили сад, и Габриэль отправила их в город, докупить кое-каких приправ, потому что боялась, что на ее фирменный супчик чего-нибудь не хватит. Да и потом… Кое-что она хотела приготовить без чьего-либо участия.
За прошедшее время Зена ни разу не заговаривала о том, чтобы уйти на Олимп. Габриэль подспудно ждала этого разговора, готовилась к нему, мысленно приводила доводы «за» и «против», но королева воинов словно бы и забыла о предложении Афродиты. Она оживленно беседовала на все темы, кроме этой.
Сказительница дорезала салат, переложила его в салатницу, отряхнула руки и, прищурившись, вгляделась в окно.
Арес и Зена улыбались друг другу, тихонько переговариваясь о чем-то. О чем – слышно не было, да Габриэль и не стала бы подслушивать.
Она больше не ревновала ее к Аресу. Не так, как раньше. Ей нравилось знать, что любовь Зены для нее – совсем иная, нежели та, которая отдана Аресу, хоть королева воинов и отрицает всеми силами ее.
Но ей нравилось знать о том, что бог и не подозревает о своей везучести.
Они долго говорили с Зеной о том, что случилось между ними в ту ночь. Говорили, говорили, говорили, пока Зене не надоело, и она не заткнула рот Габриэль поцелуем.
Однако дальше поцелуя ничего не пошло.
Это было не для них, Зена сама признала это. Она любила Габриэль, боготворила ее, готова была ради нее на все, что только можно, но… Но не получалось. Что-то было не так. Что-то держало их на расстоянии. Что-то мешало им понять друг друга.
Быть может, не умри тогда Зена в Японии, все было бы по-другому. Не было бы Дахока, ребенка, Ареса, который живет с ними в одном доме. Не было бы легкого флёра отчуждения из-за воззвания к чуждым богам и возвращения обратно оттуда. Если бы Зена хотя бы решилась поговорить о том, где она была все это время, будучи мертвой…
Габриэль чувствовала, что Зена молчит не просто так. Но добиться ответов было просто нереально. Не мог этого даже Арес, с его божественным нюхом и ментальными способностями, что уж говорить о простой сказительнице из Потейдии.
Габриэль вздохнула и улыбнулась Зене, которая, заметив ее в окне, поспешно встала.
- Тебе помочь? – щеки ее раскраснелись, и бард кивнула, подумав, что Зена сама не понимает, чего лишается. Но иначе она не поступит. Только не тогда, когда Габриэль рядом.
На стол они накрыли быстро, даже быстрее, подгоняемые ленивыми шуточками Ареса, которые тот бросал, наблюдая за снующими из дома на улицу и обратно женщинами. Помогать он не собирался, наслаждаясь бездействием.
Дождавшись возвращения Геракла с Евой, они, счастливые и довольные, сели за стол, и почти мгновенно сад озарился розовым сиянием, из которого выбежала слегка недовольная Афродита.
- Я, конечно, просила тебя не говорить, что я буду, но ведь можно было и подождать! – богиня надула губы, обращаясь к виновато потупившейся Габриэль, но тут же просияла и кинулась к ее животу.
- Маленький, тетя Афи ждет - не дождется, когда ты появишься! – засюсюкала богиня, делая какие-то сложные пассы над сказительницей. Зена недовольно привстала из-за стола, но Афродита тут же обратилась к ней:
- Зена, я не собираюсь отнимать у тебя роль второй мамы, но тетушкой-то ты мне позволишь побыть? – она изогнула брови в лучшем стиле королевы воинов, и Зена невольно улыбнулась.
- Как у вас тут мрачно! – капризно протянула Дита и, взмахнув небрежно рукой, превратила и впрямь достаточно унылое пространство в веселый хоровод разноцветных огней.
- Так-с! – Арес потер руки и потянулся за бутылкой красного вина, которое так любила Зена. – Подставляй бокалы!
Общий смех поглотил его слова.
Шумное празднество текло своим чередом: Геракл рассказывал истории из их медового месяца, Ева дополняла его рассказ мелкими, но важными подробностями, Арес шутил направо и налево так, что смех все никак не мог замолкнуть, Афродита на полном серьезе доказывала Габриэль, что комнату ребенка надо будет обставить только розовыми вещами и никак иначе. На робкие возражения барда, что это может быть и мальчик, богиня безапелляционно возражала, что, мол, ничего, розовый цвет влияет благотворно на всех без исключений. Горго бродил под столом, объедаясь щедрыми подачками и тычась в ноги хозяевам. И все было хорошо, пока дело не дошло до салата из фруктов.
- Мне знаком этот вкус, - Арес сунул в рот еще одну ложку и принялся жевать. – Точно, точно, - он хотел добавить что-то еще, но умолк под грозным взглядом Афродиты, так и не поняв, а почему собственно сестра злится.
Зена пожала плечами, по примеру бога ковыряясь в салате.
- Не знаю, по мне так нормально, - она ласково посмотрела на Габриэль. – И очень вкусно.
Просветлевшая лицом сказительница благодарно кивнула, посмотрела на то, как уплетают салат Ева и Геракл и…
И схватилась вдруг за живот, бледнея в один момент.
Вскочившая Зена тут же оказалась возле нее.
- Что случилось?! – воительница беспокойно склонилась к подруге, хотела было коснуться ее, но Габриэль оттолкнула руку.
- Кажется, началось, - сквозь зубы выдохнула она, пытаясь встать. Безуспешно.
- Что началось?! – Арес перегнулся через стол, не понимая, что происходит. Дита снисходительно посмотрела на брата, хотя в глазах ее читалось явное беспокойство.
- Она рожает, глупенький. Скоро ты станешь папой, - поддразнила она бога.
Геракл улыбнулся, да и Габриэль, которую немного отпустила боль, не сумела сдержать улыбку при виде побледневшего бога войны.
Зена кинула короткий взгляд на Ареса и бросила Афродите:
- Перенеси ее в дом.
Богиня молча кивнула и окутала сказительницу своим сиянием.
Арес сглотнул, глядя им вслед, и вздрогнул, почувствовав, как Зена тронула его за плечо.
- Ты и Геракл – охраняйте дом, - велела она и обвела взглядом округу. Она не думала, что кто-то помешает им, но бдительность – вещь полезная.
Геракл кивнул воительнице вместо Ареса.
- Идите к Габриэль, - он подтолкнул Еву и Зену по направлению к дому и посмотрел на продолжающего неподвижно сидеть бога.
- Братец, - позвал он его. – Веселье начинается. Ты с нами?
Арес, сдвинув зубы, достал из воздуха меч.
И все-таки тот вкус ему был знаком.
Откуда?

- 2 –

Пещера у подножия Олимпа

Геката неотрывно смотрела на повелительниц Судеб. Смотрела и ждала их окончательного вердикта по поводу своей просьбы. Она знала, что они вправе отказать ей и никто не посмеет их обвинить в предвзятости, но все же… Все же она надеялась на положительный ответ.
Она хотела убить Дахока. Хотела этого настолько сильно и страстно, что сама удивлялась подобному своему желанию.
Черный бог мешал ей всем. Он забирал себе ее любимых животных-теней, уничтожал магов и колдунов, могущих хоть каким бы то ни стало образом помешать ему в чем-то. Он действовал исподтишка, его не было видно слишком давно, и все же весь Олимп (ну или почти весь) знал: черный бог что-то задумал. И Геката намеревалась помешать ему.
Она не могла убить его просто так: для богов существовали свои принципы, особенно в вопросе лишения жизни других богов из иных миров. И сегодня Судьбы позвали ее, чтобы дать окончательный ответ.
Старуха обернулась, и Геката невольно отступила назад: они пугали ее. Своим спокойствием, своей холодностью, своей вечной правотой. Они могли просто посмотреть – и даже боги не скрылись бы от этого взгляда.
Хотелось залечь на дно и не вспоминать о своей смелости, о своем вопросе. Но ответ у них уже готов. Не разозлятся ли они еще больше, если она откажется выслушать его?
- Ты не можешь убить Дахока, - непримиримо уронила Старуха, и Геката зло блеснула глазами, моментально забыв, что не хотела слышать ответ.
- Но ты можешь помочь убить его, - добавила Мать, и богиня ночных кошмаров живо обернулась к ней.
- Помочь? – переспросила она, и даже не отшатнулась, когда Дева коснулась ее плеча сухой и узкой ладонью.
- Убить его предназначено другому, - голос Девы был мягок, но за мягкостью этой, обманной, как утренний туман, чувствовались иные интонации. – Передать его право тебе – значит, переписать ваши судьбы.
- Ты хочешь этого? – насмешливо поинтересовалась Старуха, глядя на богиню.
Геката замотала головой.
Она была трусливой, как и все боги, и, как и все они, не желала в этом признаваться.
Переписать судьбу значило только одно.
И именно этого страшились все бессмертные без исключения.
- Твоя помощь будет заключаться в следующем… - Старуха правильно поняла настрой Гекаты и принялась нашептывать ей что-то на ухо, настолько тихо, что даже невесть как забравшийся сюда легкий ветерок не сумел ничего услышать.
Впрочем, богиня призраков осталась довольна, судя по ее ухмылке, что витала на лице, когда Геката растворялась в воздухе.
Судьбы переглянулись.
- Она не будет там нужна, - Мать посмотрела на Старуху более пристально. – Зачем это нам?
Старуха задумчиво провела указательным пальцем по острию своих ножниц.
- Не знаю, - сказала она после недолгих раздумий. – Мне вдруг стало скучно. От определенности.
Дева дрогнула, но тут же склонилась над нитями, не обменявшись ни единым взглядом с побледневшей Матерью.
Не было на свете ничего страшнее того момента, когда сама судьба признается в тоске.

- 3 –

Вечер того же дня

Зена нежно смотрела на спящую Габриэль, возле которой, около правой руки, лежал крохотный сверток, из которого доносилось едва слышное посапывание.
У них родилась девочка. Маленькая, смешная, нелепая, но уже бесконечно любимая девочка.
Воительница была безмерно благодарна Габриэль за такой подарок. Лучший из всех. Она не сумела воспитать Еву, не видела ее детства, но с этой малышкой у них все будет по-другому.
У них – это у них. Она еще не знала, станет ли Арес проявлять какой-то интерес к ребенку, как не знала и того, позволит ли ему это. Но одно Зена знала точно: она станет малышке второй матерью и сделает так, чтобы ни она, ни Габриэль никогда и ни в чем не нуждались.
Воительница услышала легкий вздох и устремила взгляд на проснувшуюся Габриэль.
- Эй, - тихо позвала она подругу. Бард посмотрела на нее.
- Который час? – голос ее был хриплым, из-за того, что она кричала: роды были болезненными, и Афродита, как ни старалась, никак не могла их облегчить. Даже индийские методики Евы не принесли пользы.
Зена погладила барда по обнаженной руке, лежащей поверх одеяла.
- Скоро полночь, - она все еще говорила тихо, боясь разбудить ребенка. – Как ты себя чувствуешь?
Габриэль облизнула сухие губы.
С ней все было в порядке, и все же она неуловимо чувствовала: пора действовать.
Сейчас.
- Я хочу подержать ее… - она сказала это настолько робко, что удивилась сама себе. Зена тут же подала ей малышку, как можно более осторожно кладя ее барду на грудь.
- Она похожа на тебя, - с улыбкой сказала воительница, следя за тем, как розовеет лицо Габриэль, как гладит она свою дочь по маленькой щечке, как смотрит на нее, изучая.
Габриэль не слышала Зену. Она смотрела на дочь, понимая, что уже любит ее больше всех на свете. Даже больше Зены, если такое вообще было возможно. Любит не так, как любила Надежду, сильнее: она выстрадала ее. Надежда была дана ей за один день, и все те ее чувства по отношению к дочери Дахока… Только сейчас Габриэль действительно понимала, насколько они были нереальны. Но тогда она готова была любить весь мир. И верить в его непогрешимость.
Зене очень хотелось обнять Габриэль. Обнять просто так, обнять их вместе с девочкой, ощутить себя причастной к этому празднику. Безумно сильно сжало сердце от невозможности попросить себе такого счастья.
Дверь тихонько стукнула, но в комнату никто не вошел. Однако воительница, обладающая сверхъестественным чутьем, вздохнула.
- Заходи, Арес, - устало проговорила она, так и не осуществив свое желание.
Бог войны, втиснувшийся в комнату, выглядел встрепанным. Сильно сжатые губы и бегающие глаза выдавали его нервозность.
Габриэль слабо улыбнулась.
- Эй, большой парень, - негромко позвала она мужчину. – Ты ведь правда хотел дочку?
Арес вздрогнул, и взгляд его запавших карих глаз обратился к постели, на которой лежала сказительница.
- Конечно, - это было все, что он сумел выдавить из себя, хотя улыбка на его губах уже была достаточно бодрой.
- Хочешь подержать ее, Арес? – мягкий голос Зены выел бога из ступора окончательно, но он все-таки помотал головой.
- Она… слишком маленькая, - рот его по-прежнему кривился в улыбке. Когда-то он совершенно без страха держал на руках маленького Эвандера, но тут… Тут отчего-то все было иначе. Смущало присутствие Зены. Сильно смущало. Быть может, он бы и решился прикоснуться к девочке, но не при ней.
Королеве воинов было грустно. Теперь у этих двоих было что-то, что исключало ее присутствие. И этим чем-то была не просто ночь близости или слова любви. Это было… доказательство чего-то. Доказательство того, что боги и смертные едины.
- Ты пошел по стопам папочки, - радостная Афродита, вынырнув из облака блесток, просыпала на пол целый дождь из розовых лепестков, а в придачу усадила у кровати Габриэль огромного плюшевого мишку. Зена скептически приподняла брови.
- Я удивлена, - пробормотала она. – Он не розовый.
Дита надула губы и скрестила руки на груди, сердито притопывая ножкой.
Арес не смотрел на них. Он все еще не мог оторвать взгляда от маленькой ручки, что высунулась вдруг из-под одеяла, и от крошечных пальчиков, сжимающихся и разжимающихся в такт биению его собственного сердца.
Это была его дочь, так или иначе.
Бог не заметил, как Зена и Афродита оставили их с Габриэль вдвоем, тихо и незаметно прикрыв за собой дверь.
Он пришел сюда только для того, чтобы сказать Зене, что Геракл отправился спать, что они вхолостую провели вечер, вышагивая под окнами в отчаянном поиске хоть какой-нибудь завалявшейся нечисти. А вместо этого он стоял теперь здесь, как идиот, пялясь на ребенка и не двигаясь с места.
- Арес, - Габриэль позвала его, и он, запрятав подальше все свои нежданные страхи, двинулся к ней, неловко и медленно. Однако он шел, и с каждым шагом в нем крепла решимость взять на себя воспитание девочки. Он помнил свой промах с Ливией, но с этой все будет иначе. Это ЕГО дочь!
- Арес, ты так боишься ее? Это ведь маленькая девочка, она тебя не съест, - сказительница улыбалась, и Арес был вынужден улыбнуться ей в ответ. Да он не так уж и не хотел этого делать.
- Я скажу тебе кое-что, Арес, - Габриэль внезапно посмотрела на него серьезно, и он проглотил все те язвительные слова, которые мог бы сказать.
- Разве ты мало говоришь? – это было произнесено добродушно, и Арес присел на краешек кровати барда, стараясь не смотреть в сторону младенца, потому что при каждом взгляде на беспомощное маленькое существо у него что-то екало в груди.
Габриэль улыбнулась ему. Сейчас он был ей нужен. Так, как никогда прежде.
Потому что только ему она могла сказать то, что Зене не следовало знать.

______________________________
Продолжение, оно же окончание - ближе к утру)) надеюсь, вы уже проснетесь :D


Хель Дата: Вторник, 2009-01-27, 2:13 AM | Сообщение # 532
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Вот теперь - все :) Я заранее прошу прощения у тех, кого не устроит концовка или эпилог, но это то, как я вижу окончание этой истории. Продолжения у нее не будет, поэтому каждый для себя решит сам, что именно он увидел в слове "конец". Надеюсь, не только пошлый смысл :D

Глава 7. Уходя – возвращайся…

- 1 –

Несколько недель спустя, храм Афродиты

Габриэль хотела назвать ребенка Лила, в честь свой сестры, но Зена каким-то образом умудрилась уговорила ее этого не делать. В результате длительных препираний девочке было выбрано имя Селена – как богиня Луны, чей культ сейчас находился на самом подъеме. Афродита решила, что таким образом они заполучат ее милость и все такое прочее, однако сам Арес в этом сомневался. Но спорить не стал, а смиренно согласился присутствовать на церемонии наречения, которая как раз должна была состояться сегодня, поздно вечером. Храма Селены поблизости не обнаружилось, а переносить дочь Арес категорически запретил, боясь, как бы с ней чего не случилось. Конечно, она по идее – полубогиня, но неизвестно, передались ли ей силы отца, ведь зачата она была в момент его почти полнейшего бессилия.
Женщины с интересом наблюдали за переменами, творящимися в Аресе: бог войны, которого раньше никто бы не заподозрил в возможности испытывать нежностью к чему-то крохотному, с удовольствием возился с крошкой, катал ее на правом колене и что-то напевал, когда ему разрешали укладывать ее спать. Правда вот самолично выструганный им кинжал Зена запретила показывать ребенку, а, увидев, как у нее заходили желваки при этом разговоре, Арес и попросту выкинул воинственную игрушку, коря себя за то, что никоим образом не соотнес этот кинжал с тем, которым когда-то играла Ева.
В целом отношения их устаканились, чему бог был только рад. Он видел, что Зене нравится, как он относится к девочке, и старался изо всех сил не разочаровать ее. Впрочем, разочаровывать было не в чем: ему нравилась новая ноль. Сначала он думал, что новая игрушка быстро прискучит, но такого не произошло: с каждым днем он все больше привязывался к этой крохе, чьи волосы потихоньку темнели, а глаза оставались такими же зелеными, как у ее матери. И. похоже было, что его дитя платит ему взаимностью.
- Пришли, - коротко сказала Зена, вырывая Ареса из плена мыслей. Бог войны недовольно осмотрел обветшалый храм сестры, но говорить ничего не стал: ребенку нужно было дать имя, и не в его же храме это делать, честное слово!
Габриэль устало присела на небольшую каменную плиту, отвалившуюся от потолка. Дита заверила их, что храм больше не обваливается, но все выглядело несколько иначе. Впрочем, в том, что Арес сумеет вовремя унести отсюда девочку, сомнений не было.
Бог стал хорошим отцом. Он мог не быть хорошим другом, хорошим мужем, хорошим братом, но вот в плохом отцовстве Габриэль его никогда бы не заподозрила. И ей было радостно видеть это.
Особенно теперь.
- Ты нормально себя чувствуешь? – Зена склонилась над Габриэль, и в глазах ее, синих и заботливых, читалась нежность.
Габриэль несильно сжала ее руку, словно благодаря.
- Да, - она улыбнулась подруге, так мягко, как только могла. – Я очень люблю тебя.
Это вырывалось неожиданно, во всяком случае, именно так показалось Зене, и она бережно обняла подругу.
- Я тоже люблю тебя, - волной нахлынула нежность, и не хотелось отпускать ее. Словно кто-то мог увести ее отсюда навсегда, и Зена больше никогда бы ее не увидела.
Странно ощущение не пожелало оставлять ее и тогда, когда Афродита подошла к ним, покашливая, предлагая начать церемонию.
Алтарь сохранился в целости. Они встали по четыре стороны от него – Геракл и Ева не пошли сюда, сказав, что там им не будет места – и богиня любви нараспев начала читать какое-то заклинание на древнем языке.
Габриэль подумалось, что Дита очень напоминает жрицу. Свою собственную. Только вот одежды у тех всегда были хоть чуточку, но поскромнее.
Арес переминался с ноги на ногу. Ему не нравилось происходящее. Не нравилось настолько, что он никак не мог отделаться от мысли, что что-то будет. Плохое или хорошее, он не мог понять, да он и не был провидцем, чтобы знать это.
Однако… Однако его рефлексов хватило на то, чтобы стремительно броситься вперед и утащить крошку Селену с алтаря как раз в тот самый момент, как на него рухнула сверху отколовшаяся от потолка очередная плита.
Когда крик Афродиты перестал витать в ушах, бог войны требовательно пропычал, гневно глядя на сестру:
- Ты говорила, что больше здесь ничего не обрушится!
- Так и должно было быть! – плаксиво оправдывалась Дита, и было видно, что она и впрямь верила своим словам. Габриэль прижимала к груди отобранную у Ареса дочь и смотрела на Зену, которая, в свою очередь, настороженно оглядывалась.
- Унеси их отсюда! – коротко приказала она Афродите, и та, даже не став спорить, покорно приняла Селену из рук Габриэль и исчезла вместе с ней в облако розовой пыли.
Королева воинов обернулась, увидела неподвижную Габ и напряженно поинтересовалась у той, почему же она не ушла вместе с дочерью.
- Я буду полезнее здесь, - тихо, но решительно заявила Габриэль. Зена поджала губы, однако спорить не стала. Вместо этого она вытащила свой меч и снова прислушалась.
Что-то двигалось в пустоте храма. Что-то, что она никак не могла увидеть, но что она отчетливо слышала.
Слышал это и Арес, который передвинулся вдруг, попутно доставая оружие, и встал так, что Габриэль оказалась в середине, между ним и воительницей.
Было тихо. Так тихо, что они слышали, как бьются сердца друг друга. И в этой тишине особенно громко прозвучал шипящий голос:
- Всссссе в сборе! Даже мать моих нерожденных детей здессссь, как это мило…
Габриэль с содроганием смотрела в сторону восточной стены, откуда, клубясь темнотой, выползала огромная змея с человеческим лицом, у которой по мере передвижения росли ноги и руки, так похожие на человеческие.
Зена крепче сжала меч.
Вот и настал тот час, которого она ждала. Дахок вернулся, чтобы быть убитым, сомнений не было.
Королева воинов метнула беглый взгляд на бога войны и поразилась его внезапной бледности. Он смотрел на черного бога так, словно бы очень хотел, но не мог отвести глаз. И Зена заметила, что он придвинулся ближе к Габриэль, по-прежнему закрывая ее собой.
Не было времени для размышлений, совсем не было, ибо по мановению выросших рук Дахока откуда-то из углов на них налетели прозрачные тени, явно не с мирными намерениями. Махнув пару раз мечом, Зена отчетливо поняла: разрубить их не удастся. Как и вообще зацепить.
Мерзкий смех черного бога, все еще придающего себе более приемлемый глазу облик, заставил Габриэль содрогнуться и попятиться назад, выходя из спасительного круга, образованного телами Зены и Ареса. Последние не заметили этого, продолжая сражаться с крутящимися тенями, отбиваясь от них.
- Ты боишшшься меня? – Габриэль резко обернулась на голос и, запнувшись, упала на одно колено, лицом к лицу с очутившимся за ее спиной Дахоком. Это его лицо, словно вымазанное в смоле, блестящее, черное, с налитыми кровью глазами и безгубым ртом, смотрело на нее, и ей внезапно стало очень страшно.
- Ты не убьешь меня, - она лишь надеялась, что голос ее не дрожит. – Не убьешь, потому что тогда ты умрешь сам!
Что-то в горле Дахока заклокотало, и Габриэль с содроганием поняла, что бог смеется.
- Мне не нужна твоя смерть! – он уже не говорил, он шипел. – Мне всего лишь нужны твои дети! Которые будут моими!
Сказительница никогда не понимала, за что была удостоена чести стать инкубатором. Не понимала и не хотела понимать. Она хотела одного – чтобы все это закончилось.
- Прости меня…
Она не знала, к кому обращается: к Зене ли, сражающейся за ее спиной с бесплотными тенями, к Аресу, который вынужден был хранить ее тайну, к своей неназванной дочери… Все одно. Она просила прощения у них всех. За то, что все было именно так, и не иначе. За то, что она подводила их. За то, что она не любила их так, как они того заслуживали. За то, что оставляла их одних.
Воздух вокруг Дахока заискрился молниями, и обернувшаяся Зена увидела, как черный бог склоняется над ее Габриэль, протягивая к ней свои грязные руки, в которых сверкают ослепляющие шары.
- Нет!! – она метнулась вперед, но сильные руки бога в то же мгновение обхватили ее, заставляя остановиться.
- Что ты делаешь, Арес?! – Зена лягнула его ногой, попыталась вырываться, но ее как будто лишили сил. И только теперь она поняла, что бог всегда сдерживался, играя с ней в войну на мечах. Она била его только потому, что он ей позволял.
Ей было не вырваться. А там, впереди, в нескольких шагах от них, лежала на земле ее любимая женщина, и никто, НИКТО не мог прийти ей на помощь!
Не мог или не хотел.
Она ненавидела Ареса в этот момент и знала, что убьет его, как только представится возможность.
Молнии уже дотягивались своим щупальцами до Габриэль, и воительница с безумием в глазах видела, как бард дергается от их прикосновений.
Это было невыносимо.
- Нет, нет, нет, НЕЕЕЕЕЕТ!!! – Зена с рычанием рвалась вперед, и Аресу стоило больших сил удерживать ее. Вены на его лбу вздулись, и он, почти теряя сознание от собственных усилий, все-таки сумел оттащить воительницу в сторону, под каменный навес, куда молнии, исходящие от Дахока, не долетали.
Он знал, что только он сам виноват в том, что сейчас происходило. Несмотря ни на что, он по-прежнему хотел быть с Зеной только вдвоем. И Судьбы… Они ведь сказали ему «Все будет так, как ты захочешь!» Значит, он захотел, чтобы Габриэль оставила их. Как мог он забыть, что желания их, особенно невысказанные, если и сбываются, то самым извращенным образом?!
И вот теперь…
И в этот момент откуда-то сбоку вдруг вынырнул сгусток черноты, вонзившийся чуждому богу прямо между лопаток.
- Нет-нет-нет-нет!!! – слезы текли по искаженному болью лицу королевы воинов, и у Ареса разрывалось сердце. Ему было жаль сказительницу, которую, несомненно, теперь уже спасти было нельзя, но еще больше ему было жаль Зену, потому что он видел, ЧТО она чувствует. Он и сам трясся, как в лихорадке, впитывая каждой порой кожи то, что происходило в нескольких шагах от них.
Дикий вой потряс дом, и Арес от неожиданности отпустил Зену.
Дахок пошатнулся, явно не ожидая атаки со спины, и в ту же секунду королева воинов налетела на него, не обращая внимания на облепившие ее со всех сторон тени.
- Зена, нет! – Арес рванулся за ней, но был остановлен одной из молний, которые разлетелись вдруг от Дахока во все стороны, а сам черный бог упал не одно колено, явно не в состоянии подняться.
И Зена убила его. Сумела прорваться сквозь защитный слой теней, сумела поднять меч, сумела вонзить ему его в череп, в самое основание, перерубая позвоночник.
Еще один вопль, заставивший стены храма содрогнуться, но, выстроенные умелыми руками, они устояли.
Арес съежился, борясь с желанием закрыть уши руками, и посмотрел на стоящую перед ним Гекату: это она практически обездвижила Дахока, дав Зене убить его.
Дав Зене убить Габриэль.
Но королева воинов еще не знала об этом.
С отвращением выдернув меч из чавкнувшего затылка мертвого Дахока, и отмахнувшись от последней из теней, растворяющейся в полумраке, Зена метнулась к неподвижной подруге.
- Габриэль! – она рухнула на колени перед ней, и Арес, тяжело поднявшийся на ноги, увидел, как воительница перевернула Габриэль, держа ее на своих коленях.
- Габриэль… - из затылка барда текла кровь, и Зена не была бы Зеной, если бы она не сумела понять, откуда эта кровь взялась.
Аресу все еще было больно, и он, чтобы заглушить эту боль, обратился к богине призраков:
- Что ты забыла здесь? – грубо спросил он.
Геката пожала плечами.
- Не люблю видеть смерть, не сотворенную своими руками, - она поджала губы, оглядывая Зену, и добавила: - А этот ваш Дахок… он мог еще немало учудить.
С этими словами она коротко улыбнулась Аресу и исчезла в сгустившейся вокруг темноте, пронизываемой редкими молниями.
Бог войны так и не понял, зачем она приходила.
Он так и не понял, почему Дахока было так легко убить.
Он не знал, вернется ли Харон к своему обычному состоянию и как скоро.
И он так и не понял, как очутился рядом с Зеной, продолжающей укачивать на руках мертвую Габриэль.

- 2 –

Немногим позже, храм Афродиты

Она не плакала.
Она просто смотрела на нее, и от вида их фигур, застывших в последнем объятии, Аресу делалось плохо.
Они находились в этом храме уже несколько часов. Афродита попыталась появиться здесь, но Арес не дал ей этого сделать, однако он был уверен, что она все поняла.
Он чувствовал, как рыдает богиня любви там, на Олимпе.
Рядом с его дочерью.
- Зена, - Арес осторожно коснулся плеча воительницы и тут же отдернул руку.
Она даже не обернулась к нему. Просто бережно опустила голову Габриэль на каменный пол и поднялась на ноги, продолжая смотреть на барда.
- Она бы все равно умерла, Зена, - Аресу было бесконечно тяжело это говорить, но он должен был. Должен, хотя бы потому, что его просила об этом Габриэль. Они так и не стали друзьями, но она была матерью его ребенка, и он чувствовал к ней своеобразную нежность, как к чему-то бесконечно дорогому, что ему следовало бы охранять.
Зена медленно повернулась к нему, и бог чуть было не попятился, увидев в ее глазах бескрайнее бешенство.
- О чем ты говоришь? – свистящим шепотом проговорила она. Вся ее застывшая фигура выражала собой ожидание.
Арес сглотнул.
- Зена… у них была иная связь… - он спотыкался на каждом слове. – И Габриэль все равно бы умерла, если бы ты убила его. Она призвала его в наш мир, но заклинание привязки работало только в одном направлении… Она очень хотела, чтобы ты была счастлива, Зена, - он поднял на воительницу грустные глаза.
И поразился той щемящей сердце и душу тоске, что прочитал во взгляде Зены.
По лицу воительницы потекли слезы, и она уже даже не пыталась скрывать их от Ареса.
- Почему? – голос ее был хриплым и срывающимся. – Почему, Арес? Почему она сказала это тебе?
Бог покачал головой.
- Потому что тогда ты не убила бы его, позволив миру погрузиться во тьму.
Зена плакала. Она стояла напротив него и плакала, не в силах завыть и выплеснуть злость и боль.
Она просто плакала, потому что Габриэль была единственным человеком, по которому она могла бы плакать так, как она делала это сейчас.
Арес потянулся было к ней, чтобы обнять, но застыл на полпути, когда услышал:
- Ты тоже промолчал… - это была горькая констатация факта, никак не отдающая обвинением. И все же богу стало не по себе.
Он закусил губу. Закусил до боли, до вкуса крови.
- Она просила меня, Зена, - тихо отозвался он, и, казалось, в тот же момент все стены, что стояли между ним и Зеной, рухнули.
Первый раз в жизни он в чем-то отдал предпочтение Габриэль.
Первый раз он сделал так, как она попросила.
Первый раз он не испытывал духа соперничества и поверхностной злобы к болтливой блондинке.
Она просила его, как человека.
И это стоило многого.
Зена улыбнулась ему сквозь слезы.
Она любила Габриэль, не понимая, как кто-то может не любить ее так, как она. И Арес, одним своим поступком, перечеркнул все то плохое, что она когда-либо думала о нем.
Он полюбил ее Габриэль. Не так, как Зена, иначе, своей неумелой божественной любовью, не смея отдать ей любовь человеческую, потому что она принадлежала его королеве воинов.
Навсегда.

- Из воспоминаний Ареса –

… Я смотрел на нее, как на умалишенную, как на больную, как на… женщину, которая хотела покоя.
- Ты спятила!! – заорал я, едва удерживаясь от того, чтобы броситься вперед и схватить барда за плечи, тряся ее, как провинившегося щенка. – Ты спятила, блондиночка!! Ты говоришь мне, что должна умереть, и что Зена не должна об этом знать?!
Я пылал гневом. Как смела она просить меня о том, чтобы я хранил такую тайну?! Да только промолчи я о чем-то подобном – и Зена разорвет меня на мелкие клочки, растопчет их и развеет пыль по ветру!! Смерть ее любимой подружки – а я знал!! И не сказал ей! Я снова буду виноват во всем, в чем только можно!
Габриэль одним движением руки остановила мое клокотание.
- Арес, - очень серьезно сказала она. – Я соврала Дахоку. Я сказала ему, что он умрет, если умру я.
Мое сердце вдруг бешено заколотилось в предчувствии.
- Я не хочу ничего знать! – хрипло сказал я, но было поздно.
- Я соврала ему, - повторила Габриэль, не видя моего измученного лица. – Это я умру, если умрет он.
Я молчал. Мне стало плохо, но я молчал. В висках пульсировала кровь, но я стоял, как истукан, не в силах говорить.
Я знал. Я так и знал. Ну почему всегда все так?! Почему??
- Зачем ты сказала это мне? – как можно более спокойно поинтересовался я. – Скажи это Зене. Она должна знать.
Габриэль усмехнулась, и на мгновение мне показалось, что ей снова 18 лет. Как тогда, когда я увидел ее впервые.
- И ты думаешь, она убьет Дахока после этого? – голос ее звучал саркастично, хотя больше всего на свете я хотел бы, чтобы она сейчас боялась. Чтобы она боялась и просила у меня защиты.
- Должен быть способ разорвать вашу связь, - упрямо сказал я, не испытывая ни малейшего желания узнавать подробности того, каким именно образом сказительница умудрилась повязать таким манером себя и черного бога.
- Мы оба любим ее, Арес, - тихо сказала она, и я опустил глаза.
- Оба, - требовательно повторила Габриэль. – А это значит… что один из нас всегда будет рядом с ней. В любой из жизней.
Мне показалось, что голос ее дрогнул, но, когда я посмотрел на нее, она улыбалась. Улыбалась мне.
- Ты предложил мне дружбу, Арес, - она протянула руку, и я осторожно взял ее, боясь сжимать. – Я верю, что ты станешь заботиться о ней.
Сначала я думал, что она говорит о нашей дочери. Потом понял, что ошибся.
Мы говорили о Зене. Мы всегда говорили только о ней. Все наши улыбки, ссоры, подначки – все это было о королеве воинов.
Хочет она того или нет, но она с нами навсегда. А мы – навсегда с ней.
До скончания времен.
- Я сделаю это и снова буду плохим богом войны, который предал Зену? – зло поинтересовался я. Точнее, попытался сделать это зло, но, кажется, мне не слишком это удалось.
Габриэль помолчала, опустив голову. Я ждал, не говоря ни слова.
- Ты прав, - сказала она, наконец. – Я не имею ни малейшего права просить тебя о таком одолжении. Ты должен все рассказать Зене, - она вдруг посмотрела на меня, пристально и пронзительно, и я замотал головой, сам того не понимая, почему.
- Я не стану ничего рассказывать, - хрипло выговорил я, не веря своим словам. - Ты скажешь ей сама. Когда будешь готова.
И пусть Зена винит меня, в чем хочет. Я не могу подвести… ее.
Я развернулся, с тем, чтобы уйти, обдумать все то, что только что услышал, но голос Габриэль, тихий и напряженный, настиг меня на пороге:
- Ты думаешь, я когда-нибудь буду готова?
Мои плечи напряглись, я застыл, мне мучительно хотелось заорать, выплескивая боль, свою, чужую, сегодняшнюю, завтрашнюю, прошлую! Я стоял в проеме двери, не имея сил обернуться или сделать шаг вперед.
Я все-таки ушел. Ушел, чтобы промолчать. Чтобы смотреть на веселую Габриэль, играющую с нашей дочерью, и знать: когда-нибудь она умрет. Когда-нибудь обязательно. Потому что Зена не знает ни о чем.
Я ей не сказал.

- Конец воспоминаний –

Арес вздохнул.
- Габриэль дала тебе яблоко.
Афродита недавно рассказала ему про свое предложение и про то, как отреагировала Зена. Ему было немного грустно от того, что она так и не согласилась, но ведь и не отказалась. Она просто думала. Так он решил для себя.
Зене даже не нужно было спрашивать, какое. Она вспомнила тот салат, на своем дне рождения, и то, что Аресу показался знакомым его вкус.
- Я никогда не хотела быть бессмертной, - тоскливо сказала она. – Без нее…
Сердце Ареса дрогнуло и продолжило биться.
Она не хотела.
Без нее.
Но ведь с ним.
- Она тоже этого не хотела, но она любила тебя и хотела тебе счастья, - он стиснул кулаки. – Это яблоко всего лишь дало тебе возможность не стареть. До самой смерти.
Самое интересное, что это было правдой: яблоки Одина не давали смертным вечности. Они возвращали ее богам, если те теряли свою привилегию. А вот людям доставалась лишь молодость.
Возможно, Зене досталось чуть больше.
Забавно прозвучало.
Воительница качнула головой.
- Она дала его и Еве… - ей стало холодно вдруг. – И Гераклу.
- Братец, конечно, без него бы не протянул, - натужно хмыкнул Арес.
Возникло молчание, страшное оттого, что они все еще стояли возле мертвого тела Габриэль. Хотелось уйти, но Арес знал, что двинется с этого места не раньше Зены. А она продолжала стоять.
Арес склонил голову.
– Она очень любила тебя… - повторил он. - И хотела, чтобы ты… была счастлива. Даже без нее.
Она молча посмотрела на него. И он не понял, как схватил ее вдруг, целуя грубо и жестко, так, как давно никого не целовал.
Перенестись на Олимп не составила труда. Подальше от этого места. Подальше от Габриэль.
Зена с рычанием ответила на поцелуй, кусая его губы, до боли, до крови. И он не стал вспоминать о том, что он, бессмертный, боли не чувствует. Сейчас она была нужна ему, потому что она хотел разделить ее с Зеной. И забрать часть себе.
Она срывала с него одежду, пока он покрывал грубыми и жесткими поцелуями ее шею, возвращаясь к ушам, кусая мочки, проводя языком по гладкой коже. Царапала его грудь, захватывая зубами соски. Ласкала пальцами член, сжимая крепко, до боли, до вырывающихся у мужчины хриплых вздохов, по которым было не понять, нравится ему или нет.
И, оставив его голым, она отстранилась, раздеваясь сама.
Не было ни предварительных ласк, ни томных стонов, ни поглаживаний, ни медленных поцелуев. Он, брошенный ею на кровать, перевернулся и просто вошел в нее, настолько сильно, насколько смог, зная точно, что она этого хочет. И задвигался, не дожидаясь ее.
Зена обхватила его спину руками, вонзая ногти в кожу. Было больно, но под этой болью жило, разрастаясь все больше и больше, тягучее медовое удовольствие, грозящее взорваться внутри всплесками сиреневого пламени, пожирающего весь остальной мир.
Арес склонился, кусая ее грудь, затягивая в рот твердый сосок. И где-то на краю разума, затуманенного пульсацией члена, он с жестоким удовлетворением подумал о том, что теперь она только его. И она его хочет.
Зена прогнула спину, обхватывая ногами бедра Ареса. Он вошел в нее снова, давая почувствовать свою силу и мощь. И замер на мгновение, когда горячие пальцы воительницы, пробежав по поверхности мокрого живота, нырнули вниз, грубо зажав мошонку.
С хриплым рыком, он кончил, по инерции продолжая двигаться в ней, проникая все глубже. И молча позволил ей отстраниться, глядя на ее голую спину, покрытую бисеринками пота. На бедрах медленно сохла влага.
Бог осторожно положил ладонь женщине на бок, кончиками пальцев чувствуя ее дыхание.
Он не видел лица Зены, и так было лучше: сейчас он не хотел смотреть на нее. Смотреть и видеть ее глаза, наполненные слезами.
Потому что плакала она вовсе не от того, что ей с ним было хорошо.
Арес крепко обнял Зену, утыкаясь носом в ложбинку между шеей и плечом.
- Прости, - едва слышно шепнул он, закрывая глаза. – Я люблю тебя.
Слов больше не было.
Это была его вина.
Это он не хотел, чтобы Зена тратила свое время на Габриэль.
Это он виноват в ее смерти.
Засыпая, он почувствовал, как Зена коснулась ладонью его волос.
А, проснувшись, понял, что остался один.

- 3 –

Недалеко от Олимпа, пустынная равнина

Он нашел ее там, возле большого разведенного костра. Зена сидела рядом с ним, с девочкой на руках, баюкала ее и негромко пела.
Не колыбельную.
Погребальную.
Стало холодно, даже около пламени, и Арес опустился на землю, рядом с королевой воинов, осторожно касаясь указательным пальцем нежной щечки девочки, которая вдруг открыла зеленые глаза и посмотрела на него. Серьезно, будто бы что-то понимала.
И потянулась к богу, улыбаясь.
Пламя продолжало дымить, улетая ввысь.
Зена смотрела на девочку, и Арес смотрел на нее вместе с ней.
Смотрел ее глазами.
Они так и не дали ей имя.
И, когда она сказала:
- Как же мы назовем тебя? – ответ прозвучал незамедлительно:
- Габриэль.
Зена с удивлением посмотрела на бога войны, но твердость выражения его глаз убедила ее в том, что он не шутит.
Губы воительница тронула легкая улыбка.
- Габриэль, - повторила она, снова склоняя голову и осторожно касаясь мягких волосиков девочки, спящей у нее на руках. – Габриэль…
Она хотела бы спросить, почему Арес вдруг так решил, но поняла, что не стоит.
Это было его последней данью ей.
Габриэль.
- Она сказала, что верит, что ты найдешь ее. В следующей жизни, - сказать это было не так уж и просто, но он должен был. Он обещал. А он – держит свое слово. Потому что он – верховный бог.
Она посмотрела на него глазами, полными слез, и, хотя в них никак не могло потухнуть пламя погребального костра, мужчина разглядел вдруг, как оно торжествующе метнулось вверх.
- Это – моя девочка, Арес, - голос на мгновение прервался, однако Зена улыбнулась сквозь слезы, и в словах послышалось торжество: – Она всегда делает глупости.
Арес склонил голову, молча торжествуя вместе с ней.
Настанет время и для него. Обязательно настанет. Иначе просто не может быть.
День клонился к закату.
Настало время перемен.
И ветер подул в другую сторону, унося с собой прошлое.
Позади было только солнце.

Спустя 25 лет

- Папа, я вернусь к заходу солнца! – тоненькая, словно тростинка, девушка, помахав на прощание рукой, легко перепрыгнула через ограду и побежала вперед по извилистой дороге, уходящей к Родеосу.
Статный темноволосый мужчина, качая головой, смотрел ей вслед.
Габриэль, дочь бога войны и смертной женщины, давно выросла, и теперь удержать ее от ночных прогулок было очень сложно.
Арес улыбнулся ей вслед.
Прошло 25 лет со дня смерти Габриэль, той Габриэль, а память о ней продолжала жить в ее дочери, которую и он, и Зена любили, как родную. Нет – даже больше, чем смогли бы любить свою. Которой у них так и не появилось, к великому сожалению бога.
Бога? Нет.
Теперь уже не бога.
Он отказался от бремени верховной власти, предпочтя ей спокойную, хотя и бессмертную жизнь на ферме, рядом со своей любимой женщиной. И Судьбы не отказали ему в этом.
Они были нужны друг другу, как никогда прежде. Хотя бы потому, что ближе у них никого не было: Афродита в расчет не шла – выйдя замуж за одного из индийских богов любви, она редко появлялась в Греции, разве что исправно прилетала на дни рождения Габриэль, как одной, так и второй.
Геракл и Ева выстроили свой дом неподалеку, и теперь они дружили семьями. Арес баловал племянников, притаскивая их с Олимпа все новые и новые штучки, рассказывал им истории о сражениях и великих воинах, хотя Геракл и не поощрял этого их совместного увлечения.
Зена большую часть времени проводила вне дома, бродя по Греции, иногда одна, иногда в компании Ареса: оседлую жизнь ей так и не удалось научиться вести.
И все они не постарели ни на один день.
Когда сильные руки обхватили его за талию, Арес шутливо попытался вырваться, однако не преуспел и довольствовался тем, что развернулся, заглядывая в самые синие глаза, что только знал этот мир.
- Я ждал тебя, - нежно сказал он, целуя Зену и чувствуя, как она отвечает на его поцелуй. – Что ты привезла мне на этот раз?
Воительница ездила в свое очередной путешествие одна и обещала вознаградить мужа чем-то особенным.
- Я виделась с Эвандером, - сияя улыбкой, сказала Зена. – Он скоро заедет, хочет что-то предложить тебе.
Это была радостная новость, и Арес вспыхнул улыбкой, снова целуя женщину.
Он никогда не насладится ею. Даже теперь, когда она полностью его.
И все же остается кое-что, чего он так и не сумел от нее добиться…
- Хоть раз, Зена, - Арес пристально смотрел на женщину. – Мы вместе столько лет, но за все это время я так и не услышал от тебя тех слов, что ты постоянно говорила Габриэль, обходя меня стороной.
Воительница тонко улыбнулась ему, продолжая молчать, и только ветер ласково касался волос бессмертного человека.
Арес не стал долго ждать. Настроение было испорчено, и резко развернувшись, он пошел прочь. Губы его кривились, не то от сдерживаемых слез, не то – от ругательств.
Она никогда не хотела его так, как хотела эту… Ну вот, он даже не может придумать, как похуже ее назвать!
Камень, случайно попавшийся под ноги, полетел прочь со скоростью Гермеса, когда тому приспичит в туалет.
Он станет находить ее в каждой новой жизни, Судьбы обещали это ему. Но обещали они ему так же и то, что ни он, ни она не будут помнить друг друга, отыскивая себя вновь и вновь.
Но, хоть он уже не бог, однако он бессмертен. Ему хватит вечности, чтобы услышать то, чего он так добивается.
Ему хватит ее, он уверен в этом.
Ведь ожидание…
А обернулся бог только тогда, когда тревожащийся ветер кинул ему в лицо те слова, что раздались сзади:
- Я люблю тебя!
И вечность ему больше не была нужна.


Хель Дата: Вторник, 2009-01-27, 2:16 AM | Сообщение # 533
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Эпилог


988 год, Русь

Он облегченно вздохнул, когда все это закончилось.
Крещение можно было признать состоявшимся, и никто, совсем никто не умер, как предрекали то бояре.
Он подал руку своей супруге и улыбнулся, глядя на нежное лицо, обрамленное светлыми волосами.
Но оставалась еще одна проблема с язычниками.
И глаза у этой проблемы были синие, как утреннее небо, освещаемое жарким солнцем.

1095 год, Восточная Франция

Он был воином и уходил сражаться, зная, что не вернется. И все, что он хотел получить на прощание – три заветных слова, которые так легко произнести.
- Скажи это, Мари, - молил он, обнимая вновь и вновь свою молодую жену. – Я не прошу ничего больше, ты видишь, мои солдаты уходят из города, и я должен последовать за ними. Скажи же мне, что любишь меня, Мари!!
Синие глаза, впитавшие в это утро весь дым будущих сражений, с тоской смотрели на него.
- Я буду ждать тебя… Возвращайся домой…

1399 год, Западная Германия

На окраине города могильщиков уже не было: все они перебрались ближе к центру, где за вывоз трупов платили гораздо большие деньги. Здесь же каждый был предоставлен самому себе. Умрешь – повезло, не умрешь – спорный вопрос, счастливчик ли ты.
Она сидела на коленях, упрямо и неотрывно гладя застывшее лицо мужчины. Глаза его были открыты, и она никак не могла собраться с духом и закрыть их. Пусть смотрит. Пусть помнит.
Лицо его было суровым и, казалось, тлетворный дух смерти так и не успел коснуться его в полной мере, забрав лишь часть. Все остальное пока еще принадлежало ей.
Она так и не сказала ему. Тянула до последнего, надеясь, что он сможет встать, и они снова пойдут по цветущему лугу.
Она подняла голову, окидывая пустым взглядом дымящиеся останки города.
Чума…


1492 год, берег Новой Земли

- Земля! – восторженно закричал он, первым выскакивая из шлюпки и бросаясь к золотому берегу. Где-то позади неспешно приближалась к берегу вторая шлюпка, везущая Христофора.
Здесь было чудесно. Все так, как они и ожидали. Совершенно пустынное место с удивительными деревьями, животными и, как они надеялись, совершенно удивительными сокровищами. Только вот…
Он прищурился, а потом схватился за нож, когда прямо из зарослей к нему вышли несколько десятков людей.
Странные, с красным оттенком сильно загорелой кожи, с необычными головными уборами из перьев, они внушали необъяснимое почтение.
Он опустил оружие, глядя на женщину, что вела их. Высокая, стройная, с кожей немногим более светлой, нежели у окружавших ее мужчин.
И он улыбнулся, чувствуя, как к нему возвращается любовь.


1560 год, Англия

Быть королевой – утомительно.
Быть английской королевой – еще более утомительно.
Быть английской королевой-девственницей… Не приведи никому, Господи!
Она откинулась назад, томно и лениво обмахиваясь тяжелым веером.
Было жарко, в помещении летали мухи, которые хоть и отгонялись старательными слугами, но все равно немало досаждали. Вяло текущий ужин поддерживался не менее вялыми разговорами, до которых никому, в общем-то, не было дела.
Она повернула голову, пристально глядя на Роберта*.
Вот мужчина, ради которого она многим может поступиться.
Он разговаривал с ее фрейлиной. Одной из фрейлин. Блондинистая, с кошачьими зелеными глазами, которые многих при дворе сводили с ума.
Многих. Но только не его. Она знала точно.
И, будто услышав ее мысли, он оторвался от разговора и скользнул взглядом по ее декольте.
Нахально. Вызывающе.
Но ей это всегда нравилось
Он приподнял бокал с вином, приветствуя ее.
Она улыбнулась в ответ.

_________________________________________
* Роберт Лестер – фаворит Елизаветы Английской

1623 год, Франция

- Ты ведьма! – с восхищением сказал он ей. Она в ответ плюнула ему в лицо.
- Ненавижу тебя!!
Он властно притянул ее к себе, собираясь спасти от всех костров, что горели еще на их пути.
- А я тебя люблю!

1943 год, Дахау, Германия

Он со скучающим выражением лица смотрел на очередь, медленно продвигавшуюся вперед.
Криков не было: слишком толстые каменные стены глушили все, что было надо. Оно и к лучшему: наверняка, к вечеру у него разболелась бы голова от постоянных воплей.
Мысли перекинулись к Грете. Пшеничные волосы, зеленые глаза, хорошая фигура, покладистый нрав – истинная арийка, созданная для арийца. Она терпеливо ждала его дома. Если только можно было назвать домом это место.
Поудобнее перекинув автомат, он перевел взгляд налево и замер, неожиданно наткнувшись на самые синие глаза из тех, что он когда-либо видел.
Женщина, смотревшая на него без ненависти и слез, была красива. Высокая, стройная, разительно отличающаяся от всех остальных, она молча шла по направлению к газовой камере, и потрепанная ветхая рубашка едва прикрывала ее стройные загорелые ноги.
Он почувствовал, как в брюках поднимается его маленький Ганс. Это было нормально: он еще не научился не реагировать на то количество обнаженных женских тел, которые мелькали перед его глазами, ведь некоторые из них были все еще достаточно хороши. И неважно, что они умрут. Так даже лучше: они уже никому не расскажут, что делали с ними немецкие солдаты, изголодавшиеся по женской ласке.
Ему повезло больше. Стоя сейчас, у всех на виду, с набухающим комом в штанах, он думал о том, что вечером Грете не поздоровится. Он овладеет ею так, как хочет овладеть этой равнодушной к собственной участи женщиной. Он не будет слушать ее стонов и визгов, он…
Очередь двинулась, и женщина пропала из виду.
Он вздохнул, снова поправляя автомат и переминаясь с ноги на ногу.
Это становится все сложнее. Век от века.
Но он хочет услышать их. Эти слова.
От нее.
И он услышит.

2001 год, Вашингтон

Ее возлюбленный, с которым они были вместе вот уже пять лет, грек по национальности, возил ее как-то на свою родину. Оставшись под впечатлением от теплого моря, красивых греческих женщин и вкусной еды, Моника была бы не прочь побывать там снова. Но не сейчас, когда начальство ждало от нее отчета по поводу пребывания их здесь, в центре страны.
Александр обнял ее, и она притворно строго отпихнула его от себя.
- Мы ведь не одни! – она глазами показала на стеклянную дверь, за которой сновали быстрые тени агентов. Но никто не стал ее слушать, и она, улыбаясь, отдалась предложенному поцелую так, словно он был их последним.
- Я люблю тебя, - шепнула она ему, разрывая поцелуй, и услышала лишь, как он прерывисто выдохнул, прижимаясь к ней щекой.
- Наконец-то, - шепот его был едва слышен, а тело дрожало, словно он собирался заплакать.
- Наконец-то что? – спросила она, поглаживая его волосы, темные и короткие.
- Наконец-то я знаю точно, что это правда, - по-прежнему приглушенно отозвался он, не разрывая объятий.
Моника улыбнулась, тоже прижимаясь к нему. Сегодня она чувствовала, что и правда любит его. Так, как не любила никого никогда прежде. Ей было хорошо с ним, и они могли бы прожить вместе всю жизнь.
Пока смерть не разлучит их… Но кто позволит ей сделать это?
Александр оторвался от нее, и его непривычно серьезный взгляд заставил Монику заволноваться. Не хочет ли он сделать ей предложение прямо сейчас? Она не готова ответить ему!
- Поклянись, что мы всегда будем вместе, - он не просил, он практически требовал. Но требование это совпадало с тем, как планировала свою жизнь дальше женщина, поэтому она снова улыбнулась и погладила любимого по щеке.
- Я клянусь. Клянусь, что никакой мужчина не разлучит нас, - Моника лукаво улыбнулась и хотела добавить, что по поводу женщин клясться уже придется ему, но не успела.
В глазах Александра мелькнула едва уловимая досада, когда двери кабинета, в котором они сидели, распахнулись, и внутрь вошли двое: высокий мужчина в слегка мешковатом костюме и маленькая женщина с яркими рыжими волосами. Эти волосы приковали все внимание Моники, и она, признаться честно, даже не запомнила, как представились им эти двое и о чем они говорили.
Было странно отчего-то видеть эту женщину, здесь и сейчас. Что-то пыталось всплыть в памяти, что-то особенное, не относящееся к данной ситуации.
Разговор закончился быстрее, чем все ожидали, и Моника задержала взгляд на уходящих агентах. Ей бы не хотелось в том сознаваться, но от женщины при прощальном пожатии рук повеяло вдруг до странности знакомым теплом. Что-то такое родное, близкое, от чего совсем не хотелось отказываться в ближайшее время.
Да и эти глаза… Почему они вдруг напомнили ей кого-то, кого – и она была готова поклясться в том – она никогда не встречала?
Александр тронул ее за плечи, и его большая ладонь вернула ее к реальности.
- Ты в порядке? – голос его был полон участия и любви.
Агент Рейс кивнула, вдруг вспомнив имя, которое ей только что назвали. А потом кивнула вновь, продолжая следить взглядом за уходящей Даной Скалли.
А губы шевельнулись, произнося совершенно другое, гораздо более заветное, имя:
- Габриэль…


TaNet Дата: Вторник, 2009-01-27, 2:33 AM | Сообщение # 534
* любимый саббер админа *
Я: саббер
Сообщений: 2146
Статус: отсутствует
все правильно. молодец /сжимает волю в кулак, пытаясь попасть пальцами на нужные буквы/

все правильно.

кто-то из них должен был уйти.

кто любил сильней.. /так хочется в это верить/.

p.s. эпилог не помог (( ... - больно.
но, все правильно.


То, что Ты не саббер - это не твоя заслуга, а наша с Нетуз недоработка!!!



Сообщение отредактировал TaNet - Вторник, 2009-01-27, 2:38 AM
Maria Дата: Вторник, 2009-01-27, 5:00 AM | Сообщение # 535
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: соулмейт
Сообщений: 410
Статус: отсутствует
:o Не могу в это поверить.... это он? END? Ну вот... мне прям не угодить, ждала, ждала... и все. Если честно, спрашивая вчера про завершение, я не ожидала получить его ТАК быстро... Будь осторожен в том, что просишь -всегда есть шанс это получить (с)

Что-то я мельком про Секретные материалы увидела... Щас как буду читать ))) 0:)
___________________________________________________________________________________

Quote (winter)
поэтому каждый для себя решит сам, что именно он увидел в слове "конец". Надеюсь, не только пошлый смысл

не только.
Quote (winter)
слезы текли по искаженному болью лицу королевы воинов

по моему лицу они тоже текли ((((

Ну вот и все. Действительно END и не для всех happy. Для меня - слишком грустно. Ну очень интересное развитие событий. Хотя, в этом сомнений и не было, как всегда - бесподобно! :* Спасибо!

Quote (TaNet)
p.s. эпилог не помог (( ... - больно.

Больно. Зато встречи всегда впереди... это дает надежду и поднимает настроение! 0:)

ЗЫ Winter, я уже жду новый роман (он же уже в процессе, да???)


You're my world, you're every breath I take
You're my world, you're every move I make... ©


Сообщение отредактировал Maria - Вторник, 2009-01-27, 5:46 AM
lia Дата: Вторник, 2009-01-27, 7:18 AM | Сообщение # 536
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: Зенайт
Сообщений: 405
Статус: отсутствует
Quote (winter)
Они долго говорили с Зеной о том, что случилось между ними в ту ночь. Говорили, говорили, говорили, пока Зене не надоело, и она не заткнула рот Габриэль поцелуем.

прикольный способ заткнуть... lol
Quote (winter)
черный бог что-то задумал. И Геката намеревалась помешать ему.

Ну хоть кто-то думает о Дахоке постоянно... B)
Quote (winter)
И он так и не понял, как очутился рядом с Зеной, продолжающей укачивать на руках мертвую Габриэль.

Quote (winter)
Она не плакала.

я щас заплачу...
Quote (winter)
И поразился той щемящей сердце и душу тоске, что прочитал во взгляде Зены

все...добила...плачу...

ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ РАССКАЗ!!!
Вин ты как всегда потрясающе все описываешь!!!
Жалко Габриель...но так, как мне кажется, все же лучше!!!

Что сказать насчет ЭПИЛОГов, то..несколько банально, НО именно это и заставляет меня иногда читать убер истории ))))

А в целом БОЛЬШОЕ СПАСИБО!!! bravo
и :*


Я есмъ!
Хель Дата: Вторник, 2009-01-27, 2:05 PM | Сообщение # 537
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Quote (TaNet)
кто-то из них должен был уйти.

Ты все правильно поняла))
Quote (TaNet)
кто любил сильней..

Я бы не сказала, что кто-то из них любит сильнее)) оба - по-своему.
Quote (Maria)
Для меня - слишком грустно.

Ну, что поделать... видно, ты ближе к сабберам в данный момент))
Quote (Maria)
Зато встречи всегда впереди... это дает надежду и поднимает настроение!

Вот это разумный подход :D
Quote (Maria)
уже жду новый роман (он же уже в процессе, да???)

В процессе, в процессе :) правда, он опять же не слишком вписывается в рамки шиптекста :?
Quote (lia)
прикольный способ заткнуть...

Зена знает, как довести девушку до истерики и как заставить ее замолчать :D
Quote (lia)
Ну хоть кто-то думает о Дахоке постоянно...

Я думаю, Габ тоже все время думала, но я устала записывать это за музой :D
Quote (lia)
Жалко Габриель...но так, как мне кажется, все же лучше!!!

Это был единственный правдоподобный выход.
Quote (lia)
насчет ЭПИЛОГов, то..несколько банально

Истории всегда заканчиваются банально :) либо расставанием/смертью, либо хеппи-эндом :) Я не исключение :D

Спасибо! :)


Лилит Дата: Вторник, 2009-01-27, 7:07 PM | Сообщение # 538
Истинный зенайт:)
Я: шиппер
Сообщений: 1884
Статус: отсутствует
Ну что ж B) , все справедливо: Аресу - земную любовь и жизнь, Габриель - душу и вечную память. Финал подкрался незаметно... Только эпизоды будущих жизней больно грустные. :(


Жизнь надо прожить так, что бы больше не хотелось.
Netuz Дата: Вторник, 2009-01-27, 7:28 PM | Сообщение # 539
Аве Мне
Я: саббер
Сообщений: 4016
Статус: отсутствует
блин

Манией величия я не страдаю - я ей наслаждаюсь
Maria Дата: Вторник, 2009-01-27, 7:54 PM | Сообщение # 540
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: соулмейт
Сообщений: 410
Статус: отсутствует
Quote (Netuz)
блин

Краткость - сестра таланта!
Quote (winter)
он опять же не слишком вписывается в рамки шиптекста

*с хитрым лицом потирает руки* ничего, это мы переживем )))


You're my world, you're every breath I take
You're my world, you're every move I make... ©


Сообщение отредактировал Maria - Вторник, 2009-01-27, 7:58 PM
Хель Дата: Вторник, 2009-01-27, 8:02 PM | Сообщение # 541
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Quote (Lilit)
Только эпизоды будущих жизней больно грустные.

Почему грустные?))
Quote (Netuz)
блин

Многолословно))
Quote (Maria)
*с хитрым лицом потирает руки* ничего, это мы переживем )))

Ммм... я не имела в виду, что там будет сабтекст)) я имела в виду, что это будет предыстория мира РиД)) с новыми персонажами.


Maria Дата: Вторник, 2009-01-27, 8:15 PM | Сообщение # 542
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: соулмейт
Сообщений: 410
Статус: отсутствует
Quote (winter)
я не имела в виду, что там будет сабтекст))

Лилс бы этого не пережила)))
Quote (winter)
предыстория мира РиД)) с новыми персонажами.

это я помню... а их (РиД) совсем, совсем не будет? даже в конце???


You're my world, you're every breath I take
You're my world, you're every move I make... ©
Хель Дата: Вторник, 2009-01-27, 8:19 PM | Сообщение # 543
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Quote (Maria)
Лилс бы этого не пережила)))

Ну... она же пережила сабтекст в РиД 0:)
Quote (Maria)
а их (РиД) совсем, совсем не будет? даже в конце???

Совсем-совсем)) это же не про них история))


Lils Дата: Среда, 2009-01-28, 1:25 AM | Сообщение # 544
Истинный зенайт:)
Я: Администратор
Сообщений: 5139
Статус: отсутствует
Quote
я имела в виду, что это будет предыстория мира РиД))

Оооо еееессссс!!!! Наконец-то, рыжей бестии не поздоровится!! Давно мечтаю, чтобы ей кто-нибудь тумаков надавал, и Рэйн - лучшая кандидатура, а Фангорн может руководить процессом

Quote (Maria)
Лилс бы этого не пережила)))

Я уж как десятый год переживаю этот сабтекст, скорее он сдохнет, нежели я

Так, по фику - моя взламывающая машина E-Lils3000 работает! Нда, Вин, драма - твой конёк. Действительно, на этот раз всё кажется правильным. Габриель впустила в этот мир Дахока, она должна была заплатить за это. Зло не может прийти и уйти бесследно, оно должно забрать чью-то жизнь.
Только я часть про Дану Скалли не поняла, это ты прикололась? :) И 43ий год...газовая камера бууу я думала он её спасать бросится, а он за...Гансом своим наблюдал, до сих пор передергивает

И на счет трёх слов...он что все жизни помнил?


Принимаю решения, после которых тараканы в голове аплодируют стоя.
Хель Дата: Среда, 2009-01-28, 1:31 AM | Сообщение # 545
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Quote (Lils)
Оооо еееессссс!!!!

Ааааа, ЛИЛС, не радуйся раньше времени)) предыстория мира. Не РиД)) за них я примусь позже, в цикле про Царицу Проклятых и Пресветлую Тварь, но тсссс опять же - я тебе ничего не говорила 0:)
Quote (Lils)
Габриель впустила в этот мир Дахока, она должна была заплатить за это. Зло не может прийти и уйти бесследно, оно должно забрать чью-то жизнь.

Я рада, что ты поняла это именно так :) к слову - такова и была задумка: уйти с честью, искупив грех. По сути, Габриэль снова последовала путем Зены, так же, как ступила на него в конце ФИНа.
Quote (Lils)
Только я часть про Дану Скалли не поняла, Вин, это ты прикололась?

Это не скажу, это каждый понимает так, как ему хочется)) по сути, эпилоги можно вовсе не считать частью истории - они отдельно шли.
Quote (Lils)
я думала он её спасать бросится, а он за...Гансом своим наблюдал, до сих пор передергивает

Это правда жизни :D
Quote
И на счет трёх слов...он что все жизни помнил?

Хых, а я думала, заметит ли кто-нибудь, спросит ли :D А ты как сама думаешь?))


Lils Дата: Среда, 2009-01-28, 3:22 AM | Сообщение # 546
Истинный зенайт:)
Я: Администратор
Сообщений: 5139
Статус: отсутствует
Quote (winter)
А ты как сама думаешь?))

Я надеюсь, что нет, ибо история с Гансом меня расстраивает. И в остальных жизнях супруга у него какая-то белобрысая! Но "
Quote (winter)
- Наконец-то, - шепот его был едва слышен, а тело дрожало, словно он собирался заплакать.
выгляди так, будто он этих слов не оду жизнь ждал)))
Quote (winter)
Быть английской королевой-девственницей… Не приведи никому, Господи!

Не верю На Зену это непохоже :D
Quote (winter)
Ааааа, ЛИЛС, не радуйся раньше времени)) предыстория мира. Не РиД)) за них я примусь позже, в цикле про Царицу Проклятых и Пресветлую Тварь, но тсссс опять же - я тебе ничего не говорила 0:)

Чо-то я не поняла... то ты говоришь
Quote (winter)
предыстория мира РиД
, то
Quote (winter)
Не РиД
, ты уж определись))
Quote (winter)
Это не скажу, это каждый понимает так, как ему хочется))

Гыыыыы "Секретные материалы" - продолжение их истории lol Скажи тогда, как ты это понимаешь лично я поняла, что под конец аффтар немного выпил, до этого ведь только курил


Принимаю решения, после которых тараканы в голове аплодируют стоя.
Хель Дата: Среда, 2009-01-28, 3:37 AM | Сообщение # 547
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Quote (Lils)
Чо-то я не поняла... то ты говоришь

Quote (Lils)
ты уж определись))

Да нечего тут определяться)) Рэйн и Даниэль - это ведь не целый мир. Это два его представителя. Соответственно история будет не про них, но про их мир. До их появления.
Quote (Lils)
Скажи тогда, как ты это понимаешь

Когда-то я делала клип, на Файлы и Зену. Вот так и понимаю))


Maria Дата: Среда, 2009-01-28, 4:40 AM | Сообщение # 548
Зенайт с многолетней выдержкой
Я: соулмейт
Сообщений: 410
Статус: отсутствует
Quote (winter)
Не РиД)) за них я примусь позже, в цикле про Царицу Проклятых и Пресветлую Тварь, но тсссс опять же - я тебе ничего не говорила

:o :o Нет, ну вообще...! Только я ОКОНЧАТЕЛЬНО потеряла надежду ))) Тут снова.... вот тебе на))) Ну ничё уже не понимаю. А по-подробнее мона? А цикл - это значит много? Пресветлая Тварь... хммм... ну да... А может сначала про них, а потом предысторию, нет? А позже - это когда? Столько сразу вопросов... 0:)


You're my world, you're every breath I take
You're my world, you're every move I make... ©


Сообщение отредактировал Maria - Среда, 2009-01-28, 4:43 AM
TaNet Дата: Среда, 2009-01-28, 10:57 AM | Сообщение # 549
* любимый саббер админа *
Я: саббер
Сообщений: 2146
Статус: отсутствует
Quote (Lils)
Так, по фику - моя взламывающая машина E-Lils3000 работает!

Quote (Lils)
Оооо еееессссс!!!! Наконец-то, рыжей бестии не поздоровится!! Давно мечтаю, чтобы ей кто-нибудь тумаков надавал, и Рэйн - лучшая кандидатура, а Фангорн может руководить процессом

так! она и до них уже добралась! /снимает тапочек, прицеливается/...

... ИЗЫДИ!!! ))))

Quote (winter)
Не РиД)) за них я примусь позже, в цикле про Царицу Проклятых и Пресветлую Тварь,

я правильно понимаю? надеется все же можно?


То, что Ты не саббер - это не твоя заслуга, а наша с Нетуз недоработка!!!

Хель Дата: Среда, 2009-01-28, 2:43 PM | Сообщение # 550
Невеста Роз
Я: битекстер
Сообщений: 4130
Статус: отсутствует
Quote (Maria)
1. А по-подробнее мона?
2. А цикл - это значит много?
3. А может сначала про них, а потом предысторию, нет?
4. А позже - это когда?
5. Столько сразу вопросов...

1. Нельзя))
2. Это может быть пар-тройка небольших рассказов, я пока не решила.
3. Нет.
4. В конце года.
5. О даааа))
Quote (TaNet)
надеется все же можно?

Смотря на что ты собираешься надеяться))


:: Зена - Королева Воинов :: ~ ShipText ~ XenaWP.ru » ТВОРЧЕСТВО » Библиотека » Хозяйка морей ((то, что давно обещала))))
Поиск:



Copyright MyCorp © 2006 Сайт управляется системой uCoz

Copyright © 2006-2019 www.xenawp.ru
Копирование и распространение материалов с форума возможно только с согласия автора и администрации форума, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.


Ðåéòèíã@Mail.ru ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ